ЗАПИСКИ ГЕНЕРАЛА ПОБЕДЫ



ИСТОРИЯ МОЕГО ГОРОДА / АВТОРСКИЙ ПРОЕКТ Ахмета ГАЗДИЕВА

Генерал армии Иван Владимирович Тюленев – это имя тщетно пытались предать забвению. Сначала он нажил себе недоброжелателя в лице могущественного Берии, заняв принципиальную позицию в собственном видении ситуации на Кавказском театре военных действий, затем его роль в одном из ключевых сражений Великой Отечественной войны старательно принижалась в угоду брежневской «Малой земле». Но для жителей Малгобека, заслуженно носящего сегодня почетное звание города воинской славы России, Иван Владимирович всегда был генералом Победы...

ОБ ЭТОМ легендарном человеке мне много рассказывал основатель Малгобекского музея боевой и трудовой славы Башир Асламбекович Чербижев, создавший в свое время целую экспозицию, посвященную И.В. Тюленеву.
Как отмечает историк Алексей Безугольный, битва за Кавказ — весьма необычное сражение в истории Великой Отечественной войны: «В одном из послевоенных интервью И.В. Тюленев так определил особенности кавказского театра военных действий: большая (около 1 тыс. км) протяженность фронта; сильно пересеченная горами и ущельями местность; наличие трех оперативных направлений – грозненско-бакинского, туапсинского и участка Главного Кавказского хребта; наличие морей по флангам; резкие смены климатических поясов в зависимости от высоты; изолированность фронта от центра страны.
В конце июля 1942 г. кавказская группировка врага (группа армий «Б») насчитывала 167 тыс. солдат и офицеров, 1130 танков, 4540 орудий и минометов, до 1 тыс. самолетов. Между тем, Закавказский фронт, которым тогда командовал Тюленев, в 1941-1942 гг. уже отправил из Закавказья в Действующую армию десятки готовых частей и соединений и сотни маршевых подразделений и к лету 1942 г. располагал лишь незначительным количеством готовых соединений (20 стрелковых дивизий и бригад, 3 кавалерийских дивизии, 3 танковых бригады), прикрывавших по периметру все Закавказье. Бронетанковые силы насчитывали 202 танка, в большинстве своем – архаичные модели типа Т-26, Т-60. Фронт располагал 164 исправными самолетами, а также около 250 самолетами разных типов в запасных авиаполках и авиашколах. Артиллерия насчитывала 922 орудия и 746 минометов (калибром свыше 50 мм).
Тем не менее, огромным напряжением сил, И.В. Тюленеву и его штабу уже ко второй половине августа 1942 г. удалось создать устойчивый фронт обороны в предгорьях Кавказа и на Грозненско-Бакинском направлении».

В ТО СУРОВОЕ время непреодолимым препятствием на пути врага, рвавшегося к несметным богатствам Кавказа, стал нефтяной Малгобек. И совсем не случайно в ряду блестящих оборонительных операций, проведенных Закавказским фронтом в ходе битвы за Кавказ, Малгобекская оборонительная операция занимает особое место. После ее победоносного завершения в январе 1943 года советские войска перешли в контрнаступление и уже к середине февраля очистили от немецко-фашистских захватчиков большую часть территории Северного Кавказа.
Иван Владимирович Тюленев был назначен на пост командующего Закавказским военным округом в мае 1942 года в связи с угрозой прорыва врага на Кавказ. Нужно сказать, что в составе этого фронта с фашистами сражались лучшие сыны седой Кавказской земли, представители сорока национальностей, в том числе и ингуши. 12 дивизий были вообще сформированы по национальному признаку. В их рядах покрыли себя неувядаемой славой сыновья Азербайджана, Армении и Грузии. В других соединениях и частях кавказцы составляли около половины личного состава. Кавказские львы самоотверженно вступили в смертельную схватку с сильным врагом и вместе со своими славянскими братьями демонстрировали чудеса храбрости и бесстрашия.
В 1963 году в Грозном вышло первое издание сборника «Крепость на Тереке», повествующего о героях обороны Малгобека. И.В. Тюленев сразу откликнулся на это событие. «Битва за Кавказ является одним из крупнейших сражений Великой Отечественной войны, — писал прославленный генерал. – Главное направление удара гитлеровского командования на юге было Грозненско-Бакинское. Здесь враг концентрировал свои лучшие силы, намереваясь овладеть грозненской нефтью. Он лелеял надежду проникнуть отсюда в Закавказье, захватить Баку и создать благоприятные условия для вторжения на Ближний и Средний Восток. Кстати сказать, эту бредовую мечту высказывал командующий 17-й немецкой армией генерал-полковник Рауфф, когда его войска вошли в Ростов-на-Дону. Он пригласил к себе японского военного атташе и хвастался перед ним: «Ворота Кавказа открыты. Близится час, когда германские войска и войска вашего императора встретятся в Индии».
Для того, чтобы выиграть войну и завоевать мировое господство, гитлеровцам было необходимо горючее, а его у них катастрофически не хватало. Именно поэтому враг сконцентрировал на Кавказе свои отборные силы. Его главная цель здесь заключалась в захвате нефтеносных районов и овладении стратегическим сырьем. Чтобы сломить сопротивление защитников Кавказа, фашисты в звериной ярости на протяжении более пяти месяцев бросали в наступление всю свою бронированную мощь. Но бойцы Закавказского фронта вгрызались в родную землю, защищая каждую ее пядь.

В МАЕ 1964 года генерал И.В.Тюленев отмечал, сколь огромным было значение битвы за Кавказ, героической обороны на реке Терек в направлении Малгобека, на перевалах Главного Кавказского хребта и на подступах к Туапсе. На этих рубежах войска Закавказского фронта получили приказ Родины – остановить наступление немецко-фашистских полчищ, отстоять нефтяные богатства Кавказа, обескровить и в конечном счете разгромить зарвавшегося врага.
Для выполнения этой почетной и в то же время очень трудной задачи, требовалось в огне боев создать глубоко эшелонированную, крепкую оборону. Нужно было в предельно сжатые сроки построить десятки тысяч огневых точек, ходов, сообщений и траншей, перебросить по железной дороге тысячи людей, орудий, машин, огромное количество боеприпасов. Кавказский театр военных действий к началу боев не был в достаточной степени оборудован оборонительными сооружениями, и тогда на всем тысячекилометровом фронте закипела тяжелая работа, потребовавшая нечеловеческого напряжения. Вместе со всеми на строительство оборонительной линии вышли и малгобекчане. Под вражеской бомбежкой горожане и жители близлежащих ингушских сел возводили мощные укрепления, которые должны были остановить фашистов на пути в Алханчуртскую долину. Их героическими усилиями Малгобек, стоящий на Терском рубеже, превратился в неприступную крепость.
«Захватив Ростов, штурмуя волжскую твердыню, гитлеровцы отрезали Кавказ от центральной части страны, — вспоминал генерал И.В.Тюленев. – Каспийское море от Махачкалы до Астрахани оказалось под ударами вражеской авиации, которая господствовала в воздухе.
Гитлеровское командование для наступления на Кавказ еще на рубеже нижнего течения Дона сосредоточило 13 пехотных, 5 танковых, 4 моторизованных, 3 кавалерийские дивизии, африканский корпус и более тысячи самолетов. Эти силы превосходили по численности наши войска, особенно по количеству танков и самолетов.
Но благодаря героическим действиям нашей авиации и передовых частей, противнику на подступах к Тереку был нанесен ряд ощутимых контрударов, что замедлило темп фашистского наступления. Это дало возможность войскам Закавказского фронта более прочно укрепить свою оборону и надежно прикрыть Грозный, Баку, Владикавказ.
Однако положение в сентябре было более напряженным, нежели в августе. Битва за город на Волге в те дни величайшего накала. На Кавказе в этот период начались самые ожесточенные бои по всему фронту, особенно кровопролитные на Терском рубеже, под Туапсе и на перевалах Главного Кавказского хребта.
В передовой статье 20 сентября 1942 года «Правда» писала: «… В предгорьях Кавказа идут невиданные по своим масштабам и ожесточенные бои. Над Советской Родиной нависла серьезнейшая опасность. Враг захватил важные районы нашей страны. Он хочет лишить нас хлеба, нефти. Он поставил перед собой задачу – отрезать от нашей страны Советский Юг…»
«…Здесь, — сообщала газета «Красная Звезда» в своей передовой статье от 26 сентября 1942 года, — завязался важнейший узел событий второго года Отечественной войны. От исхода боев на Юге зависит судьба Отечества, свобода и жизнь миллионов советских людей.
На защитниках Советского Юга лежит сейчас важнейшая ответственность за исход летней кампании 1942 года, за судьбу Советского государства. Их ответственность можно сравнить только с ответственностью защитников Москвы 1941 года…»
К концу августа противник вышел к Тереку и Баксану на участке Ищерская – Баксанское ущелье и захватил города Моздок и Прохладный. Гитлеровские полчища пытались с ходу прорвать оборону на Тереке. Однако напрасны были их надежды…
Весь сентябрь шли ожесточенные бои, в результате которых враг понес огромные потери и бесславно закончил свое наступление. Войска Северной группы Закавказского фронта, вступившие в решительный бой, преградили путь фашистским танковым войскам.

СОБЫТИЯ решающих сражений развивались следующим образом. Фашистское командование решило нанести удары танковыми корпусами 1-й танковой армии по направлению Моздок, Малгобек, Эльхотово и Прохладный, разгромить основные силы нашей 9-й армии и, развивая наступление на Грозный и Махачкалу, быстро выйти в район Баку.
Сосредоточив превосходящие силы на Малгобекском направлении, отмечал генерал И.В.Тюленев, противник в ночь на 2 сентября начал бои с целью форсирования Терека и захвата плацдармов на южном берегу. Несмотря на более чем четырехкратное превосходство в танках и шести-семикратное – в артиллерии, противник за двое суток не смог захватить существенного плацдарма.
Войска нашей 9-й армии удерживали свои позиции. Только к исходу 4 сентября противнику удалось вклиниться в нашу оборону на 8-10 километров в сторону Предмостного и Вознесенской.
Впереди наступающих вражеских войск двигалась 23-я танковая дивизия. На каждом ее танке красовался герб Берлина – лев на желтом фоне. Рядом с ней была дивизия СС «Викинг», считавшаяся одной из самых лучших среди фашистских дивизий. Она появлялась на важнейших участках советско-германского фронта, участвовала в наиболее крупных наступательных операциях. В ее состав входили три моторизованных полка – «Норланд», «Вестланд» и «Германия», несколько дивизионов полевой, зенитной и противотанковой артиллерии, около 150-ти танков.
Излюбленный прием фашистов – прорыв нашего фронта мощным танковым ударом, затем расчленение и стремительное преследование с обходом флангов отходящих частей – не оправдал себя в борьбе с войсками Закавказского фронта, создавшими глубокую активную оборону.
4 сентября штаб Северной группы войск доносил, что в результате четырехдневных боев противнику удалось захватить небольшой плацдарм в районе селения Кизляр, что под Моздоком. Враги в течение 36-часового боя продвинулись на юг на… 1 километр.
Обескураженный генерал, командовавший танковой дивизией, взывал к своим берлинцам: «Я не верю, чтобы танки, носящие герб германской империи, не могли взять какую-то русскую деревню Вознесенская, до которой осталось всего семь километров».
Малгобекская оборонительная операция лишила немецко-фашистских захватчиков присущего им апломба. Обороняющиеся части Северной группы войск проявляли большую выдержку. Они допускали фашистов на дистанцию действительного огня, а затем его открывали одновременно артиллеристы, бронебойщики и пулеметчики. Рассекая воздух огненными стрелами, разили врага гвардейцы-минометчики из своих знаменитых «Катюш», а с неба в это время обрушивали на него смертоносный груз наши бомбардировщики. С наблюдательного пункта, свидетельствует генерал И.В.Тюленев, был виден только высокий, плотный столб дыма и пыли да желтые языки пламени: горели берлинские танки со свастикой.
После двух дней относительного затишья началось новое наступление. На небольшом пространстве противник собрал до 500 танков и плотно насытил боевые порядки артиллерией и тяжелыми минометами, надежно прикрыв их вновь прибывшими бомбардировщиками и истребителями.
«ПРОШЛИ сутки, вторые, пятые…, — вспоминал Иван Владимирович. – Фашистские войска, захлебываясь в крови, продолжали атаки. На полях и холмах под Моздоком и Малгобеком громоздились груды обгоревшего бесформенного металла – бывшие танки. Все фашисты отыскали слабое звено в нашей обороне и вбили клин в стыке двух соединений. 151-я стрелковая дивизия, оборонявшая южный и восточный берег Терека и междуречье к юго-востоку от Прохладного, оказалась почти в полном окружении. Но, выстояв и дождавшись, покуда клин «притупился», наша дивизия стала извлекать пользу из своего, так сказать, островного положения. Решительным ударом ее подразделения во взаимодействии с 275-й стрелковой дивизией вышибли врага из селения Верхний Курп и подошли к южным окраинам селения Хамидия.
Одновременно наши войска 10-го гвардейского стрелкового корпуса контратаковали противника в направлении Мекенская, Моздок и вышли к Ищерской. А конники сводного кавалерийского корпуса внезапно, как снег на голову, обрушились на врага и заняли высоты 113 и 117 на северном берегу Терека. Все это спутало карты оккупантов. Понеся тяжелые потери, они вынуждены были перейти к обороне в районе Ищерской и на участке Терек – Нижний Курп.
Однако, перегруппировав свои силы, 19 сентября противник перешел в наступление против 151-й и 275-й стрелковых дивизий в направлениях Хамидия, Куян, Нижний Курп и Плановское с целью ликвидации этих дивизий и выхода в район Эльхотово.
Снова завязались упорные бои. Они длились десять дней. К исходу 28 сентября фашистским войскам удалось ценою огромных потерь лишь несколько расширить и удержать за собой плацдарм на правом берегу Терека – в районе населенных пунктов Октябрьское, Илларионовка, Урожайное.
Бои, длившиеся с небольшим перерывом весь сентябрь, ничего существенного немцам не принесли. В Алханчуртскую долину под Малгобеком они пробиться не смогли. Не удалось им прорваться и через ворота, ведущие с другой стороны на владикавказское и грозненское шоссе. За несколько захваченных селений и незначительный тактический успех противник заплатил чрезвычайно дорогой ценой – 18700 убитых и 384 сожженных и выведенных из строя танка.
В октябре фашисты отыскали обходные пути к нефтяным источникам. Необходимо «взять или, по крайней мере, отрезать», — объявил своим генералам Гитлер. В районе Моздока, под Малгобеком, близ Эльхотовских ворот – на всех направлениях враги (чаще других дивизия СС «Викинг») атаковывали наши позиции. В один из дней схватка, разыгравшаяся в прибрежной долине, длилась десять с половиной часов. К ночи гитлеровцы недосчитались 53 танков и 1200 солдат и офицеров.
«В нашей роте осталось не более 25 человек и ни одного офицера», – давал показания взятый в плен солдат 9-й роты 50-го ганноверского полка. То же подтвердил и другой военнопленный, один из офицеров 70-го полка: «Штатный состав роты – 200 человек. Сейчас имеет 48, из них годных к боевым действиям – 33 человека. После октябрьских боев на Тереке такое положение почти во всех ротах».

К КОНЦУ октября советские войска разгромили на Терском рубеже 13-ю танковую дивизию фашистов, полк «Бранденбург», 45-й велобатальон, 7-й саперный батальон, 525-й дивизион противотанковой обороны, батальон первой горнострелковой дивизии и 366-й отдельный батальон. Серьезные потери понесли 23-я немецкая танковая дивизия, 2-я румынская горнострелковая дивизия и другие части противника. Среди военных трофеев советских войск оказались 140 танков, 7 бронемашин, 70 орудий разных калибров, в том числе несколько дальнобойных, 95 минометов, из них четыре шестиствольных, 84 пулемета. Враг лишился 2350 автомашин, 183 мотоциклов, свыше миллиона патронов, двух складов с боеприпасами, склада с продовольствием и др. На поле боя фашисты оставили 5000 убитых солдат и офицеров, а количество раненых в несколько раз превышало эту цифру.
«Командование Закавказского фронта придавало первостепенное значение обороне на реке Терек, — отмечает И.В.Тюленев. – Поэтому мне часто приходилось бывать на передовой линии обороны. Наблюдая с командиром 9-й армии товарищем Коротеевым ход ожесточенных боев под Малгобеком, мы изо дня в день убеждались в бесстрашии и героизме воинов – защитников Грозного и неприступности наших рубежей.
Как-то были мы свидетелями ожесточенного боя, который вели стрелковые части полковника Рубанюка, танкисты подполковника Филиппова и артиллеристы генерала Неделина. В памяти всплывают такие картины.
Озлобленный враг наступал по Терской долине на Малгобек. До сотни вражеских танков и около полка пехоты ринулись в атаку. Артиллерийская подготовка и бомбовые удары сопровождали наступление. Нам казалось, не только воины, занимавшие оборону, но и земля не выдержит ураганного шквала огня и пылающих танков. Но наши воины каждый раз, как только противник прекращал стрельбу, поднимались из окопов, из засады выскакивали наши танки и переходили в контратаку. На поле боя оставались горевшие вражеские танки и трупы убитых.
Отбив атаку, советские воины снова отходили в свои окопы и как бы врастали в землю, преграждая путь наступлению немецко-фашистских полчищ.
Нельзя забыть и боя бригады морской пехоты, сражавшейся также в районе Малгобека. Наши моряки порой ходили в атаку в одних флотских тельняшках. Так было и в этот раз. Фрицы, увидев перед собой бесстрашных воинов в полосатых рубашках, в страхе отступали. Эта бригада прибыла на Кавказ из-под Москвы. В сражениях под Москвой и Тулой она завоевала себе звание гвардейской. На Тереке гвардейцы показывали пример для молодых частей, только что сформированных. Гордые кавказцы старались ни в чем не отставать от них, перенимали умение и традиции, втайне надеялись совершить нечто еще более героическое. И надо сказать, что это им удавалось...
В героической обороне на Тереке в предгорьях Кавказа каждый народ Страны Советов выдвинул своих героев, доблестью которых гордится вся наша Родина.
Среди них Герои Советского Союза: русские – Леонид Кондратов, Яков Шапошников, Степан Суворов, Петр Башев, украинцы – братья Иван и Дмитрий Глинка, грузин Николоз Гогичайшвили, азербайджанец Гаруф Мамедов, армянин Самсон Мкртумян и сотни других воинов.
Плечом к плечу с русскими воинами сражались против захватчиков на Тереке доблестные сыны всех народов великого многонационального Советского Союза. Их грудь украсила боевая медаль «За оборону Кавказа» с изображением величавого Эльбруса».

МАЛГОБЕКСКАЯ оборонительная операция, в результате которой советские войска остановили и обратили в бегство бесчисленную фашистскую свору, стала прологом Великой Победы. Автором этого пролога вместе с тысячами солдат и офицеров Закавказского фронта стал их легендарный командующий – генерал армии Иван Тюленев. Однако после завершения битвы за Кавказ в результате интриг и подковерной борьбы он так и остался командовать не воюющим уже Закавказским фронтом. На генерала затаил злобу Берия. Бывая на фронтах с инспекциями, он любил подменять собой армейское руководство, но в случае с генералом Тюленевым такие его попытки потерпели полное фиаско. Мирное время принесло новую политическую конъюнктуру, связанную с «полководческой миссией» Леонида Брежнева, и боевой генерал вновь оказался в тени. Свою Золотую Звезду Героя Советского Союза, заслуженную за умелое руководство войсками, личное мужество и отвагу, проявленные в Великой Отечественной
войне, он получил только 21 февраля 1978 года. Случилось это за несколько месяцев до его кончины.
Время показало, что есть имена, которые вопреки всем коллизиям судьбы не подвластны забвению. Среди этих имен – имя генерала Тюленева. Оно никогда не погаснет в Победном салюте Мая 1945 года.


ДОСЬЕ:

Тюленев Иван Владимирович — советский военачальник, генерал армии. Родился 28 января 1892 года в селе Шатрашаны, ныне Сурского района Ульяновской области. Русский.
На военной службе с 1913 года. Участвовал в 1-й мировой войне в составе 5-го драгунского Каргопольского полка. Полный Георгиевский кавалер, за храбрость и мужество награжден шестью (!) Георгиевскими крестами (3 ст.- 1915, 3 ст. — 1915, 4 ст. — 1916, 3 ст. — 1916, 2 ст. — 1916, 1 ст. — 1917). Окончил школу прапорщиков (1917), военную академию РККА (1922), курсы усовершенствования высшего нач. состава (1929), курсы партийно-политической академии (1930).
После Февральской революции 1917 избирался членом эскадронного и полкового комитетов и в Петроградский Совет. Во время Великой Октябрьской революции состоял в Красной гвардии, принимал активное участие в формировании и боевых действиях красногвардейских отрядов в Среднем Поволжье. В Гражданскую войну в должностях командира взвода, эскадрона, помощник начальника штаба дивизии, начальника разведывательного отдела корпуса и армии, командира кавалерийской бригады участвовал в боях с белогвардейцами на Восточном, Южном и Западном фронтах, а в 1921 в подавлении кронштадтского мятежа и антоновщины. За отличия в боях награжден тремя орденами Красного Знамени и золотой шашкой.
В 1922-1931 командовал отдельной кавалерийской бригадой, дивизией, был инспектором кавалерии Северо-Кавказского военного округа, нач. кавалерийской школы. С ноября 1931 — помощник инспектора кавалерии РККА, затем начальник управления в центральном аппарате Народного комиссариата обороны. С февраля 1936 — заместитель инспектора кавалерии РККА. Умело применял свой опыт в обучении кавалерийских частей и соединений. С февраля 1938 командовал войсками Закавказского военного округа, в должности командующего 12-й армии находился на Западной Украине (1939). С августа 1940 командовал войсками Московского военного округа. Генерал армии с 1940 года.
Во время Великой Отечественной войны И.В. Тюленев — командующий Южным фронтом, 28-й армией, находившейся в резерве Ставки Верховного Главнокомандующего, командующий войсками Закавказского военного округа (1941-1942), с мая 1942 и до конца войны — командующий Закавказским фронтом, войска которого во 2-й половине 1942 остановили противника на реке Терек и в предгорьях Кавказа, а в январе 1943 освободили от врага предгорья Кавказа и часть Кубани.
После войны командовал войсками Харьковского военного округа. С июля 1946 года — в центральном аппарате Министерства обороны.
Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» Ивану Владимировичу Тюленеву присвоено 21 февраля 1978 года за умелое руководство войсками, личное мужество и отвагу, проявленные в Великой Отечественной войне большой вклад в подготовку и повышение боевой готовности войск в послевоенный период и в связи с 60-летием Советской Армии и ВМФ.
С мая 1958 года — военный инспектор, советник Группы генеральных инспекторов Министерства Обороны СССР. Депутат Верховного Совета СССР 2-го созыва. Умер 15 августа 1978 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище

Популярные сообщения из этого блога

НЕФТЯНОЙ МАЛГОБЕК: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

ЯРКИЕ КРАСКИ БАЛКАРСКОЙ СВАДЬБЫ

ЭТО НАШИ ГОРЫ!