четверг, 3 декабря 2015 г.

МАЛЬЧИШКА, НЕ УСПЕВШИЙ ПОВЗРОСЛЕТЬ...

ИСТОРИЯ МОЕГО ГОРОДА / АВТОРСКИЙ ПРОЕКТ Ахмета ГАЗДИЕВА

Военная летопись нефтяной столицы Ингушетии сохранила для нас имена тысяч и тысяч отважных воинов, которые в суровом 1942 году пали смертью храбрых на сопках Терского хребта. Эти сопки, покорившиеся однажды людям, основавшим здесь город, навсегда остались неприступными для немецко-фашистских захватчиков. Тщетными оказались отчаянные усилия фашистов завладеть драгоценной кавказской нефтью. Малгобек не отдал врагу ключи от подземных кладовых. Его цветущие улицы превратились в руины, но ничто не могло сломить дух защитников города.
Малгобекская оборонительная операция Северной группы войск Закавказского фронта, ставшая ярчайшей страницей битвы за Кавказ, повергла вспять мощную фашистскую армаду и вдохновила защитников нашей Родины на новые ратные свершения. А еще она явила всей стране мужество и отвагу простых малгобекчан, которые в суровый час решительно встали на защиту родного города. Среди тех героев, презревших опасность и бросивших вызов смерти, были и совсем еще дети. Одним из них стал бесстрашный разведчик Володя Мордвинов, погибший 15 октября 1942 года при выполнении боевого задания…
НА МАЛГОБЕКСКИХ СОПКАХ
В ТРИДЦАТЫХ годах прошлого столетия о Малгобеке узнала вся страна. Найденные в этих местах богатейшие залежи «черного золота» позвали сюда первопроходцев знаменитой Малгобекской нефти со всех концов страны. Самые именитые нефтяники СССР откликнулись на брошенный клич и потянулись в далекий край, чтобы организовать добычу и построить нефтяной город на диких сопках Терского хребта. Это были годы, наполненные романтикой героического и самоотверженного труда. В короткие сроки добыча нефти на Малгобекском месторождении выросла до рекордных отметок, и свои первые очертания стал обретать будущий город. Строились школы, больницы, дома культуры, жилье для горожан.
Среди первостроителей Малгобека были люди разных национальностей. Профессиональный долг привел сюда и электротехника нефтяных промыслов Федора Васильевича Мордвинова. Долгое время он жил в рабочем общежитии, лишь изредка навещая свою семью, оставшуюся на Старых Промыслах города Грозного. Забот у Мордвинова и его товарищей было невпроворот. На тридцать километров раскинулись по Терскому хребту новые нефтяные вышки. И всюду надо было поспеть, везде требовались крепкие и надежные руки.
Привычный к труду, Федор Васильевич на трудности не жаловался. А когда у него появилась возможность перевезти в Малгобек свою семью, он и вовсе словно крылья обрел. И со стороны казалось, что в маленьком неприметном домике на Шестом участке, расположенном как раз напротив семилетней школы №5, навсегда поселилось счастье. Каждый вечер Федора Васильевича с нетерпением дожидались здесь жена Надежда Андреевна, сыновья Саня, Володя, Витя и отзывавшийся радостным гуканьем совсем еще маленький Толик.
Мальчишки, едва дождавшись окончания ужина, сыпали многочисленными вопросами. И отец, уставший, но счастливый, охотно рассказывал им, как прошел день, что успели сделать сегодня нефтяники Малгобека, выполняя задание Родины. Потом наступал черед мальчишек поделиться с отцом накопившимися за день новостями. Они наперебой спешили рассказать о своих школьных делах и новых открытиях – осваивая день за днем необычайно красивые просторы Терского хребта, мальчишки увлеченно открывали для себя невиданный прежде мир. На Старых Промыслах им не доводилось видеть расстилающегося вокруг бескрайнего изумрудного моря разнотравья, которое так безраздельно властвовало здесь, питая воздух неповторимыми ароматами и хрустальной свежестью. Тут, казалось, взберись на ближайшую сопку, вставшую сразу за полосками огородов, и дотянешься рукой до высокого голубого неба, пронизанного солнечными лучами, бьющими через край набежавшего облачка.
Федора Васильевича радовала эта восторженная любознательность сыновей, присущая в таком возрасте всем детям. И он словно возвращался в свое детство, проведенное в бедной казачьей семье, вспоминал собственные тихие радости детской поры. Сыновья с удивлением узнавали, какую целебную силу таят в себе цветы, сорванные ими для матери в поле, от каких хворей спасают они человека, как живительны силы окружающей их природы. И, наверное, бесконечно длились бы эти беседы, если бы в урочный час Надежда Андреевна не отправляла в постель маленьких непосед.
Гас свет в окошках домов рабочего участка. Завтра нефтяников ждал новый трудовой день. В ночи сияли гирляндами огней лишь безостановочно работающие нефтяные вышки…
ОТЦОВСКАЯ ПРАВДА
ГЛЯДЯ на подрастающих сыновей, Федор Васильевич нередко задумывался о том, какое будущее их ждет. Самому-то ему вдоволь пришлось испытать жизненной горечи, познать и нужду, и смертельную опасность. В детстве недоедал частенько, а став взрослым едва уцелел под свистом пуль. Как раз на самую юность Мордвинова пришлась гражданская война, докатившаяся своими кровавыми жерновами до Северного Кавказа. Оставив соху и крестьянское поле, где он вместе с отцом сеял хлеб, Федор взял в руки оружие и выступил на защиту молодой власти Советов, которая обещала трудовому люду лучшую долю. Довелось ему участвовать в Стодневных боях в Грозном, в подавлении бичераховского мятежа, в сражениях с деникинцами.
Храбр был молодой казак и находчив в бою, словно всю жизнь до этого не крестьянским трудом жил, а в рати доблестной пребывал. Теперь же, когда давно миновали те опасные дни, рассказывал он сыновьям своим о пережитом и увиденном в боях. О закаленных в битвах людских характерах рассказывал, о подвигах своих товарищей по оружию, о кавалерийской сотне, в составе которой находился.
Больше всех донимал отца просьбами рассказать о войне Володя. В мальчишеских сердцах всегда живет страстное желание совершить нечто героическое. И слушая отца, Володя наверняка примерял на себя ярко оживающие в его детском воображении события и ситуации. Один из таких рассказов Федора Васильевича о гражданской войне запечатлел в книге «Повесть о Володе Мордвинове» Т.Е.Омельчук:
« — Часть наших войск осталась в Грозном, а другая – усиленная захваченным оружием – ноябрьскими днями преследовала бичераховцев. Так мы освободили от белой нечисти территорию от Грозного до Владикавказа и там присоединились к местному гарнизону. Во Владикавказе пришлось видеть Серго Орджоникидзе и Гапура Ахриева, который командовал ингушскими войсками. Наступила зима. Мы выезжали в степь на кавалерийские занятия. Там я познакомился и подружился с лихим наездником – Петровым Мишей. Бесстрашный парень был! Всего на год старше меня.
Недолго мы пользовались передышкой. В конце января пошли слухи, что со стороны Прохладной идут на нас хорошо вооруженные, отборные деникинские банды.
— Это уже пошел 1919 год? – спросил Володя.
— Да!.. Узнали мы, что они хотят обойти Владикавказ с востока, через Ингушетию, и отрезать нас от Грозного. Оставили мы город и выступили навстречу. С нами вышли курсанты Владикавказского пехотного училища и ингушские войска. Заняли оборону под селением Долаково. Окопались. К нам пришло много добровольцев из близлежащих селений. А в это время уже шли бои с передовыми частями белых около селений Сагопши, Пседах, Кескем. Их встретили отряды ингушей из этих селений.
— Это здесь вот?.. – возбужденно уточнял Володя. – Под этим Пседахом? В Алханчуртской долине?..
— Да! Под этим самым.
— Там, наверное, до сих пор валяются патроны? – ни к кому не обращаясь, сказал Витя.
— По всей нашей великой Родине оставила следы гражданская война. Их до сих пор можно видеть на земле. Но есть другие глубокие следы: в сердцах матерей, вдов, сирот. Никто их не видит. Кто их носит – не выставляет напоказ.
— Я думал, что война была где-то далеко, как в сказке. А она… вот тут… даже не верится…, — опять Витя.
— Восьмого февраля началось сражение под Долаково. Утром наши наблюдатели заметили разъезд деникинцев. Он показался из-за бугра и быстро исчез. Спустя некоторое время оттуда же зарябила цепь, за ней – другая. Мчались конники. Белые полагали с ходу атаковать и разбить нас, рассчитывали на нашу неорганизованность, непрочность, на несогласие между русскими и ингушами. Но просчитались. Мы встретили их таким мощным огнем из всех видов оружия, что они вскоре повернули обратно. Ждать недолго пришлось. Оставив лошадей в укрытии, деникинцы пешим строем опять пошли в атаку. И на этот раз безуспешно. Тогда они начали обстреливать нашу оборону из артиллерии. Несколько снарядов разорвалось в ауле. Вспыхнули пожары …Храбрости ингушей можно было завидовать. Были случаи, когда, израсходовав патроны, боец выскакивал из окопа и с обнаженным кинжалом бежал навстречу врагу, но вскоре падал, сраженный пулей. Ряды оборонявшихся редели. На смену погибшим из селения выходили их братья, отцы, жены, девушки, подростки. Они занимали место в обороне или перевязывали раненых, подносили патроны, пищу, воду. Храбро сражались курсанты и почти все погибли. Один за другим умирали кавалеристы. Ингуши, ведя бой из крайних саклей, объятых пламенем, сгорали в огне, но не покидали своих позиций. Мой друг, Петров Миша, будто играл со смертью в прятки, перебегал от окопа к окопу с ручным пулеметом, иногда кричал мне: «Держись, Федя!» И как целая рота, то тут, то там строчил его пулемет, уничтожая наседавших врагов. Три дня продолжался бой. Когда иссякли боеприпасы, горсточка израненных, но сильных духом красных воинов ночью оставила Долаково»…
В простых и правдивых отцовских словах, отражавших героическую историю родного края, живые герои войны, ныне занятые мирным трудом и строительством любимого города, ничем не отличались от героев книг Аркадия Гайдара, так полюбившихся Володе. В отцовской жизненной правде рождался и выкристаллизовывался характер этого мальчишки, которому однажды было суждено шагнуть в бессмертие. Основательность отца, его твердость данному слову, глубокая порядочность и душевная щедрость исподволь, незаметно передавались сыновьям…
ЖИВАЯ ПАМЯТЬ О ГЕРОЕ
О ПОДВИГЕ пионера-героя Володи Мордвинова знают все, кто вырос на Малгобекской земле, до сих пор хранящей отметины Великой Отечественной войны. Из детства возвращаются и ко мне такие поэтические строки:
Терновые ветви бесстрашно раздвинув,
Уходит в разведку Володя Мордвинов.
Счастливое детство уже за спиною,
И некуда деться –фашисты стеною…
В советские годы многие школьные пионерские отряды Малгобека и всей бывшей Чечено-Ингушетии боролись за право носить имя юного разведчика. А моим однокашникам выпала честь ухаживать за могилой героя. Так называлось место, где погиб Володя Мордвинов. От нашей средней школы № 9 сюда рукой подать.
Место гибели пионера-героя обнесено решетчатой оградой, за которой высится простой памятник, сваренный из металлических труб рукой опытного сварщика. Его венчает пятиконечная звезда, обрамленная лавровыми ветвями, а наплавленные металлом буквы сообщают: «Погиб за Родину разведчик-партизан В.Ф.Мордвинов. 15.Х-42. Г.р.1927».
Каждый год 9 мая, в День Великой Победы, стояли здесь в почетном карауле лучшие пионеры нашей школы, салютуя проезжающим мимо автомобилям, водители которых в ответ жали на клаксоны, отдавая дань уважения маленькому герою большой
войны. Хотя и остались далеко позади те пионерские факельные шествия, становившиеся апофеозом майских торжеств, но и сегодня могила Володи Мордвинова ухожена. Присматривают за ней нынешние мальчишки и девчонки, которые сегодня сидят за школьными партами. Новое поколение Ингушетии не позабыло о подвиге юного разведчика, помнит о героях Малгобекской оборонительной операции, насмерть стоявших на этих высотах…
Упомянутая мной выше «Повесть о Володе Мордвинове» вышла в Чечено-Ингушском издательстве «Книга» в 1990 году. Ее автор Трофим Ефимович Омельчук был учителем и до войны преподавал в Малгобеке в начальных классах. Великая Отечественная война заставила его оставить любимое дело. В составе 317-й стрелковой дивизии, которая была сформирована в Грозном, он принимал участие в освобождении Северного Кавказа, Украины, Венгрии, Австрии и Чехословакии, а после разгрома фашистской Германии отправился на Забайкальский фронт. На его груди теснились ордена Красной Звезды и Отечественной войны второй степени, а также многочисленные медали. С окончанием ратной службы он вернулся в школу. Позже заочно окончил пединститут и преподавал ребятам географию. Три десятка лет проработал он в Малгобеке. И все эти годы он не переставал заниматься творчеством. Стихи и проза Трофима Омельчука выходили во фронтовых газетах и в малгобекской районке.
Работая над «Повестью о Володе Мордвинове», Т.Е.Омельчук встречался со многими людьми. Своими воспоминаниями о герое с ним делились младший Володи Виктор Федорович Мордвинов, сестра бабушки Анастасия Герасимовна Попова, младшая сестра матери Евдокия Андреевна Шиманова, друг отца Федор Львович Колесников, провожавший юного разведчика на последнее задание, и другие. Много интересного о Володе рассказали его школьные товарищи Владимир Васильевич Есин, Мария Ивановна Ракова, а также его друг Николай Григорьевич Кресников, который был рядом с ним в момент гибели.
Эта книга в тонкой обложке давно стала библиографической редкостью. Единственный экземпляр «Повести…» я нашел недавно в фондах центральной библиотеки города Малгобека. Библиотекари бережно хранят ее, выставляя в читальном зале. А с фотографии, размещенной в экспозиции Малгобекского музея боевой и трудовой славы, пытливо смотрит на нас оставшийся вечно юным герой. О Володе Мордвинове рассказывают посетителям экскурсоводы музея-мемориала…
ГОРОД, ОБЪЯТЫЙ ОГНЕМ
ОСЕНЬЮ 1942 года жесточайшая битва развернулась на ближних подступах к Малгобеку. Враг сосредоточил на этом направлении крупные силы и был готов к решающему прорыву, когда вдруг неожиданно столкнулся с отчаянным сопротивлением бойцов Закавказского фронта. Защитники города нефтяников проявляли беспримерное мужество и ценой героических усилий сдерживали все наседавшего врага. Фашистская победная поступь по священной земле седого Кавказа остановилась. Лучшие сыны этой земли и всей огромной страны вступили в смертельную схватку с захватчиками.
Нефтяники Малгобека до последнего трудились на своих промыслах, снабжая фронт горючим. Вместе с Федором Васильевичем Мордвиновым работал здесь сутки напролет его старший сын Александр. Младшие дети вместе с матерью были эвакуированы в Грозный. Там Володя поступил на курсы ФЗО, чтобы как можно скорее получить направление на фронт трудовой и помогать в этот суровый час сражающейся с врагом Родине.
Беда неотвратимо приближалась. И тогда рабочие малгобекских промыслов получили сверху приказ немедленно уничтожить все нефтяные скважины, чтобы ни капли кавказской нефти не оказалось в бензобаках фашистских танков, рвущихся к сердцу Кавказа. Нефтяные вышки Терского хребта содрогнулись и пали, как солдаты, до конца выполнившие свой долг. В устья скважин полился бетон, намертво запирая подземные кладовые. Выполнив последний приказ трудового фронта, нефтяники Малгобека вышли на огневые рубежи. Федор Васильевич ушел в партизаны, а Саша оказался в солдатских окопах.
Тем временем в относительно спокойном Грозном Володя не находил себе места. Курсы ФЗО закрылись, и оставаться здесь он больше не хотел. Сердце звало его в Малгобек, где были отец и старший брат, где земля и небо полыхали сейчас в беспощадном пламени войны. И вскоре он твердо сказал матери, что возвращается в станицу Вознесенскую, будет искать отца и Сашу. Надежда Андреевна поняла, что отговаривать сына бесполезно. И Володя, наказав младшим Вите и Толику слушаться мать, отправился в дорогу.
В станицу Вознесенскую, а точнее в примкнувший к ней вплотную новый рабочий поселок, семья Мордвиновых перебралась незадолго до начала
войны. Федору Васильевичу, работавшему на Вознесенском участке, дали тут квартиру и теперь ему не приходилось добираться на работу за два десятка километров. Правда, покидали Мордвиновы Шестой участок с сожалением. Особенно переезд не радовал детей. Грустно было расставаться с друзьями. Не раз отправляясь дружной ватагой в дальние экспедиции по Терскому хребту, они давно изучили всю округу. Незаметно для себя мальчишки сроднились с этими местами, прикипели к ним душой, знали здесь каждую тропинку и лощину, каждую высоту успели покорить. Все захватывало дух: и буйство окружающей природы, и то, как на их глазах строился родной город!
Сейчас этот город полыхал в огне. Добравшись до Вознесенской, Володя с тревогой смотрел на запад, где под грохотом раскаленного металла стонала земля, и зарево пожарищ металось в небе. Фашисты предпринимали один штурм за другим. Центральная часть города уже больше десяти раз переходила из рук в руки. Как найти в этом пекле отца и брата? Живы ли они?
На следующий день в одном из окопов бойцы с удивлением глядели на невесть откуда свалившегося мальчишку. Они отправили Володю назад, в прифронтовую Вознесенскую, но он не оставил попыток найти своих. Вскоре удача улыбнулась ему. Он все-таки отыскал Сашку! Старший брат в пропавшей порохом гимнастерке показался Володе сильно повзрослевшим за это короткое время их расставания. Он рассказал, что отец вместе с другими нефтяниками сейчас находится в партизанском отряде, штаб у них на Бадаловских кошарах под Вознесенской… Встреча братьев была короткой. Война вновь разлучила их. Теперь уже навсегда.
ОПАСНЫМИ ТРОПАМИ ВОЙНЫ
6 ОКТЯБРЯ 1942 года фашисты захватили большую часть Малгобека. Еще два дня после этого линия обороны проходила через 36-й участок. Горели автогараж и рабочий поселок, лишь пепелище осталось на месте школы №9. Защитники города вгрызались в истерзанную малгобекскую землю, сражаясь за каждую ее пядь. Но 9 октября, когда оказались на исходе боеприпасы, под массированным огнем противника они были вынуждены отступить к промысловому железнодорожному узлу Бековичи. Следом враг стремительно захватил кирпичный завод. Нацистская пропаганда уже вовсю трубила о грандиозной победе в решающем сражении за кавказскую нефть. Фашистам оставалось лишь овладеть последним рубежом Малгобека...
Но город не пал. И этот его рубеж стал гибельным для захватчиков, наткнувшихся на вспыхнувшее с новой силой сопротивление. Наступление врага вновь захлебнулось.
Советское командование не сомневалось, что направление очередного удара будет прежним – по Терскому хребту, а не с севера, со стороны оккупированного Моздока. Было жизненно необходимо предупредить этот удар, потому как на новом плацдарме защитники Малгобека закрепиться еще не успели. Для успешного выполнения этой задачи требовались точные данные о местах скопления техники и живой силы противника. Но кто мог проникнуть в захваченный центр города? Любой появившийся там человек немедленно вызовет подозрения и будет схвачен… И тогда армейская разведка вспомнила о мальчишке, беспрепятственно появлявшемся в солдатских окопах. Кто он, этот смельчак?
Найти Володю Мордвинова не составило труда. Для юного разведчика, знающего Малгобек, как свои пять пальцев, придумали легенду, и он с готовностью отправился на свое первое боевое задание. Володя вернулся назад с ценнейшими разведданными. Командованию стало известно расположение фашистских складов с боеприпасами и горючим, а также где сосредотачиваются танки противника, пехота и оборудованы огневые точки. Ночной налет советской авиации и заговорившие «катюши» застали врага врасплох.
Володя вернулся на Бадаловские кошары. Федор Васильевич, уже три дня не видевший сына, наконец, мог вздохнуть легко. Через несколько дней партизанскому отряду предстояло выступать в Пседахский лес, где еще в период вторжения фашистов на Кавказ, была заблаговременно обустроена партизанская база. Отважный мальчишка получил новое задание – доставить подпольному комитету в Малгобек газетные вырезки со сводками «Совинформбюро». Подпольщики собирались их растиражировать и распространить на оккупированной территории. Вместе с Володей в захваченный город отправился на этот раз его друг Коля Кресников.
Ребята вышли в опасный путь ночью. Двигались осторожно. И вот уже позади осталась передовая. Незамеченными преодолев фашистские окопы, мальчишки должны были дождаться утра, чтобы продолжить свой путь при дневном свете, не вызывая никаких подозрений.
Однако едва забрезживший рассвет принес беду… Ушедший вперед Володя неожиданно наткнулся на немецкого часового, и короткую тишину холодного октябрьского утра вспорола резкая автоматная очередь…
«На рассвете 15 октября 1942 года оборвалась жизнь Володи Мордвинова, — писал в эпилоге к своей книге Трофим Омельчук. – Оборвались мечты и думы его… Неподвижно припал в придорожной пыли к матери-Родине…
Как и прежде взошло октябрьское солнце. Но для Володи его уже не было, как и не было всего вокруг – забот, тревог.
Он приник к земле у дороги и остался лежать, как и сотни тех солдат, что, защищая Родину, стояли насмерть и устлали своими телами высоту у кирпичного завода, что погибли у Мотькина переезда, что серели бугорками по всему Малгобеку.
Над ним, как и над всеми героями, не раз вставало и садилось солнце; не раз усыпали звезды ночное бархатное небо, и Большая Медведица отмеряла время; не раз катились волнами, как неисчислимые отары овец, серые туманы; горько плакали бесконечные осенние дожди; шелестели тихо пушистые снегопады; рыдали в безутешном горе метели и вьюги, плотно укрывая белым саваном от людских глаз останки героев и его останки…
В новогодние дни грозная сила Советской державы вымела из Малгобека фашистскую нечисть и погнала ее на запад, беспощадно карая…
В начале марта в Малгобек прибыло воинское подразделение и приступило к разминированию полей и сбору снарядов и гранат. Одновременно жители города вышли с подводами на захоронение останков павших воинов. Одних свозили в братские могилы, других хоронили в их же окопах. Так вся высота, что у кирпичного завода, стала большой братской могилой. В ней покоятся более 760 наших защитников.
Останки Володи Мордвинова привезли в центр города и с воинскими почестями под оружейный салют похоронили в братской могиле на площади имени В.Чкалова…»
В старом Малгобеке уже давно нет площади Чкалова. Оползневые процессы уничтожили ее. Но Вечный огонь не погас. Горожане перенесли братскую могилу в центр нового города, заложенного у самого подножия Терского хребта. Бронзовый солдат, оберегающий покой малгобекчан, геройски павших в борьбе с фашизмом, навсегда застыл в городском сквере памяти и славы.
Родина посмертно наградила Володю Мордвинова медалью «За оборону Кавказа». Эта награда, оплаченная жизнью мальчишки, долгое время выставлялась в Чечено-Ингушском краеведческом музее. В День пионерии, 19 мая 1979 года, в Грозном, в сквере перед республиканским Дворцом пионеров, был торжественно открыт памятник юному разведчику. Скульптура не уцелела в период боевых действий на территории Чеченской Республики.
Людская память, как случалось такое не раз, на поверку оказалась куда прочнее камня. В ней образ четырнадцатилетнего героя Великой
Отечественной войны обрел настоящее бессмертие. В этой памяти живет и поныне Володя Мордвинов — мальчишка, не успевший повзрослеть.
Ахмет ГАЗДИЕВ.
На снимке: юный разведчик Володя Мордвинов.
Фото предоставлено автору директором Малгобекского музея-мемориала боевой и трудовой славы Заурбеком Албогачиевым

пятница, 20 ноября 2015 г.

ШЕСТНАДЦАТИЛЕТНИЙ ЧЕМПИОН


ПОКОЛЕНИЕ NEXT

Возраст отнюдь не является преградой для того, чтобы сполна проявить себя. И Ислам Баркинхоев блестяще доказал это на собственном примере не единожды. Несмотря на свои совсем еще юные годы, он достиг значительных жизненных высот и успел познать вкус славы. Ислам знает цену победы — ничто не дается в жизни легко и, как правило, любому серьезному успеху сопутствует напряженный труд…Конечно, в своем стремлении к совершенству никто не застрахован от неудач. Случались такие неудачи и на пути этого парнишки. Но сумев выработать в себе характер победителя, он всегда относился к ним так, как и подобает – с еще большим напором брался за дело и терпеливо работал над ошибками, чтобы в следующий раз выстоять до конца…

ВОСПИТАНИЕ БЕЗ ИЗДЕРЖЕК

ДЕВЯТЬ лет назад маленький Ислам впервые переступил порог спортивного зала. В секцию кикбоксинга, работавшую тогда в поселке Майском, его привел отец. Для семилетнего мальчишки это событие стало ярким и запоминающимся. Он сразу по-настоящему увлекся спортом и с нетерпением дожидался каждой тренировки, чтобы научиться чему-то новому у своего первого тренера Рустама Чахкиева.
Едва заканчивались уроки в школе, как Ислам уже опрометью бежал в спортивный зал, чтобы вновь с головой окунуться в так полюбившуюся ему атмосферу. Пацану все пришлось по вкусу. Он внимал каждому слову тренера, затаив дыхание, наблюдал за зрелищными спаррингами старших ребят, до седьмого пота отрабатывал собственные первые навыки, а возвращаясь домой, делился своими маленькими радостями с родителями.
В большой и дружной семье Баркинхоевых пятеро детей. Седе, старшей сестре Ислама, семнадцать лет. Магомед-Баширу (а он, кстати, тоже занимается кикбоксингом) исполнилось тринадцать. Пятилетние близнецы Абдул-Малик и Абдул-Рахим скоро пойдут в школу, а потом, как знать, возможно, тоже окажутся в одной спортивной секции со своими старшими братьями. По крайней мере, надеяться на это есть все основания.
Сегодня многие родители сетуют на то, что в повседневных делах и заботах у них остается совсем мало времени на воспитание детей. Но вот у Мамеда Борисовича и Мадины Руслановны Баркинхоевых, хоть и заняты они не меньше других взрослых, дети родительским вниманием не обделены. На всех пятерых хватает этого внимания.
Мамед Борисович работает водителем, а Мадина Руслановна трудится на медицинском поприще. Окружающие относятся к ним с уважением, ценят их замечательные человеческие качества. А для своих детей они служат настоящим примером. Собственно, и любовь к спорту у мальчишек от их отца. Когда-то он сам занимался борьбой, и давно пришел к убеждению, что спорт воспитывает настоящих мужчин.
Сколько помнит себя Ислам, он всегда мечтал быть похожим на отца. И сегодня он с особой благодарностью говорит о том, что именно отец открыл для него мир большого спорта. Мир, подаривший ему веру в свои силы и крепкие крылья для красивого жизненного взлета.
Есть издержки воспитания, а есть воспитание без издержек. В случае с семьей Баркинхоевых уместно рассуждать о втором. Маленькие детские сердца становятся большими, когда они наполнены любовью к родителям и уважением к старшим.

НОМЕР ОДИН В СТРАНЕ

КИКБОКСИНГ требует от спортсмена особой физической и психологической подготовки. И потому никаких послаблений тем, кто выбирает для себя этот вид спорта, не предвидится даже теоретически — работа, работа и еще раз работа.
Являясь уникальным боевым искусством, этот вид спорта зародился относительно недавно — в семидесятых годах прошлого века. Соединив в единое целое бойцовские традиции Запада и Востока, имеющие многовековые корни, он стал сбалансированной, универсальной системой, в которой гармонично слились классический бокс и каратэ, а также нашли свое применение элементы техники из тайского бокса и тхэквондо.
Начиная с азов и годами постигая все тонкости этой системы, к настоящему времени Ислам Баркинхоев добился необычайных успехов. Достаточно сказать, что на сегодняшний день в своей весовой категории этот юный спортсмен является в России номером один. Первое место в рейтинге досталось ему в результате ежедневной кропотливой работы и целеустремленности. Сейчас он тренируется под началом Мовсара Кодзоева — в прошлом известного российского кикбоксера.
Свои бойцовские качества Ислам продемонстрировал рано. И сделал он это столь ярко, что ни у кого не осталось сомнений в его лидерстве. Впервые звезда Ислама зажглась на республиканских турнирах по кикбоксингу. Затем он стал решительно бороться за пальму первенства, выходя уже на региональный и всероссийский уровень. Сегодня в его активе целый ворох медалей, честно завоеванных на различных соревнованиях.
Присущее Исламу Баркинхоеву умение сконцентрировать свои силы на достижении поставленной цели еще не раз приведет его к успеху. Армия болельщиков этого юного спортсмена постоянно растет, потому что крепкий духом и физически выносливый, в схватке с каждым соперником он демонстрирует красивый и зрелищный бой.

ДОРОГОЙ ПОБЕД

В 2013 ГОДУ, после окончания девятилетки Майской средней школы №1, Ислам поступил в политехнический колледж Республики Ингушетия. Сейчас он студент второго курса нефтяного факультета. Осваивает специальность оператора нефтяных и газовых скважин. К слову сказать, колледж входит в число лучших учебных заведений профессионально-технического профиля России и требования к обучающимся в нем студентам высоки. Тем не менее, Исламу удается совмещать свою учебу с тренировками и выездами на сборы. Станет ли он в будущем именитым нефтяником, покажет время, но в том, что в спорт он пришел всерьез и надолго, сомневаться уже не приходится.
Парень непрестанно работает над собой каждый день и раз за разом показывает все более впечатляющие результаты. Ограничусь перечислением лишь некоторых его победных выступлений. В 2011 году он завоевал второе место на проходившем в Ставрополе чемпионате СКФО по кикбоксингу. Чемпионат и первенство России 2013 года, собравшие лучших бойцов страны в Теберде, принесли ему первое место. Летом этого же года Ислам стал неоспоримым лидером VII Всероссийского турнира по кикбоксингу памяти воина-афганца Александра Дундукова, который проводится в ст.Багаевской Ставропольского края.
Студенческая пора совпала для Ислама Баркинхоева с новыми победами на ринге. В 2014 и в 2015 годах он становится фаворитом Всероссийского турнира по кикбоксингу среди юношей «Надежды Дагестана» на призы Олимпийского чемпиона Сагида Муртазалиева (г.Кизляр). Одновременно с этим дважды входит в число сильнейших спортсменов страны, удачно выступая во Всероссийском турнире по кикбоксингу в Белгороде. В эти же годы юному кикбоксеру из Ингушетии дважды выпадает право отстаивать честь России на Кубке мира, проходящем в Анапе. И оба раза Ислам уже привычно поднимается на пьедестал почета.
Ринг снова и снова дарит И. Баркинхоеву чувство победы. В текущем году парню вновь удается подтвердить свои лидерские позиции на чемпионате и первенстве России по кикбоксингу. Из Домбая, где и происходили решающие схватки, он вернулся с золотой медалью, заняв первое место в своей весовой категории и став полноправным членом сборной нашей страны. На парня отныне возлагаются большие надежды, и он делает все зависящее от него, чтобы эти надежды оправдать.

СПОРТИВНАЯ ГОРДОСТЬ РОССИИ

В АВГУСТЕ нынешнего года Ислам Баркинхоев в составе сборной России отправился в Испанию. В те дни испанский город Сан-Себастьян принимал участников первенства Европы по кикбоксингу среди кадетов и юниоров. Под флагом WAKO — Всемирной ассоциации организаций кикбоксинга — здесь собирались 1500 участников из более сорока стран мира. Молодым кикбоксерам предстояло потягаться силами во всех видах контактных дисциплин...
Жаркие схватки сильнейших спортсменов Европейского континента продолжались больше недели. Россияне громко заявили о себе уже в первые дни. Кстати, Российскую Федерацию на престижнейшем первенстве представляли сразу три кикбоксера из Республики Ингушетия. Это были первые номера в своих весовых категориях Акроман Баркинхоев (86 кг.), Руслан Албаков (57 кг.) и Ислам Баркинхоев, выступающий в весовой категории 63,5 кг. Каждый из них был полон решимости сражаться до победного конца.
И надо сказать, что ингушские ребята в очередной раз показали блестящий результат. Они принесли в копилку сборной России золото и серебро, и вместе со своими сверстниками из других регионов РФ завоевали для нашей страны первое общекомандное место на чемпионате Европы. Ислам Баркинхоев стал серебряным призером этого чемпионата.
Каков он в жизни, наш шестнадцатилетний чемпион, спортивная гордость России? Чтобы познакомиться с ним, я побывал недавно в политехническом колледже, где учится этот парень. Улыбчивый, очень скромный и даже где-то по-мальчишески застенчивый, Ислам свои медали, заработанные стократным потом, принес на встречу со мной в обычном пакете. Разговорить чемпиона, а тем более уговорить его надеть медали оказалось делом совсем непростым.
Его скромность вкупе с вежливостью и искренностью подкупили меня сразу. И. Баркинхоев вообще производит приятное впечатление своей воспитанностью. И ничто, кстати, не выдает в нем даже намека на звездную болезнь. Иной и возгордился бы такими спортивными успехами и регалиями, а Ислама как будто бы даже немного смущает блеск его многочисленных наград. Мне почему-то кажется, что даже многие его сокурсники не догадываются о том, с каким титулованным спортсменом они учатся.
Юный чемпион рассказал мне о своих планах на будущее. В этих планах спорт занимает, конечно, главное место. Ислам продолжит заниматься столь полюбившимся ему кикбоксингом, но хотел бы еще попробовать свои силы и в классическом боксе. Все это придется по-прежнему совмещать с учебой. Таким образом, свободного времени на ближайшую перспективу у него практически не предвидится.
Впереди у этого замечательного парнишки большая дорога длиною в целую жизнь. Спортивная судьба и взрослая жизнь еще не раз испытают его на выдержку, внутреннюю силу и прочность характера. Но он обязательно преодолеет все трудности, потому что есть в нем крепкий мужской стержень. Есть у Ислама несгибаемая воля к победе, которая позволит ему побеждать не только на ринге, но и вне его.

Ахмет ГАЗДИЕВ
На снимке: Ислам Баркинхоев – парень, устремленный к победам.
Фото автора

пятница, 30 октября 2015 г.

ИНГУШСКИЙ ХАРАКТЕР АХМЕТА МАЛЬСАГОВА



Село Базоркино всегда занимало особое место в истории Ингушетии, и наверное, совсем не случайно многим из тех, кто вышел отсюда в большую жизнь, было суждено оставить заметный след в судьбе ингушского народа. Так было в прошлом, так продолжается и по сей день. И среди наших современников одним из тех, кто остался верен этой славной традиции, я бы назвал Ахмета Мальсагова. В середине 90-х годов прошлого столетия, когда происходило трудное становление новой Ингушетии, он оказался на самом острие судьбоносных событий и с честью выдержал это испытание.




В ТУ ПОРУ у нас было немало радетелей за народное счастье. Чьи-то имена мы уже успели порядком подзабыть, другие сегодня сами вовсю открещиваются от собственного народа. Время, как говорится, все расставило на свои места и, подытожив поступки и дела каждого, вынесло свой вердикт - для кого-то нелицеприятный и совсем иной для тех, кто неизменно следовал своей совести.
Пожалуй, Ахмет Иссаевич Мальсагов больше всего запомнился всем на посту председателя правительства Республики Ингушетия. Блестящий экономист и яркий политик, придя во власть, он стал еще и образцом глубокой человеческой порядочности. Политика, вопреки утверждению Бисмарка, вовсе не грязное дело, если делать ее с чистым сердцем. И Мальсагов легко доказал это в те годы своим каждодневным напряженным трудом. Молодой и энергичный председатель правительства, он не был оратором, коими тогда изобиловал политический Олимп Ингушетии, уступал в красноречии различным пустословам, но всегда оставался непревзойденным там, где требовались конкретные решения и действия, направленные на улучшение жизни рядовых граждан республики.
Не берусь утверждать, что он был совершенно непогрешим в принятии серьезных экономических решений. Идя непроторенной дорогой, любой человек рискует в чем-то ошибаться. Но есть объективный факт, от которого никуда не уйти - общие показатели тех лет, когда правительство возглавлял Мальсагов, свидетельствуют о стабильности и росте экономики республики.
Важно отметить, что пребывая на высоких республиканских постах, Ахмет Иссаевич не только каждый раз демонстрировал свои высокие профессиональные качества, но и быстро снискал себе репутацию искреннего и открытого человека. Эта открытость, несомненно, очень подкупала людей. И потому никто не бросил ему в спину и слова упрека, когда в июне 2002 года он по собственной воле ушел в отставку. Более того, добрая людская молва стала для Мальсагова той бесценной наградой, которой сегодня он вправе гордиться.

ПОВОДОМ для написания этого очерка послужило событие личного плана, случившееся в жизни Ахмета Мальсагова. На днях он отметил свой 55-летний юбилей. Особенности жанра уже сами по себе предполагают обращение к биографии героя. В данном же случае биографические вехи интересны еще и тем, что дают некоторое представление о том, в каких условиях и как происходило становление неординарной личности, обладающей столь цельным характером, ясным видением окружающего мира и своего места в жизни…
Семья Иссы Аддасовича и Сахират Магомедовны Мальсаговых ничем не отличалась от семей их односельчан. Ее жизнь протекала в заботах, знакомых всем простым людям. В доме подрастали десять ребятишек и потому родители не знали устали в труде. Сызмальства приучали они трудиться и своих детей. В ведении большого домашнего хозяйства у каждого были свои обязанности, так что времени на шалости и баловство не оставалось. Прививая детям чувство ответственности, добропорядочная чета Мальсаговых с затаенной надеждой заглядывала вперед, желая в будущем видеть своих сыновей и дочерей достойными людьми.
Дети радовали родителей первыми успехами. Не был здесь исключением и маленький Ахмет. Став школьником, смышленый мальчишка взялся за учебу с недюжинным упорством. Тяга к знаниям вскоре прочно определила его место среди отличников Майской средней школы. Особенно преуспел он в точных науках и позже не раз побеждал в республиканских математических олимпиадах школьников, проходивших в Северной Осетии. Не чурался Ахмет и общественных нагрузок – был председателем совета пионерской дружины школы, вступил в комсомол. Словом, все у него складывалось как нельзя лучше. Учителя души в Ахмете не чаяли и пророчили ему золотую медаль – как-никак гордость школы и вообще один из лучших школьников Пригородного района.
Свою золотую медаль Ахмет не получил. Почему? Причиной стала его национальность. Чиновники от образования соседней республики заявили прямо: пусть получает медаль в Ингушетии, а директору школы, где учился Мальсагов, пригрозили увольнением, если она поднимет шум. Эту историю поведал читателям в 2002 году известный журналист Мурат Озиев, рано ушедший из жизни, но успевший стать явлением в ингушской журналистике.
«На всю жизнь запомнит Ахмет полные слез глаза Зинаиды Георгиевны, - писал Мурат Крымсултанович. – «Держись, Ахмет, - только и смогла она сказать. – Ты получил лишь первый удар в своей жизни. Сколько их еще будет, трудно предсказать».
Удар этот, действительно, был мощнейшим. Несправедливость взрослых дядей, их ложь на некоторое время шокировали юношу. Интернационалист по духу, по воспитанию, он не желал понять, как его национальная принадлежность могла быть определяющей в получении золотой медали. Несправедливость значительно осложнила осуществление мечты. При поступлении в вуз надо было теперь сдавать не один, а все экзамены.
Для этого сельского парнишки было мечтой поступить в самый престижный вуз страны – Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова. И не просто в МГУ, а на экономический факультет по специальности планирование народного хозяйства и экономическая кибернетика. На такую дерзость решился бы далеко не всякий столичный медалист. Ахмет Мальсагов решился. От знаменитого МИНХа им.Плеханова, который ему навязывали, отказался. Сдал документы в МГУ. На предэкзаменационном собеседовании удивил членов комиссии. «Как это так, - спрашивали они, - в аттестате ни одной четверки, а не медалист?» Ответ абитуриента из Майского был уклончив, но понятен. Члены комиссии только сочувственно перекинулись взглядами.
Как же не сочувствовать, когда на одно место избранного Мальсаговым отделения 29 претендентов? Если проходной балл 24, 5? Для Ахмета это означало: все четыре экзамена он должен был сдать на «отлично». Считаю, что решившись поступать именно в этот вуз, учиться именно по этой специальности, он проявил больше чем дерзость. Он проявил ингушский характер. Посчитал себя должным доказать тем, кто отнял у него золотую медаль, несоизмеримую с человечностью низость их поступка. И доказал. Набрал все 25 баллов!
Могут, конечно, сказать, что экзамен – это лотерея. Но для сельского парня из российской национальной окраины в столичном вузе подобные лотереи не выпадают. Да и потом. Ну, допустим, преодолел всеми правдами и неправдами вступительный экзамен. А учиться же надо. И вновь Ахмет Мальсагов с первого же курса показывает настойчивость в постижении знаний. Все десять семестров повышенную стипендию получал. Не знаю, как в других вузах, но в Московском, Ленинградском университетах держаться на такой высокой отметке было под силу лишь немногим. А вот ингуш Ахмет Мальсагов из Майского держался!»

ПРОЦИТИРОВАННЫЕ мной строки из материала М.К.Озиева «Формула жизни Ахмета Мальсагова» родились во время предвыборной президентской кампании, бушевавшей в Ингушетии в 2002 году. Сначала они вышли свет в виде брошюры, а позже, уже после президентских выборов, были опубликованы в независимой ингушской газете «Ангушт». Ахмет Иссаевич был одним из претендентов на высший государственный пост республики и потерпел поражение. Но это, действительно, было поражение из разряда тех, славе которых позавидовали бы победители.
К каким только ухищрениям не прибегали многие соперники Мальсагова по президентской гонке. На избирателей обрушились черные политтехнологии заезжих проплаченных пиарщиков, в ход пошел даже элементарный подкуп – людям раздавали деньги и пресловутые мешки с мукой и сахаром. А Ахмет Мальсагов, исполнявший с декабря 2001 года, после досрочного ухода в отставку Руслана Аушева, обязанности президента Ингушетии и имевший в собственном распоряжении неограниченный административный ресурс, вновь продемонстрировал свой ингушский характер и глубокую порядочность. Навязываемых правил игры он не принял, предпочтя сохранить честное имя. И ничуть не колебался в своем выборе.
Не мог этот человек поступить иначе. Не мог он не следовать родительскому наказу оставаться человеком в любых обстоятельствах, как не велик был бы порой соблазн пойти на сделку с собственной совестью. Это о нем, тогда еще студенте четвертого курса экономического факультета Московского госуниверситета, писала газета «Грозненский рабочий» 19 апреля 1983 года: «Вдумайтесь сами, у простых рабочих Иссы и Сахират, которым в свои молодые годы не довелось познать глубины знаний, четверо детей имеют высшее образование, двое учатся в вузах, остальные – в школе.
Дети не подводят родителей. Трудятся достойно, учатся хорошо. И живут в каждом из них трудолюбие отца и матери, их душевная щедрость, высокое чувство гражданского долга. Например, старшая дочь, Фатима Мальсагова – заслуженный учитель РСФСР, член ЦК профсоюза работников просвещения, Тамара трудится в Калуге, Борис учится в одном из костромских вузов, Магомед работает зоотехником в станице Орджоникидзевской.
А вот – Ахмет Мальсагов. Пытливый, любознательный, стремящийся до всего дойти сам, узнать намного больше того, что дают учебники. Он с отличием закончил среднюю школу. Не однажды выступал победителем на республиканских олимпиадах школьников по математике, физике, химии.
И нынче, студент четвертого курса экономического факультета МГУ, он такой же непоседливый, жадный к знаниям, стремящийся добровольно взять на себя ношу общественных дел. В прошлом году возглавил стройотряд своего факультета «Интер-4», в который входили студенты старших курсов и даже аспиранты. Работали в Целиноградской области, строили для тружеников села жилые дома, хозяйственные объекты…»

БЛЕСТЯЩЕ окончив МГУ, в 1984 году Ахмет Мальсагов вернулся на родину. Вернулся, несмотря на то, что ему, молодому, подающему надежды экономисту-кибернетику, предлагалось на выбор два варианта - продолжить учебу в аспирантуре родной «альма-матер» или работать по специальности в столице. Ахмет отверг все варианты, зная при этом, что дома с трудоустройством все может оказаться не так просто. Тем не менее, ему все-таки удалось, хоть и с некоторым трудом, найти применение своим знаниям в Госплане Северной Осетии. И вновь от него потребовалось доказывать окружающим собственную состоятельность. И вновь он с этой задачей справился. За каких-то два года рядовой экономист, с должности которого он начинал, Мальсагов вырос до заместителя начальника отдела сводного и перспективного планирования. Одновременно с этим он преподавал политэкономию студентам СОГУ. И вовсе не карьерными соображениями руководствовался Мальсагов в своей целеустремленности, потому как, почувствовав однажды, что чиновничья работа уже не дает ему новых знаний, он без всякого сожаления покинул госплановский кабинет.
Приняв решение заняться практической работой, Ахмет Мальсагов в 1986 году становится главным экономистом знаменитого по тем временам в Пригородном районе совхоза «Россия». На этой ответственной должности он успешно проработал до так называемого осетино-ингушского конфликта.
В 1993 году Мальсагов возглавил правление одного из коммерческих банков Москвы. Но вскоре его неоценимые знания и навыки практической деятельности потребовались только что образованной Республике Ингушетия. В 1994 году он стал советником по экономическим вопросам всенародно избранного президента Руслана Аушева. Спустя год был назначен первым заместителем министра финансов республики, а совсем скоро, уже в ранге заместителя председателя правительства, оказался министром финансов. На этом его стремительный карьерный взлет не прекратился. С 1999 года Ахмет Мальсагов – министр экономики и первый заместитель председателя правительства, и затем, почти сразу, – председатель правительства Республики Ингушетия. К слову сказать, на его удостоверении, подтверждающем звание заслуженного экономиста РИ, гордо красуется номер один.
После ухода в отставку в 2002 году Ахмет Мальсагов занялся предпринимательской деятельностью. Благодаря его усилиям, рынок Ингушетии был насыщен качественной продукцией пищевой промышленности. Все это время он не переставал помогать нуждающимся, творил богоугодные дела, занимался меценатством. Возможно, немногие знают, что он делает намаз с семилетнего возраста, но никто не удивился тому, что именно Мальсагов построил в Майском мечеть.
Сегодня его знания вновь востребованы республикой. Так и живет этот человек, не изменяя своим нравственным принципам, строя взаимоотношения с людьми на уважении, стремясь приносить пользу своему народу.
Один из друзей Ахмета Мальсагова сказал мне как-то, что он не способен на предательство. Позже в его большом поэтическом посвящении другу я прочитал такие строки:
А ты счастливый человек,
Что стержень жизни сохранил
И что в насквозь продажный век
Ты честь свою не уронил…
Честь – это то, что всегда ценилось в ингушском обществе превыше всего. Из самых глубин седой старины дошли до нас легенды и предания о наших благородных предках, для которых определяющими их жизнь были именно постулаты чести и достоинства. В народной памяти до сей поры живы их светлые образы. Хочется верить, что и наше время подарит будущим поколениям своих героев…

Ахмет ГАЗДИЕВ

На снимке: А.И. Мальсагов на встрече с журналистами «Сердало»

Фото автора

воскресенье, 25 октября 2015 г.

ЗАПИСКИ ГЕНЕРАЛА ПОБЕДЫ



ИСТОРИЯ МОЕГО ГОРОДА / АВТОРСКИЙ ПРОЕКТ Ахмета ГАЗДИЕВА

Генерал армии Иван Владимирович Тюленев – это имя тщетно пытались предать забвению. Сначала он нажил себе недоброжелателя в лице могущественного Берии, заняв принципиальную позицию в собственном видении ситуации на Кавказском театре военных действий, затем его роль в одном из ключевых сражений Великой Отечественной войны старательно принижалась в угоду брежневской «Малой земле». Но для жителей Малгобека, заслуженно носящего сегодня почетное звание города воинской славы России, Иван Владимирович всегда был генералом Победы...

ОБ ЭТОМ легендарном человеке мне много рассказывал основатель Малгобекского музея боевой и трудовой славы Башир Асламбекович Чербижев, создавший в свое время целую экспозицию, посвященную И.В. Тюленеву.
Как отмечает историк Алексей Безугольный, битва за Кавказ — весьма необычное сражение в истории Великой Отечественной войны: «В одном из послевоенных интервью И.В. Тюленев так определил особенности кавказского театра военных действий: большая (около 1 тыс. км) протяженность фронта; сильно пересеченная горами и ущельями местность; наличие трех оперативных направлений – грозненско-бакинского, туапсинского и участка Главного Кавказского хребта; наличие морей по флангам; резкие смены климатических поясов в зависимости от высоты; изолированность фронта от центра страны.
В конце июля 1942 г. кавказская группировка врага (группа армий «Б») насчитывала 167 тыс. солдат и офицеров, 1130 танков, 4540 орудий и минометов, до 1 тыс. самолетов. Между тем, Закавказский фронт, которым тогда командовал Тюленев, в 1941-1942 гг. уже отправил из Закавказья в Действующую армию десятки готовых частей и соединений и сотни маршевых подразделений и к лету 1942 г. располагал лишь незначительным количеством готовых соединений (20 стрелковых дивизий и бригад, 3 кавалерийских дивизии, 3 танковых бригады), прикрывавших по периметру все Закавказье. Бронетанковые силы насчитывали 202 танка, в большинстве своем – архаичные модели типа Т-26, Т-60. Фронт располагал 164 исправными самолетами, а также около 250 самолетами разных типов в запасных авиаполках и авиашколах. Артиллерия насчитывала 922 орудия и 746 минометов (калибром свыше 50 мм).
Тем не менее, огромным напряжением сил, И.В. Тюленеву и его штабу уже ко второй половине августа 1942 г. удалось создать устойчивый фронт обороны в предгорьях Кавказа и на Грозненско-Бакинском направлении».

В ТО СУРОВОЕ время непреодолимым препятствием на пути врага, рвавшегося к несметным богатствам Кавказа, стал нефтяной Малгобек. И совсем не случайно в ряду блестящих оборонительных операций, проведенных Закавказским фронтом в ходе битвы за Кавказ, Малгобекская оборонительная операция занимает особое место. После ее победоносного завершения в январе 1943 года советские войска перешли в контрнаступление и уже к середине февраля очистили от немецко-фашистских захватчиков большую часть территории Северного Кавказа.
Иван Владимирович Тюленев был назначен на пост командующего Закавказским военным округом в мае 1942 года в связи с угрозой прорыва врага на Кавказ. Нужно сказать, что в составе этого фронта с фашистами сражались лучшие сыны седой Кавказской земли, представители сорока национальностей, в том числе и ингуши. 12 дивизий были вообще сформированы по национальному признаку. В их рядах покрыли себя неувядаемой славой сыновья Азербайджана, Армении и Грузии. В других соединениях и частях кавказцы составляли около половины личного состава. Кавказские львы самоотверженно вступили в смертельную схватку с сильным врагом и вместе со своими славянскими братьями демонстрировали чудеса храбрости и бесстрашия.
В 1963 году в Грозном вышло первое издание сборника «Крепость на Тереке», повествующего о героях обороны Малгобека. И.В. Тюленев сразу откликнулся на это событие. «Битва за Кавказ является одним из крупнейших сражений Великой Отечественной войны, — писал прославленный генерал. – Главное направление удара гитлеровского командования на юге было Грозненско-Бакинское. Здесь враг концентрировал свои лучшие силы, намереваясь овладеть грозненской нефтью. Он лелеял надежду проникнуть отсюда в Закавказье, захватить Баку и создать благоприятные условия для вторжения на Ближний и Средний Восток. Кстати сказать, эту бредовую мечту высказывал командующий 17-й немецкой армией генерал-полковник Рауфф, когда его войска вошли в Ростов-на-Дону. Он пригласил к себе японского военного атташе и хвастался перед ним: «Ворота Кавказа открыты. Близится час, когда германские войска и войска вашего императора встретятся в Индии».
Для того, чтобы выиграть войну и завоевать мировое господство, гитлеровцам было необходимо горючее, а его у них катастрофически не хватало. Именно поэтому враг сконцентрировал на Кавказе свои отборные силы. Его главная цель здесь заключалась в захвате нефтеносных районов и овладении стратегическим сырьем. Чтобы сломить сопротивление защитников Кавказа, фашисты в звериной ярости на протяжении более пяти месяцев бросали в наступление всю свою бронированную мощь. Но бойцы Закавказского фронта вгрызались в родную землю, защищая каждую ее пядь.

В МАЕ 1964 года генерал И.В.Тюленев отмечал, сколь огромным было значение битвы за Кавказ, героической обороны на реке Терек в направлении Малгобека, на перевалах Главного Кавказского хребта и на подступах к Туапсе. На этих рубежах войска Закавказского фронта получили приказ Родины – остановить наступление немецко-фашистских полчищ, отстоять нефтяные богатства Кавказа, обескровить и в конечном счете разгромить зарвавшегося врага.
Для выполнения этой почетной и в то же время очень трудной задачи, требовалось в огне боев создать глубоко эшелонированную, крепкую оборону. Нужно было в предельно сжатые сроки построить десятки тысяч огневых точек, ходов, сообщений и траншей, перебросить по железной дороге тысячи людей, орудий, машин, огромное количество боеприпасов. Кавказский театр военных действий к началу боев не был в достаточной степени оборудован оборонительными сооружениями, и тогда на всем тысячекилометровом фронте закипела тяжелая работа, потребовавшая нечеловеческого напряжения. Вместе со всеми на строительство оборонительной линии вышли и малгобекчане. Под вражеской бомбежкой горожане и жители близлежащих ингушских сел возводили мощные укрепления, которые должны были остановить фашистов на пути в Алханчуртскую долину. Их героическими усилиями Малгобек, стоящий на Терском рубеже, превратился в неприступную крепость.
«Захватив Ростов, штурмуя волжскую твердыню, гитлеровцы отрезали Кавказ от центральной части страны, — вспоминал генерал И.В.Тюленев. – Каспийское море от Махачкалы до Астрахани оказалось под ударами вражеской авиации, которая господствовала в воздухе.
Гитлеровское командование для наступления на Кавказ еще на рубеже нижнего течения Дона сосредоточило 13 пехотных, 5 танковых, 4 моторизованных, 3 кавалерийские дивизии, африканский корпус и более тысячи самолетов. Эти силы превосходили по численности наши войска, особенно по количеству танков и самолетов.
Но благодаря героическим действиям нашей авиации и передовых частей, противнику на подступах к Тереку был нанесен ряд ощутимых контрударов, что замедлило темп фашистского наступления. Это дало возможность войскам Закавказского фронта более прочно укрепить свою оборону и надежно прикрыть Грозный, Баку, Владикавказ.
Однако положение в сентябре было более напряженным, нежели в августе. Битва за город на Волге в те дни величайшего накала. На Кавказе в этот период начались самые ожесточенные бои по всему фронту, особенно кровопролитные на Терском рубеже, под Туапсе и на перевалах Главного Кавказского хребта.
В передовой статье 20 сентября 1942 года «Правда» писала: «… В предгорьях Кавказа идут невиданные по своим масштабам и ожесточенные бои. Над Советской Родиной нависла серьезнейшая опасность. Враг захватил важные районы нашей страны. Он хочет лишить нас хлеба, нефти. Он поставил перед собой задачу – отрезать от нашей страны Советский Юг…»
«…Здесь, — сообщала газета «Красная Звезда» в своей передовой статье от 26 сентября 1942 года, — завязался важнейший узел событий второго года Отечественной войны. От исхода боев на Юге зависит судьба Отечества, свобода и жизнь миллионов советских людей.
На защитниках Советского Юга лежит сейчас важнейшая ответственность за исход летней кампании 1942 года, за судьбу Советского государства. Их ответственность можно сравнить только с ответственностью защитников Москвы 1941 года…»
К концу августа противник вышел к Тереку и Баксану на участке Ищерская – Баксанское ущелье и захватил города Моздок и Прохладный. Гитлеровские полчища пытались с ходу прорвать оборону на Тереке. Однако напрасны были их надежды…
Весь сентябрь шли ожесточенные бои, в результате которых враг понес огромные потери и бесславно закончил свое наступление. Войска Северной группы Закавказского фронта, вступившие в решительный бой, преградили путь фашистским танковым войскам.

СОБЫТИЯ решающих сражений развивались следующим образом. Фашистское командование решило нанести удары танковыми корпусами 1-й танковой армии по направлению Моздок, Малгобек, Эльхотово и Прохладный, разгромить основные силы нашей 9-й армии и, развивая наступление на Грозный и Махачкалу, быстро выйти в район Баку.
Сосредоточив превосходящие силы на Малгобекском направлении, отмечал генерал И.В.Тюленев, противник в ночь на 2 сентября начал бои с целью форсирования Терека и захвата плацдармов на южном берегу. Несмотря на более чем четырехкратное превосходство в танках и шести-семикратное – в артиллерии, противник за двое суток не смог захватить существенного плацдарма.
Войска нашей 9-й армии удерживали свои позиции. Только к исходу 4 сентября противнику удалось вклиниться в нашу оборону на 8-10 километров в сторону Предмостного и Вознесенской.
Впереди наступающих вражеских войск двигалась 23-я танковая дивизия. На каждом ее танке красовался герб Берлина – лев на желтом фоне. Рядом с ней была дивизия СС «Викинг», считавшаяся одной из самых лучших среди фашистских дивизий. Она появлялась на важнейших участках советско-германского фронта, участвовала в наиболее крупных наступательных операциях. В ее состав входили три моторизованных полка – «Норланд», «Вестланд» и «Германия», несколько дивизионов полевой, зенитной и противотанковой артиллерии, около 150-ти танков.
Излюбленный прием фашистов – прорыв нашего фронта мощным танковым ударом, затем расчленение и стремительное преследование с обходом флангов отходящих частей – не оправдал себя в борьбе с войсками Закавказского фронта, создавшими глубокую активную оборону.
4 сентября штаб Северной группы войск доносил, что в результате четырехдневных боев противнику удалось захватить небольшой плацдарм в районе селения Кизляр, что под Моздоком. Враги в течение 36-часового боя продвинулись на юг на… 1 километр.
Обескураженный генерал, командовавший танковой дивизией, взывал к своим берлинцам: «Я не верю, чтобы танки, носящие герб германской империи, не могли взять какую-то русскую деревню Вознесенская, до которой осталось всего семь километров».
Малгобекская оборонительная операция лишила немецко-фашистских захватчиков присущего им апломба. Обороняющиеся части Северной группы войск проявляли большую выдержку. Они допускали фашистов на дистанцию действительного огня, а затем его открывали одновременно артиллеристы, бронебойщики и пулеметчики. Рассекая воздух огненными стрелами, разили врага гвардейцы-минометчики из своих знаменитых «Катюш», а с неба в это время обрушивали на него смертоносный груз наши бомбардировщики. С наблюдательного пункта, свидетельствует генерал И.В.Тюленев, был виден только высокий, плотный столб дыма и пыли да желтые языки пламени: горели берлинские танки со свастикой.
После двух дней относительного затишья началось новое наступление. На небольшом пространстве противник собрал до 500 танков и плотно насытил боевые порядки артиллерией и тяжелыми минометами, надежно прикрыв их вновь прибывшими бомбардировщиками и истребителями.
«ПРОШЛИ сутки, вторые, пятые…, — вспоминал Иван Владимирович. – Фашистские войска, захлебываясь в крови, продолжали атаки. На полях и холмах под Моздоком и Малгобеком громоздились груды обгоревшего бесформенного металла – бывшие танки. Все фашисты отыскали слабое звено в нашей обороне и вбили клин в стыке двух соединений. 151-я стрелковая дивизия, оборонявшая южный и восточный берег Терека и междуречье к юго-востоку от Прохладного, оказалась почти в полном окружении. Но, выстояв и дождавшись, покуда клин «притупился», наша дивизия стала извлекать пользу из своего, так сказать, островного положения. Решительным ударом ее подразделения во взаимодействии с 275-й стрелковой дивизией вышибли врага из селения Верхний Курп и подошли к южным окраинам селения Хамидия.
Одновременно наши войска 10-го гвардейского стрелкового корпуса контратаковали противника в направлении Мекенская, Моздок и вышли к Ищерской. А конники сводного кавалерийского корпуса внезапно, как снег на голову, обрушились на врага и заняли высоты 113 и 117 на северном берегу Терека. Все это спутало карты оккупантов. Понеся тяжелые потери, они вынуждены были перейти к обороне в районе Ищерской и на участке Терек – Нижний Курп.
Однако, перегруппировав свои силы, 19 сентября противник перешел в наступление против 151-й и 275-й стрелковых дивизий в направлениях Хамидия, Куян, Нижний Курп и Плановское с целью ликвидации этих дивизий и выхода в район Эльхотово.
Снова завязались упорные бои. Они длились десять дней. К исходу 28 сентября фашистским войскам удалось ценою огромных потерь лишь несколько расширить и удержать за собой плацдарм на правом берегу Терека – в районе населенных пунктов Октябрьское, Илларионовка, Урожайное.
Бои, длившиеся с небольшим перерывом весь сентябрь, ничего существенного немцам не принесли. В Алханчуртскую долину под Малгобеком они пробиться не смогли. Не удалось им прорваться и через ворота, ведущие с другой стороны на владикавказское и грозненское шоссе. За несколько захваченных селений и незначительный тактический успех противник заплатил чрезвычайно дорогой ценой – 18700 убитых и 384 сожженных и выведенных из строя танка.
В октябре фашисты отыскали обходные пути к нефтяным источникам. Необходимо «взять или, по крайней мере, отрезать», — объявил своим генералам Гитлер. В районе Моздока, под Малгобеком, близ Эльхотовских ворот – на всех направлениях враги (чаще других дивизия СС «Викинг») атаковывали наши позиции. В один из дней схватка, разыгравшаяся в прибрежной долине, длилась десять с половиной часов. К ночи гитлеровцы недосчитались 53 танков и 1200 солдат и офицеров.
«В нашей роте осталось не более 25 человек и ни одного офицера», – давал показания взятый в плен солдат 9-й роты 50-го ганноверского полка. То же подтвердил и другой военнопленный, один из офицеров 70-го полка: «Штатный состав роты – 200 человек. Сейчас имеет 48, из них годных к боевым действиям – 33 человека. После октябрьских боев на Тереке такое положение почти во всех ротах».

К КОНЦУ октября советские войска разгромили на Терском рубеже 13-ю танковую дивизию фашистов, полк «Бранденбург», 45-й велобатальон, 7-й саперный батальон, 525-й дивизион противотанковой обороны, батальон первой горнострелковой дивизии и 366-й отдельный батальон. Серьезные потери понесли 23-я немецкая танковая дивизия, 2-я румынская горнострелковая дивизия и другие части противника. Среди военных трофеев советских войск оказались 140 танков, 7 бронемашин, 70 орудий разных калибров, в том числе несколько дальнобойных, 95 минометов, из них четыре шестиствольных, 84 пулемета. Враг лишился 2350 автомашин, 183 мотоциклов, свыше миллиона патронов, двух складов с боеприпасами, склада с продовольствием и др. На поле боя фашисты оставили 5000 убитых солдат и офицеров, а количество раненых в несколько раз превышало эту цифру.
«Командование Закавказского фронта придавало первостепенное значение обороне на реке Терек, — отмечает И.В.Тюленев. – Поэтому мне часто приходилось бывать на передовой линии обороны. Наблюдая с командиром 9-й армии товарищем Коротеевым ход ожесточенных боев под Малгобеком, мы изо дня в день убеждались в бесстрашии и героизме воинов – защитников Грозного и неприступности наших рубежей.
Как-то были мы свидетелями ожесточенного боя, который вели стрелковые части полковника Рубанюка, танкисты подполковника Филиппова и артиллеристы генерала Неделина. В памяти всплывают такие картины.
Озлобленный враг наступал по Терской долине на Малгобек. До сотни вражеских танков и около полка пехоты ринулись в атаку. Артиллерийская подготовка и бомбовые удары сопровождали наступление. Нам казалось, не только воины, занимавшие оборону, но и земля не выдержит ураганного шквала огня и пылающих танков. Но наши воины каждый раз, как только противник прекращал стрельбу, поднимались из окопов, из засады выскакивали наши танки и переходили в контратаку. На поле боя оставались горевшие вражеские танки и трупы убитых.
Отбив атаку, советские воины снова отходили в свои окопы и как бы врастали в землю, преграждая путь наступлению немецко-фашистских полчищ.
Нельзя забыть и боя бригады морской пехоты, сражавшейся также в районе Малгобека. Наши моряки порой ходили в атаку в одних флотских тельняшках. Так было и в этот раз. Фрицы, увидев перед собой бесстрашных воинов в полосатых рубашках, в страхе отступали. Эта бригада прибыла на Кавказ из-под Москвы. В сражениях под Москвой и Тулой она завоевала себе звание гвардейской. На Тереке гвардейцы показывали пример для молодых частей, только что сформированных. Гордые кавказцы старались ни в чем не отставать от них, перенимали умение и традиции, втайне надеялись совершить нечто еще более героическое. И надо сказать, что это им удавалось...
В героической обороне на Тереке в предгорьях Кавказа каждый народ Страны Советов выдвинул своих героев, доблестью которых гордится вся наша Родина.
Среди них Герои Советского Союза: русские – Леонид Кондратов, Яков Шапошников, Степан Суворов, Петр Башев, украинцы – братья Иван и Дмитрий Глинка, грузин Николоз Гогичайшвили, азербайджанец Гаруф Мамедов, армянин Самсон Мкртумян и сотни других воинов.
Плечом к плечу с русскими воинами сражались против захватчиков на Тереке доблестные сыны всех народов великого многонационального Советского Союза. Их грудь украсила боевая медаль «За оборону Кавказа» с изображением величавого Эльбруса».

МАЛГОБЕКСКАЯ оборонительная операция, в результате которой советские войска остановили и обратили в бегство бесчисленную фашистскую свору, стала прологом Великой Победы. Автором этого пролога вместе с тысячами солдат и офицеров Закавказского фронта стал их легендарный командующий – генерал армии Иван Тюленев. Однако после завершения битвы за Кавказ в результате интриг и подковерной борьбы он так и остался командовать не воюющим уже Закавказским фронтом. На генерала затаил злобу Берия. Бывая на фронтах с инспекциями, он любил подменять собой армейское руководство, но в случае с генералом Тюленевым такие его попытки потерпели полное фиаско. Мирное время принесло новую политическую конъюнктуру, связанную с «полководческой миссией» Леонида Брежнева, и боевой генерал вновь оказался в тени. Свою Золотую Звезду Героя Советского Союза, заслуженную за умелое руководство войсками, личное мужество и отвагу, проявленные в Великой Отечественной
войне, он получил только 21 февраля 1978 года. Случилось это за несколько месяцев до его кончины.
Время показало, что есть имена, которые вопреки всем коллизиям судьбы не подвластны забвению. Среди этих имен – имя генерала Тюленева. Оно никогда не погаснет в Победном салюте Мая 1945 года.


ДОСЬЕ:

Тюленев Иван Владимирович — советский военачальник, генерал армии. Родился 28 января 1892 года в селе Шатрашаны, ныне Сурского района Ульяновской области. Русский.
На военной службе с 1913 года. Участвовал в 1-й мировой войне в составе 5-го драгунского Каргопольского полка. Полный Георгиевский кавалер, за храбрость и мужество награжден шестью (!) Георгиевскими крестами (3 ст.- 1915, 3 ст. — 1915, 4 ст. — 1916, 3 ст. — 1916, 2 ст. — 1916, 1 ст. — 1917). Окончил школу прапорщиков (1917), военную академию РККА (1922), курсы усовершенствования высшего нач. состава (1929), курсы партийно-политической академии (1930).
После Февральской революции 1917 избирался членом эскадронного и полкового комитетов и в Петроградский Совет. Во время Великой Октябрьской революции состоял в Красной гвардии, принимал активное участие в формировании и боевых действиях красногвардейских отрядов в Среднем Поволжье. В Гражданскую войну в должностях командира взвода, эскадрона, помощник начальника штаба дивизии, начальника разведывательного отдела корпуса и армии, командира кавалерийской бригады участвовал в боях с белогвардейцами на Восточном, Южном и Западном фронтах, а в 1921 в подавлении кронштадтского мятежа и антоновщины. За отличия в боях награжден тремя орденами Красного Знамени и золотой шашкой.
В 1922-1931 командовал отдельной кавалерийской бригадой, дивизией, был инспектором кавалерии Северо-Кавказского военного округа, нач. кавалерийской школы. С ноября 1931 — помощник инспектора кавалерии РККА, затем начальник управления в центральном аппарате Народного комиссариата обороны. С февраля 1936 — заместитель инспектора кавалерии РККА. Умело применял свой опыт в обучении кавалерийских частей и соединений. С февраля 1938 командовал войсками Закавказского военного округа, в должности командующего 12-й армии находился на Западной Украине (1939). С августа 1940 командовал войсками Московского военного округа. Генерал армии с 1940 года.
Во время Великой Отечественной войны И.В. Тюленев — командующий Южным фронтом, 28-й армией, находившейся в резерве Ставки Верховного Главнокомандующего, командующий войсками Закавказского военного округа (1941-1942), с мая 1942 и до конца войны — командующий Закавказским фронтом, войска которого во 2-й половине 1942 остановили противника на реке Терек и в предгорьях Кавказа, а в январе 1943 освободили от врага предгорья Кавказа и часть Кубани.
После войны командовал войсками Харьковского военного округа. С июля 1946 года — в центральном аппарате Министерства обороны.
Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» Ивану Владимировичу Тюленеву присвоено 21 февраля 1978 года за умелое руководство войсками, личное мужество и отвагу, проявленные в Великой Отечественной войне большой вклад в подготовку и повышение боевой готовности войск в послевоенный период и в связи с 60-летием Советской Армии и ВМФ.
С мая 1958 года — военный инспектор, советник Группы генеральных инспекторов Министерства Обороны СССР. Депутат Верховного Совета СССР 2-го созыва. Умер 15 августа 1978 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище

Асият ТУТАЕВА. ВЛЮБЛЕННАЯ В ЖИЗНЬ

В стенах 1-го Ленинградского медицинского института бережно хранят память о своих питомцах, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественн...