ДУША АБРИКОСОВОГО ДЕРЕВА


Минувшей весной я вдруг вновь почувствовал в себе давно позабытую, казалось бы, тягу внимательно понаблюдать за пробуждением живой природы, что, признаться, стало сродни новому открытию мира. Согретая теплым солнцем земля стремительно разгоняла невидимые токи, наполняя весенний воздух ароматом жизни. А в это время легкий, игривый весенний ветерок, наполненный светом, играл на звонких струнах тающих сосулек свою песню. В серебряной капели этой мелодии, нашедшей отзвук в разбеге ручейков и отраженной в пронзительной синеве бесконечного небесного купола, звучали высокие ноты извечного гимна мирозданию – неповторимому, непостижимому и бессмертному…









ПРИРОДА просыпалась после зимы, сбрасывая с себя оцепенение долгого сна. Гряда Кавказских гор на горизонте плыла в лучах солнца и, словно отчеканенная на новой монете, обретала выпуклую четкость, привлекая к себе внимание и чаруя взор своим величием и вековой незыблемостью. А здесь, у подножия гор, в моем саду, сначала робко, потом все смелее оживало молодое абрикосовое дерево.
В один из дней его голые ветки, сияющие на солнце перламутрово-красным лаком, покрылись почками. Потом прошло еще какое-то время, прежде чем эти почки то тут, то там несмело проклюнулись нежными белыми цветами с едва уловимым розовым оттенком.
В них, в этих первых цветах, было что-то невероятно искреннее и трогательное. Хрупкие и незащищенные, они словно взывали к кому-то… И эта беззвучная мольба была услышана! Наполнившись данной ему извне силой, абрикосовое дерево однажды встрепенулось и почти мгновенно озарилось ярким светом цветения. Оно словно воспарило над землей, протянув к небу свои руки-крылья и растворяясь в бессмертной музыке жизни…
Несчетное количество раз я подходил к абрикосовому дереву, чтобы запечатлеть на фотоаппарат эту музыку. Многие и многие снимки летели в корзину моего компьютера. Осталось лишь несколько снимков, на которых дерево, смилостившись на какой-то миг, подарило мне свое откровение.
Во власти своего небесного флера абрикосовое дерево пребывало недолго. Но, наверное, именно этот короткий полет в высших сферах дал ему возможность до конца постичь собственную земную суть. И когда погас его буйный цвет, дерево обрушило перед моим окном водопад изумрудной листвы, под неожиданно тихим шепотом которой стали завязываться и крепнуть плоды…
Свое главное откровение абрикосовое дерево подарило Кавказу много-много лет назад с рождением на свет дудука – армянского духового музыкального инструмента. Сегодня доподлинно неизвестно, когда именно появился дудук. Одни ученые считают, что это произошло в VIII веке до Рождества Христова, другие уверены, что дудук впервые зазвучал во времена правления царя Тиграна Второго, то есть на 700 лет позже. Но как бы там ни было, дудук символизирует армянскую национальную идентичность уже на протяжении многих веков. К примеру, этномузыковед доктор Джонатан Макколам обнаружил изображения этого уникального музыкального инструмента в армянских рукописях Средневековья. Этому же исследователю принадлежит утверждение, что музыка дудука отражает настроение и диалектику армянского языка.
В Армении у дудука есть еще одно название – циранапох. Перевести это название можно как «абрикосовая труба» или «душа абрикосового дерева». Под этим названием он упоминался и армянским историком V века Мовсесом Хоренаци. Музыка циранапоха столетие за столетием сопровождает все главные события в жизни армянского народа, будь то праздники или дни горя.
Дудук представляет собой деревянную флейту с девятью игровыми отверстиями. Но его негромкое звучание потрясает какой-то невероятной космической объемностью и наполненностью. Любой желающий убедиться в этом может без труда найти в ютубе немало роликов, где звучит дудук, или хотя бы еще раз пересмотреть оскароносный фильм Ридли Скотта «Гладиатор». Автором саундтрека этого фильма стал мастер дудука, музыкант и композитор Дживан Гаспарян, который является одним из самых известных в мире дудукистов. Газета "Нью-Йорк таймс" писала тогда: "Как странно, что в этом безбожно жестоком мире еще есть такие сокровенные звуки". Но, между прочим, до «Гладиатора», вышедшего в прокат 14 лет назад, музыка дудука в исполнении Дживана Гаспаряна звучала и в других голливудских фильмах, в том числе и в знаменитом «Последнем искушении Христа» (1988 год).
За долгие столетия существования дудука во многих странах у него появились братья. В Японии, например, его делают из бамбука и называют хичирики. В Китае – это гуань, в Азербайджане – баламан, в Грузии – дудки, а в Турции – мей. Дудук в той или иной мере нашел свое перевоплощение в похожих музыкальных инструментах народов Северного Кавказа, Ближнего Востока и Балкан.
Девять лет назад, в 2005 году, ЮНЕСКО признала музыку дудука шедевром всемирного нематериального культурного наследия человечества. Эту вечную музыку, исполненную одновременно радости и печали, я и пытался услышать в кроне абрикосового дерева, постучавшегося по весне в окно моего дома…
Кстати, любопытной информацией поделился со мной ученый-этнолог Борис Харсиев. Оказывается, нарты – предки многих ингушских родов – изготавливали из абрикосового дерева 13-струнную лиру. Она и известна как лира нартов.
Музыка этой лиры поднимала боевой дух наших предков во время сражений и давала силы в периоды короткого отдыха

Ахмет ГАЗДИЕВ
Фото автора

Популярные сообщения из этого блога

ЯРКИЕ КРАСКИ БАЛКАРСКОЙ СВАДЬБЫ

НЕФТЯНОЙ МАЛГОБЕК: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

ЭТО НАШИ ГОРЫ!