КОГДА ВОЗВРАЩАЮТСЯ ГАЗЫРИ



Мое чрезмерное внимание к его костюму ничуть не смутило Илеза, и отвечая на мой вопрос, он обезоруживающе улыбнулся:
- Я нередко выхожу так на улицу и, бывает, ловлю на себе любопытные взгляды прохожих. Но мне нравится эта одежда. В ней я чувствую себя комфортно…
В голосе парня не было и нотки сомнения. Слушая Илеза, я тем временем поближе присматривался к линиям покроя его необычного для нашей повседневности пиджака, который даже в маленьких, незаметных на первый взгляд деталях вторил национальному стилю.

ПОМИМО торжественно-яркого, праздничного цвета ткани в стилизованном костюме Илеза Матиева, конечно же, в первую очередь обращают на себя внимание серебряные газыри. Чуть позже я узнал, что найти их можно в магазине сувениров «Горские традиции». Но думал ли тот, кто создавал эти оригинальные вещицы, что кому-то придет в голову использовать их в качестве деталей своей повседневной одежды? Что подвигло на это самого Илеза? Последний вопрос я произнес вслух.
- Сегодня наша молодежь часто говорит о том, что мы забываем свою национальную культуру, - ответил Илез. – Но дальше общих разговоров и умных рассуждений дело, к сожалению, не идет. И вот однажды я решил последовать ингушской народной мудрости: «Сначала дело, потом слово» и собственным примером показать, что вернуть в современную жизнь хотя бы маленькую частичку чего-то народного в силах каждого из нас.
Года полтора назад у Илеза родилась идея внести в свой гардероб некоторые коррективы, которые передавали бы в своих чертах стиль национального мужского костюма ингушей. Но когда парень пришел с этой идеей в швейную мастерскую, его ожидало разочарование - портные ничего не смогли предложить или подсказать Илезу. «Таких заказов у нас никогда не было», - развели руками удивленные мастера.
Наверное, такая неудача у иного молодого человека и отбила бы желание продолжать поиски возможностей реализации своей идеи. Но Илез Матиев был настроен решительно. Вооружившись дома бумагой и карандашом, он долго корпел за письменным столом, зато в свой следующий поход по назрановским портным отправился уже с готовыми эскизами предполагаемого заказа в руках.
Необычный заказ молодого парня приняли только в одном свадебном салоне. Во всех других мастерских швейных дел мастера отвечали отказом, узнавая, что ему требуется одежда для повседневного ношения, а вовсе не для какого-нибудь костюмированного мероприятия. Доброй феей для Илеза Матиева оказалась Мадина Богатырева, пошившая не один десяток великолепных свадебных нарядов. Но и эта сказка долго не могла воплотиться в реальность. Капризные невесты, осаждающие салон, отодвигали заказ терпеливого парня почти полгода.
Первые выходы в свет в новом костюме стали для Илеза настоящим испытанием и были сопряжены с целым ворохом эмоций. Причем эмоции ему пришлось пережить и не всегда приятные. Одно дело, когда люди подходят к тебе и выражают свое восхищение, благодарят, интересуются, где можно приобрести для себя такую одежду. Совсем другое – читать в глазах прохожих недоумение, непонимание, а то и плохо скрытые усмешки. Случалось и так, что Илезу приходилось втолковывать некоторым наиболее несдержанным великовозрастным оболтусам, тусующимся по улицам Назрани, что следование национальному стилю только украшает настоящего ингуша.

Ингуш. 1883 г. Кунсткамера (СПб)
- Если мы ограничимся тем, что будем лишь сокрушаться по утраченному, и ничего не предпринимать для того, чтобы возродить ингушскую культуру, мы так и не сдвинемся с мертвой точки, - говорит Илез Матиев. – Но стоит только каждому из нас сделать хотя бы один, пусть маленький, но конкретный шаг – многое вокруг изменится. Я этот шаг сделал. Сделал потому, что, занимаясь общественной работой, изучая богатства ингушского языка, увидел в этом свой долг. И своих сверстников я хочу призвать: хватит уже слов, давайте вместе возьмемся за дело!
Наверное, призыв Илеза будет услышан. Несколько его друзей и знакомых, вдохновленных столь ярким примером, тоже решили примерить на себя одежду в этно-стиле. Сам Илез, кстати, подумывает о том, чтобы и дальше расширять свой гардероб в этом направлении.
К слову сказать, ингушским девушкам, пожелающим сегодня повторить в одежде своих далеких прекрасных предшественниц, куда проще. К их услугам наработки наших известных модельеров, чьи показы случались даже на Неделе высокой моды в Москве. И как тут не отметить, что национальный ингушский женский костюм всегда обладал удивительной привлекательностью. Об этом свидетельствует и тот факт, что в 1913 году победительницей проходившего в Кракове конкурса «Мисс Европа» стала ингушка Раиса Мальсагова, жена полковника Пшемаха Дахкильгова. На европейском конкурсе красоты она выступала в национальном платье чокхе.

ИССЛЕДОВАТЕЛИ отмечают, что традиционный костюм ингушей претерпел в ХХ веке немало изменений, но в нем нашли отражение и склад жизни народа, и его эстетические принципы. Традиционный костюм изготовлялся из местных материалов. На шапки и шубы использовались овчины, на обувь - кожа скота, шерсть перерабатывалась на войлок и сукно для изготовления одежды.

Ингуши из с. Эзми, 1910 г.
Одной из основных деталей мужского костюма был бешмет - тип полукафтана, туго обтягивающего фигуру. Он застегивался до пояса на сделанные из шнурка пуговицы-узелки и петли, имел высокий стоячий воротник и длинные суживавшиеся к кисти рукава, застегивавшиеся на такие же пуговицы. Ниже талии бешмет расширялся, подчеркивая стройность фигуры. По длине бешмет  был чуть выше колен. Старики в отличие от молодежи носили более длинные бешметы. Для пожилых людей они утеплялись тонким слоем шерсти или ваты. Праздничные бешметы шили из плотной хлопчатобумажной ткани. Зажиточные люди могли позволить себе бешметы из атласа, шелка, шерстяной фабричной материи. Порой они были довольно ярких цветов. Штаны слегка сужались книзу и заправлялись в теплые суконные чулки, закрывавшие ногу от ступни до колена. Под коленями их подвязывали ремешками. Эта одежда в сочетании с легкой мягкой обувью из сафьяна или сыромятной кожи вполне отвечала условиям жизни воина и охотника. Она не стесняла движений, позволяя лазить по скалам, бесшумно ходить по горным тропам. В то же время традиционный костюм соответствовал эталону мужской красоты, который подразумевал стройность, подтянутость, широкие плечи и тонкую талию.
Праздничный мужской костюм включал в себя черкеску, которая одевалась поверх бешмета и шилась из лучших сортов сукна. Покрой черкески совпадал с бешметом, но она застегивалась только у талии и не имела воротника. Прямые и широкие рукава в парадных черкесках спускались ниже кисти. Такие черкески носили с отогнутыми рукавами. Характерной деталью черкески были нашитые по обеим сторонам груди газырницы – карманы с мелкими отделениями, в которые вкладывали газыри – деревянные трубочки с зарядами для огнестрельного оружия. К концу XIX века, с появлением пятизарядной винтовки, газырницы утратили свое значение и сохранились в качестве украшения. Черкеску носили застегнутой и подпоясанной узким поясом, на котором висел кинжал, иногда шашка или пистолет.
Характерная ингушская одежда – бурка, накидка с узкими плечами, колоколом расширяющаяся книзу. Это идеальная одежда для всадника, защищающая и его, и лошадь от дождя, снега, ветра и жары. При ночлеге в поле бурка служила также подстилкой и одеялом. Головным убором ингушей была шапка из овчины, скроенная папахой. В дорогу поверх папахи обычно надевался башлык. Для мужской одежды ингушей характерна темная цветовая гамма. Башлыки и бешметы были обычно контрастного цвета, оживляя костюм ярким пятном. Богатые люди носили белые бурки, черкески и папахи.

Ингушка. 1883 г. Кунсткамера (СПб)
История традиционной одежды ингушей свидетельствует, что женская одежда обычно подчеркивала возрастные и социальные различия. Все ингушские женщины в XIX веке носили распашное платье до пола, без воротника и с застежкой у пояса. Рукав платья был разрезан почти до плеча, спускался ниже кисти руки и закруглялся внизу. Парадные платья шили из бархата или тяжелого шелка. Под платье поверх рубашки носили короткий туго облегающий кафтанчик с узкими рукавами. Он застегивался спереди до пояса и иногда имел стоячий воротничок. На кафтанчик обычно нашивали в качестве украшений серебряные застежки - вызолоченные, с бирюзой или с цветными стеклами, с гравировкой чернью или филигранью. Форма этих застежек сохранялась без изменений столетиями. Полы и рукава украшали золотым шитьем. Еще одно важное украшение женской одежды - пояс. Его надевали поверх платья. Пояс мог быть кожаным или из ткани, но обязательно с большими серебряными пряжками и бляхами. Самыми красивыми и ценными были пояса из серебра. Их вместе с нагрудными застежками передавали по наследству из поколения в поколение.

Ингушка. 1883 г. Кунсткамера (СПб)
НАВЕРНОЕ, вовсе не случайно стилизованная национальная одежда, передающая отзвуки ингушского традиционного костюма, стала сегодня модным брендом. В качестве примера можно привести успех дизайнера и художника-модельера Заиры Гатагажевой. Созданные ею коллекции женской одежды давно покорили самую взыскательную публику. Наша землячка является победительницей Международного конкурса Высокой моды национального костюма, Международного конкурса молодых дизайнеров одежды I.G.L.A., Международного конкурса «Русский Кутюрье». Она член ассоциации русских художников Парижа и член жюри Международного конкурса Высокой моды национального костюма.
Процесс идет давно и активно. А если уж и наши парни начинают демонстрировать свой интерес к национальному стилю – кто-то выходит зимой на улицу в симпатичных шапках из овчины, а кто-то украшает свою повседневную одежду газырями и другими элементами традиционного костюма ингушей, - значит, не такие и грустные перспективы нас ждут впереди…

Ахмет ГАЗДИЕВ

В материале использованы фотографии конца XIX-начала XX веков из архива известного ингушского краеведа и исследователя Берснако Газикова

Ингуши. Фото начала XX века.

Житель Кавказа.(Газиков Цогол) 1895 г.

Популярные сообщения из этого блога

ЭТО НАШИ ГОРЫ!

ЯРКИЕ КРАСКИ БАЛКАРСКОЙ СВАДЬБЫ

НЕФТЯНОЙ МАЛГОБЕК: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ