пятница, 25 января 2019 г.

ПРОСТРАНСТВО, НАПОЛНЕННОЕ ЛЮБОВЬЮ И МУДРОСТЬЮ


ЛИДЕРЫ ОБРАЗОВАНИЯ


На ее судьбу выпало немало трудностей и испытаний. Так бывает у людей, обладающих цельной натурой и настоящим характером, не готовых поступаться собственными принципами и напрочь отвергающих любое приспособленчество. Жизнь раз за разом словно пытает их на прочность, чтобы потом сполна одарить подлинным счастьем. И не удивительно, что такое счастье не дается просто так. Его надо заслужить твердым стремлением жить по канонам совести, не поддаваясь никаким соблазнам и подчинив каждый день своего существования служению высоким идеалам…

ЛЮБОВЬ Мимацевна Налгиева давно снискала себе уважение и любовь окружающих. Ее глубокая порядочность, щедрость души, доброта, неравнодушие и искренность всегда привлекали к себе людей. В полной мере все грани ее удивительного характера раскрылись на педагогической ниве. Благородному учительскому труду она посвятила не один десяток лет, прививая многим поколениям своих учеников правильные представления о том, каким должен быть настоящий человек.



О чем мечталось маленькой Любе Гагиевой в далеком Казахстане, где она появилась на свет и сделала свои первые шаги? Наверное, сегодня это не так уж и важно. Мысленно возвращаясь в свое детство, Любовь Мимацевна вспоминает лишь о теплой атмосфере домашнего очага, о родительском подвиге, благодаря которому она не чувствовала себя в чем-то обделенной, о доброте казахского народа, разделившего с ингушами страшную боль, причиненную сталинщиной.
Прежде чем семья Гагиевых сумела, наконец, вернуться на Кавказ, Люба успела окончить семилетку в поселке Таволжан, что в Павлодарской области. Памятная встреча с родиной произошла у нее в 1959 году. Открывая для себя родные места, о которых она знала по рассказам отца, девочка жадно впитывала новые впечатления. У родителей забот хватало - семья постепенно обустраивалась в селе Верхние Ачалуки, - и Люба стала для мамы незаменимой помощницей по дому. Хорошо успевала она и в школе, учась уже в восьмом классе.
Вскоре Любе Гагиевой предстояло покинуть родительский дом. Видя стремление дочери к знаниям и огромное желание учиться, родители устроили ее в Урус-Мартановскую школу-интернат для горянок. В таких учебных заведениях бывшей Чечено-Ингушетии девочки имели редкую по тем временам возможность не только получить среднее образование, но и обрести навыки будущей профессии. Воспитанницы Урус-Мартановской школы горянок готовились стать учителями начальных классов.
Три года учебы в школе горянок пролетели незаметно, а на выпускные экзамены, которые предстояло выдержать Любе и ее одноклассницам, приехал преподаватель Грозненского педагогического института. Перед ним стояла задача присмотреться к выпускницам и отобрать из их числа самых перспективных и подающих большие надежды. Среди тех, на кого пал взор опытного наставника, не могла не оказаться Люба Гагиева. Ее педагогический талант и целеустремленность уже тогда давали знать о себе.
В 1964 году, вернувшись в свою Верхне-Ачалукскую среднюю школу №17 в качестве учителя начальных классов, Люба уже была зачислена на первый курс пединститута. Так, совмещая работу и учебу, она начала писать первые строчки своей педагогической поэмы.
Молодой педагог, увлеченный делом, свою состоятельность она доказывала, невзирая на все трудности. Дети сразу полюбили ее. Быстро рос авторитет Любовь Мимацевны и в учительском сообществе Малгобекского района. Ни для кого не стало неожиданностью, когда в 1968 году ей предложили перейти на работу в Малгобекский городской комитет партии.

ОСВАИВАЯСЬ в новой должности, Любовь Мимацевна, конечно, понимала, что одно дело – вести школьные уроки в классе, и совсем другое – отвечать за состояние всей школьной сферы района. Как не велика ответственность в первом случае, во втором она неизмеримо выше. Но именно ответственности она никогда и не боялась, рано научившись отвечать за свои поступки и быть требовательной к себе.
Оценив неисчерпаемый потенциал Любовь Мимацевны, партийные органы в 1971 году направили ее на учебу в Ростовскую высшую партийную школу. Учиться там представителям народов, репрессированных сталинщиной, было в ту пору не так просто. В особенности таким принципиальным, как героиня моего материала. Всегда находились те, кто мог бросить в лицо надуманные тоталитаризмом обвинения в адрес твоего народа. Резко ставить таких «правдорубов» на место - означало рисковать получить обвинения уже в свой личный адрес. Но Любовь Гагиева в таких случаях молчать не умела.
В Ростове Любовь Мимацевна познакомилась со своим будущим супругом. Осман Ахмедович Налгиев в те годы тоже учился здесь. Он был студентом экономического факультета Ростовского института народного хозяйства, который и до сей поры остается одним из самых престижных вузов Юга России. Молодую пару сблизили общность взглядов, одинаковое отношение к окружающему миру, целеустремленность и желание добиться чего-то в жизни. Осман Налгиев оказался заботливым семьянином. Конечно, на плечи этого парня легли новые нелегкие обязанности, но он был готов к ответственности и, как показали все последующие годы, обладание настоящими мужскими качествами смолоду – ценное обретение, позволяющее смело и решительно идти своим путем.       
С окончанием учебы закончилось и пребывание этой молодой семьи в Ростове. Но Налгиевы не сразу вернулись в Ингушетию. В 1975 году они отправились в Казахстан. К тому времени у них уже подрастала дочурка Фатима, а впереди было много больших планов и надежд. В казахстане Любовь Мимацевна сначала работала в орготделе Краснознаменского, а затем и Вишневского райкома партии. Удачно сложились дела и у ее супруга. Казалось бы, чего еще ждать от жизни? Но тяга к родным местам однажды все-таки взяла верх. Решив вернуться на благословенную землю Кавказа, в 1980 году Налгиевы поселились в Малгобеке, чтобы уже больше никогда не покидать его.

В ГОРОДЕ нефтяников людей всегда ценили по труду, поэтому приняли их здесь как родных. Осман Ахмедович быстро нашел себе дело по душе, а Любовь Мимацевна вновь продолжила работу в горкоме партии, возглавив теперь кабинет политпросвещения. Позже ей довелось поработать и в редакции районной газеты, где она была назначена заместителем редактора.
Дом Налгиевых полон света и тепла. Осман Ахмедович и Любовь Мимацевна вырастили и воспитали шестерых детей. После их старшей дочери на свет появились Мурат, Дина, Гуля, Лейла и самый младший Хасан. Сегодня они уже взрослые, и почти все обзавелись своими семьями. Родители каждому дали хорошее образование, позволившее им найти свое место в жизни. Фатима, Лейла и Гуля, к примеру, решили пойти по маминым стопам и успешно трудятся на ниве образования и воспитания.
У Османа Ахмедовича и Любовь Мимацевны 14 внуков. Кто-то из них уже добился первых жизненных успехов, а кто-то родился совсем недавно. И нет большего счастья для бабушки и дедушки, когда по праздникам они все собираются в их доме. В такие дни из Благовещенска и Ростова приезжают со своими семьями Мурат и Хасан, едут в родительский дом со своими детьми дочери, и жизнь наполняется яркими красками настоящего человеческого счастья. В теплой семейной обстановке идут нескончаемые душевные разговоры, звучат признания в любви и радостный детский смех.
С 1993 года Любовь Мимацевна Налгиева работает в средней общеобразовательной школе №3 города Малгобека, одном из ведущих образовательных учреждений республики. До недавнего времени была она завучем начальных классов и преподавала историю старшеклассникам. Долгие годы служения профессии принесли ей известность, почет и уважение. Л.М. Налгиева награждена медалями «За трудовую доблесть» и «За трудовое отличие», а также по достоинству носит высокое звание почетного работника общего образования России.
Было время, когда Любовь Мимацевна подумывала уже и об уходе из школы, но, представив себя на покое, она поняла, что не сможет без любимой работы. Ведь с таким нетерпением ждет она каждый раз завершения каникул, чтобы поскорее вернуться в класс, к своим любимым детям. Школа не никак отпускает ее душу и доброе сердце, в котором живет большое светлое чувство.

В ПЕДАГОГИКЕ нелегко достичь совершенства. И для кого-то, возможно, и послужит слабым утешением фраза из старого советского кинофильма «Доживем до понедельника»: «Сеешь разумное, доброе, вечное, а вырастает белена и чертополох». Превращать доброе семя в сильные, крепкие ростки, действительно, удается не всем. Многому тут дают объяснение толстовские слова: «Если учитель имеет только любовь к делу, он будет хороший учитель. Если учитель имеет только любовь к ученику, как отец, мать, - он будет лучше того учителя, который прочел все книги, но не имеет любви ни к делу, ни к ученикам. Если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам, он - совершенный учитель».
- Без любви к детям работать в школе невозможно! - говорит Л.М. Налгиева. – В таком случае проще пойти торговать на рынок, чем каждый день обрекать себя на душевные муки, переступая порог класса. Не надо мучать ни себя, ни других. Учителю доверено будущее, а потому каждый из нас должен думать лишь о том, как помочь своему ученику стать лучше.
Взяв не так давно под свою опеку один из начальных классов, Любовь Мимацевна не только учила своих деток хорошо читать и писать, но и исподволь прививала им чувство собственного достоинства, внимательное и уважительное отношение друг к другу.
В ее классе три десятка мальчишек и девчонок разных национальностей, есть ребята из малообеспеченных и неполных семей, дети погибших при исполнении своего профессионального долга сотрудников правоохранительных органов. На классных часах, которые Л.М. Налгиева проводит со своими маленькими воспитанниками, часто звучат слова о дружбе и взаимоуважении, о мужестве и долге, об отзывчивости и доброте, которые всегда идут по свету рука об руку и делают окружающий мир лучше и светлее. У меня была возможность немного пообщаться с этими детьми, пока я дожидался окончания родительского собрания, но большей частью во время моего визита в Малгобекскую СОШ №3 я просто наблюдал за ними со стороны. Меня поразил их интерес друг к другу и какое-то незримое единение.
Познакомился я с мальчиком-таджиком из семьи беженцев, нашедшей пристанище в Малгобеке. Он оказался победителем недавней районной олимпиады по русскому языку. Его друг-ингуш поделился со мной не только своими школьными успехами, но и тем как продвигаются у него домашние занятия арабским языком. Мальчишка-чеченец с удовольствием демонстрировал альбом со своими художествами, а девочка-кабардинка показывала домашние поделки из цветной бумаги и материи. У каждого ребенка оказались свои таланты и пристрастия, в которых они полностью раскрываются. Хорошим подспорьем тут, безусловно, служит образовательное пространство, которое для этих детей до краев заполнено мудростью, одухотворенностью, любовью и добротой их наставницы.

Ахмет ГАЗДИЕВ

На снимке: почетный работник общего образования России Л.М. Налгиева

Фото автора

ВОСПЕВАЮЩИЙ РОДИНУ НАРТОВ


МИР УВЛЕЧЕНИЙ


На протяжении многих столетий резчики по дереву достигали совершенства в своем искусстве. К сожалению, до нашего времени дошли далеко не все шедевры их таланта. Пережили века только следы резцов, оставленные на камне, а дерево в неспокойной истории цивилизации оказалось самым недолговечным свидетелем. Оно безвозвратно обращалось в прах, горело в пожарищах, оставляя после себя лишь горсть остывшего пепла…
Но все-таки, даже погибая, дерево снова и снова возвращалось. Генетическая память человечества находила ему новые формы - в простой кухонной утвари, в предметах быта, в непревзойденных по красоте образцах подлинного искусства.

К ДЕРЕВУ и поныне обращают свои взоры настоящие мастера. В работах наших современников, сегодняшних резчиков по дереву, читается и вековой опыт их предшественников, и страстное желание поведать окружающим свою собственную историю, свои эмоции и впечатления, заключенные в изящных линиях, написанных резцами, и в упорстве вдохновенного труда постепенно выступающих из-под деревянной стружки.
Заслуженный деятель искусств Республики Ингушетия Адам Ахмедович Падиев впервые обратился к резьбе по дереву почти три десятка лет назад. Но тягу к творчеству он почувствовал в себе еще в раннем детстве. Мальчишка часто уносил с кухни, где хлопотала его мама, кусочек теста, чтобы затем увлеченно лепить из него что-то подсказанное ему воображением и фантазией.
О той далекой поре сегодня признанный мастер художественной обработки дерева вспоминает с теплой улыбкой:
- Я специально резьбе по дереву не учился. Но еще в детстве, во время высылки, открыл для себя возможности лепки. Свои первые фигурки, чаще всего это были люди и лошади, я лепил из теста, а потом сушил их на печке. Это была двойная радость - возможность лепить игрушки, а потом и играть с ними...
Занявшись резьбой по дереву уже в зрелом возрасте, Адам Ахмедович и сегодня относится к своему увлечению как к хобби. Возможно, это и дает ему такую свободу в творчестве, дарит то вдохновение, которое наполняет светом души каждую работу, вышедшую из-под его резца.
Впервые я познакомился с Адамом Падиевым в стенах нашей редакции, когда он пришел показать нам свои последние работы, а недавно мне вновь довелось почувствовать душевную щедрость мастера и насладиться изящными линиями, рожденными его, безусловно, талантливой натурой. Такую возможность мне подарила выставка его работ, открывшаяся накануне нового года в Ингушском государственном музее краеведения им. Т.Х. Мальсагова.

- Дерево во всех его проявлениях околдовывало Адама Падиева всегда, - говорит заместитель директора музея Заретхан Плиева. - Он не мог без замирания сердца смотреть на стройные стволы сосен, а текстуры дуба и груши будоражили его воображение. Невозможно поверить своим глазам: вещи, которые создает мастер, сделаны из куска дерева. Того самого, мимо которого любой другой пройдет, не дрогнув... А вот Адам Ахмедович способен чувствовать его тепло и мощь, дать ему вторую жизнь в новой форме.
Работы, выполненные Адамом Падиевым, удивительно реалистичны и выразительны. В нашем музее они выставляются уже не впервые, но каждый раз вызывают неподдельный интерес и восторг зрителей. Мастер творит для себя и для окружающих. Одних только башен, рожденных руками Падиева, -  маленьких и больших - разошлось по всему миру в качестве национальных сувениров уже более трех тысяч…
Резьба по дереву –  удивительный акт творчества, невозможный без подлинной одухотворенности. О том, как рождаются необыкновенные шедевры чутких человеческих рук и острого резца, в свое время блестяще написал Энтони Де Мелло, широкую известность которому принесли книги о духовности:
«Резчик по дереву по имени Цин закончил вырезать раму для алтаря. Работа приводила в восторг каждого, кто ее видел, — настолько одухотворенной она была. Когда ее увидел помещик Лу, он спросил:
- Это чудо, ты просто гений. Как тебе это удалось?
Резчик ответил:
- Ваше величество, я простой рабочий. Я вовсе не гений. И никакого секрета тут нет. Перед тем как заняться изготовлением рамы, я медитирую в течение трех дней, чтобы успокоить свой ум. После трех дней погружения в медитацию я уже не думаю о каком-либо вознаграждении. После пяти дней медитации меня уже перестают волновать и похвала, и хула; я более не задумываюсь ни о мастерстве, ни о бездарности. Через семь дней медитации я просто забываю о своих руках, забываю о теле; забываю о самом себе. Я не отдаю себе отчета в том, где нахожусь и что делаю. Остается одно мастерство. В подобном состоянии я оправляюсь в лес и исследую каждое дерево до тех пор, пока не найду подходящее, способное стать идеальным сырьем для рамы. Затем к работе приступают мои руки. Отставив в сторону свое я, мне лишь остается наблюдать, как в моих руках природа меняет свою форму. Именно поэтому люди говорят, что готовое изделие обладает столь притягательной силой»...

АДАМ Ахмедович  Падиев родился 15 марта 1942 года в живописном ингушском селении Яндаре. Детство его прошло вдали от родных мест – в суровом степном казахстанском краю, куда был депортирован сталинщиной весь ингушский народ. Одну из своих композиций, представленных на нынешней выставке, - ингушские башни, объятые языками пламени – мастер посвятил землякам, безвинно замученным и убиенным тоталитарным режимом, покинувшим родовые башни Родины предков 23 февраля 1944 года. Эта пронзительная работа, запечатлевшая один из самых трагических этапов истории ингушского народа, воплощает в себе стойкость национального духа и несломленную, вопреки всему, веру в торжество высшей справедливости.
Выставка декоративно-прикладного искусства мастера художественной обработки дерева Адама Падиева, на которой мне довелось побывать,  называлась «Природа и творчество». В гармоничном соединении этих двух жизнеутверждающих начал Адам Ахмедович достиг высочайшего мастерства, которое никого не оставляет равнодушным. Его великолепные композиции из дерева, запечатлевшие жилые и боевые башенные комплексы Ингушетии, живую пластику национального танца, точеные линии вырезанной из дерева посуды, предметы мебели, в которых подчеркнут изысканный вкус горцев, отразивший красоту окружающей их природы, – все это останавливает на себе внимание, вызывает желание получше приглядеться и дарит каждому подлинное эстетическое наслаждение.



Отдельная история в творчестве Адама Падиева – это, конечно, ингушские башни. Они разные. От тех, десяток которых может уместиться на ладони, до тех, что с человеческий рост. Но, независимо от своих размеров, каждая башня мастера – его признание в любви к родному краю. Не услышать это признание – искреннее и проникновенное – попросту невозможно. Порой даже трудно удержаться от соблазна, чтобы не протянуть руку и прикоснуться к такому творению. Точно также хочется взять в руки красивый резной посох, словно из древнего ингушского фольклора явленный нам талантом нашего современника, резчика по дереву, влюбленного в свой отчий край, в свою маленькую горную Родину, над которой витает дух великих нартов.
Как писал русский писатель Александр Иванович Куприн, Родина - это первая испытанная ласка, первая сознательная мысль, осенившая голову, это запах воздуха деревьев, цветов и полей, первые игры, песни и танцы… Это последовательные впечатления бытия, детства, отрочества, юности, молодости и зрелости. Глядя на работы Адама Падиева, трудно не заметить такую последовательность. В них мальчишескую открытость и восторженность венчает мудрость зрелости, испытанной нелегкой судьбой. И самое удивительное заключается в том, что все чувства и эмоции мастера, живущие в его работах, обладают первозданной чистотой. Здесь воспоминания о детстве так же свежи, как ощущение дня сегодняшнего.
Пьянящий запах свежей древесной стружки, от начала веков вдохновлявший к поискам откровения талантливых и трудолюбивых людей, поведал миру о красоте и совершенстве высоких человеческих устремлений. И пусть далеко не каждый обладает способностью ярко запечатлеть на поверхности дерева свои раздумья и мысли, удовольствие от их прочтения, от соприкосновения с красотой доступно всем.
Резчиком по дереву в свое время становился, наверное, каждый мальчишка, вырезая перочинным ножиком на податливой поверхности собственные инициалы или извечное «А + М = Л». Хорошо, конечно, если эти первые художества рождались не на лавочке в парке или живом дереве. Но в том, что резьба по дереву – это отличный способ выразить свои впечатления и эмоции, сомневаться не приходится. Адам Падиев, с такой любовью воспевающий родину нартов, уже давно доказал это всем своим творчеством.  


Ахмет ГАЗДИЕВ

Фото автора



ПРИЗВАНИЕ ЗАРЕТЫ ТУТАЕВОЙ

Милосердие, внимание и чуткость – наряду с профессиональными знаниями и навыками это главные требования, которые предъявляются к профессии...