ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ МИХАИЛА ТВЕРСКОГО


О нравственном подвиге Святого Благоверного князя Михаила Тверского знает каждый школьник. Его гибели предшествовала победа в Бортеневском сражении. 22 декабря 1317 года Михаил разбил войско князя Юрия Московского и пленил его жену (она была сестрой хана). Ханский посол Кавгадый, сопровождавший Юрия Московского, расценил это как оскорбление, которое нужно смыть кровью. Михаил был казнен ханом…
Собираясь в ставку хана, находившуюся вблизи Терека (монгольская армия шла походом на Иран), князь Тверской Михаил, решивший пожертвовать собой ради русичей, сказал своему духовнику: «Я, отче, много размышлял, как бы нам помочь христианам, но моих ради грехов умножились междоусобицы. А ныне же благослови меня: если доведется умереть, пусть прольется кровь моя за них, чтобы христианам было хоть немного покоя, а мне бы Господь простил за то грехи».



О ТОМ, что почти 700 лет назад Михаил Тверской встретил свою мученическую смерть на территории современной Ингушетии, было известно и ранее. Но в августе нынешнего года эта тема вновь привлекла внимание широкой общественности. Связано это было с приездом в Ингушетию заслуженного артиста России, блистательного актёра Тверского Академического театра драмы Георгия Пономарёва, являющегося также председателем общества Михаила Ярославича Тверского.
На сцене своего театра Георгий Пономарев уже более четверти века играет моноспектакль «Михаил Тверской». С приездом актера в Ингушетию эту его работу смог по достоинству оценить и ингушский зритель. Однако в нашу республику Георгия Пономарева привел, прежде всего, исследовательский интерес, связанный с уточнением места гибели Святого Благоверного князя Михаила Тверского.
В нынешнем году в Твери вышла книга Г. Пономарева «Да поклонимся месту, где святой Михаил Тверской отдал жизнь за други своя». Об этом Георгий Николаевич рассказал на встрече с руководителем региона Юнус-Беком Евкуровым: «Я собрал всю имеющуюся литературу, проработал эту тему. В повести о гибели Тверского князя говорится, что после казни его тело повезли через реку Адежь и оставили на растерзание диким зверям. Исследования ряда историков, таких как Виталий Виноградов, Нурдин Кодзоев, Берснако Газиков убедительно доказывают, что Адежь – это речка Ачалуки. Кроме того, за два дня до казни яссы - предки ингушей - предлагали князю бежать из плена. Но он отказался, сказав, что никогда не знал постыдного бегства, оно может спасти только его, а не Отечество».
По признанию краеведа и исследователя Берснако Газикова, Г.Н. Пономарев провел очень большую работу, изучив огромное количество источников по теме, которой посвятили свои исследования многие ученые. Дискуссии относительно точного места гибели Михаила Тверского продолжаются и сегодня. Но ясно одно - указанные события происходили на территории Ингушетии. К этому выводу приходит в своем труде и Г.Н. Пономарев.
- Я в свое время также касался этого вопроса и высказал предположение, что события могли происходить в районе Насыр-Корта и Ахки-юрта, - рассказывает Берснако Газиков. - Те ориентиры, которые указывают на место гибели и отражены в русских летописях, я почерпнул из работы Н.Ходнева «Заметки о древних названиях кавказских народов. II. Ясы», опубликованной в газете «Кавказ» (№67, 68, 1867 год). В свете новых данных представляется, что предполагаемый район поиска может быть расширен, включив в себя район современных с. Плиево и с.Средние Ачалуки.
Это не противоречит указанным в летописях ориентирам: «За рекою за Теркою, под великими горами под Ясскими и Черкасскими, у града Титякова, на реке Сивенце, близ Врат Железных, у болвана медяного у златыя главы, у Темиревы, у богатыревы могилы» (Никоновская летопись); «За рекою Терком, на реце Севенци под городом Тютяковым, минувши горы высокыя Ясскыя, Черкаськыя, близ Врат Железных» (пространная редакция); «На реце Наи у города Дедякова» (Симеоновская летопись).
Мы согласны с отождествлением Терка с Тереком, Сивенца с Сунжей и Адж с рекой Ачалкх. Под Ясскими горами следует понимать Сунженский хребет (ингушское название АргI), а под Черкасскими – Терский хребет (он имеет и полузабытое ингушское название Чергазий аргI, которое нельзя связывать с черкесами, т.к. кабардинцы появились в этом районе только в XVI веке. Чергаз - одно из древнейших ингушских имен. Есть ингушская фамилия Чергизовы, образованная от имени Чергаз).
Под Вратами Железными следует понимать район г. Буро (Владикавказ), который также назывался в прошлом ГIапков (или в русском произношении Капкай). Что же касается реки Наи, то это может быть река Наьсархи.
Если мы рассмотрим топонимику местности между селами Ачалуки и Плиево, то мы заметим следующее. На правом берегу реки Ачалкх в с. Средние Ачалуки, у перекрестка дороги Карабулак - Гаирбек-юрт, находится гора буру-боарз (городище), которая имеет название Дидиг-гу. Название этой горы мне сообщил в 1999 году уроженец с. Средние Ачалуки Точиев Мухтар. Именно об этой горе, часто говорила ему мать в Казахстане в 1950-х годах: «ЦIа дахача, Дидиг-гувта халхадувладда вей» («Вернувшись на Родину, будем танцевать на горе Дидига»).
Дидиг-гув, на мой взгляд, можно сблизить с названием средневекового города Дедяков. Если это так, то это не противоречит тому, что Дедяков называли славным ясским городом, так как местность Ачалуки расположена как раз на Сунженском хребте (по-ингушски АргI), который в древности в русских летописях именовался Ясскими горами. Ясский город Дедяков должен был находиться в Ясских горах (т.е. в районе Сунженского хребта). Одновременно это может указывать также на то, что населением, жившим в окрестностях всего Сунженского хребта, являлись асы (ясы) - предки ингушей.
К северу от этой горы, у с. Нижние Ачалуки находится также буру-боарз, который называется Темырхабоарз (могила Темырха), что можно сблизить с Темиревой богатыревой могилой. К северу от с. Барсуки (или к северо-западу от мавзолея Борга-каш) находятся две возвышенности. Более высокая называется Гезми-чурт, а другая – Шейхо. Местность в ее округе называется Туп-илла-те (т.е. место, где стояло войско или стан, возможно, ставка). Если возможно сблизить “болвана медяного у главы златого” с Гезми-чурт (гез /инг./ - бронза), а с гор Гезми-чурт и Шейхо хорошо видны  речки Наьсархи и Сунжа, а также город Владикавказ, то эта местность могла бы быть местом ставки хана Узбека и, соответственно, местом гибели князя Михаила Тверского, что наиболее удовлетворяет приведенным ориентирам.
В летописях нет указания о переходе через реки Севенец (Сунжа) и Ная (Наьсархи), значит шатер Михаила Тверского и торг должны были находиться на левобережье этих рек.
Если учесть, что шатер Михаила стоял на расстоянии полета камня от торга, а торговое место должно было располагаться на оживленном пути, появляется еще одна привязка к местности. Такой путь в восточном направлении по левобережью Сунжи пролегал в средневековье, как и сегодня, через район Назрани,  Барсуки и Плиево. При этом наиболее близкое место одновременно и к реке Сунже и речке Наьсархи – это район с. Барсуки. Поэтому, если из с. Барсуки выехать в северном направлении к с. Средние Ачалуки, то первой рекой, которую следует перейти, чтобы через Махьмад-хитI попасть в Моздок и далее на север, и будет река Ачалуки (или Аджь в русских летописях).
Следует отметить, что на картах XIXвека дорога в направлении из Средних Ачалуков на Назрань и Плиево шла близ Сийн-кхер через возвышенности Гезми-чурт и Шейхо. Именно по этому маршруту шел в 1781 году немецкий путешественник и исследователь Штедер из Моздока через Средние Ачалуки в район Назрани. В древности маршрут мог проходить тут же.
 У Штедера я перевел: «Так далеко следовал я полями и повернулся на юго-восток у возвышенностей к узкой долине соленого ручья Ачулак, который теряется северо-восточнее на равнине. По этому горному проходу можно прямо прийти к ингушам и к Тереку. В эту долину с востока впадает берущий начало выше в 15 верстах калмыцкий ручей, который у истока имеет озеро, поросшее камышом. Это уходящее к востоку ущелье между горами есть скрытый путь чеченцев, которых я преследовал и через 7 верст от Ачулака, и вышел на вершину, где на пути стоял каменный столб. Отсюда мы обнаружили Сунжу и шли, спускаясь между возвышенностями на восток, прямо к этой реке.» Steder.Tagebucheiner Reise, die im Jahr 1781 von der Gränzfestung Mosdok nach  deminnern Caucasus unter nommen worden. /Neue Nordische Beiträge. 7 Band. St.Petersburgund, Leipzig. 1796).
Таким образом, данные топонимики, на мой взгляд, свидетельствуют о том, что предполагаемым местом гибели князя Михаила Тверского мог быть район левобережья рек Сунжа и Наьсархи между городом Назрань и селом Плиево…
К рассказанному Берснако Газиковым остается только добавить, что в Ингушетии разрабатывается проект памятного знака великому князю Михаилу Тверскому. Таким образом, память о небесной покровителе Твери будет увековечена на ингушской земле, ставшей свидетельницей давней исторической драмы, отраженной в русских летописях.


Ахмет ГАЗДИЕВ

Популярные сообщения из этого блога

ЯРКИЕ КРАСКИ БАЛКАРСКОЙ СВАДЬБЫ

НЕФТЯНОЙ МАЛГОБЕК: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

С ВОЗВРАЩЕНИЕМ, КЪАРАЧАЙ!