пятница, 26 сентября 2014 г.

ПОЛЯК ИЗ ИНГУШСКОГО ПОЛКА



Нынешний год – год столетия Дикой дивизии, легендарного воинского соединения, покрывшего себя неувядаемой славой на полях сражений Первой мировой войны. Сформированная 23 августа 1914 года, Дикая дивизия на 90 процентов состояла из добровольцев-мусульман Северного Кавказа и Закавказья. Безграничная храбрость горцев Кавказа, наших предков, сражавшихся в составе Русской Императорской армии, высочайший воинский дух, царивший в Кавказской туземной конной дивизии, заставляют нас вновь и вновь обращать свои взоры в прошлое.

КАК ОТМЕЧАЮТ исследователи, это было поистине уникальное воинское соединение. Уникальное по своей организации, по многонациональному составу всадников и офицеров и спаявшему их воинскому братству. По понятным причинам наше пристальное внимание привлекает Ингушский полк Кавказской туземной конной дивизии, хотя ингуши, как известно, служили и в других полках - в Чеченском, Татарском, Заамурском…
Сегодня мы возвращаем в нашу сегодняшнюю жизнь подвиги наших героических предков, но при этом помним и тех, с кем свела их военная судьба, кто шел с ними в атаку плечом к плечу, с кем породнились они на поле брани.
Интереснейшие свидетельства об одном из таких людей - поляке Генрике Гожеховском – предоставил в мое распоряжение известный ингушский краевед и исследователь Берснако Газиков. Судьба Генрика Гожеховского, полная необыкновенных перипетий, достойна отдельной книги. Только вот, к сожалению, книга эта будет с трагическим концом…
Генрик Гожеховский поступил в первую сотню Ингушского конного полка в 1914 году. Уже через год он получил звание вахмистра. Военная стезя в 1917 году привела Гожеховского в Киев. Здесь он успешно окончил школу прапорщиков и чуть позже получил звание подпоручика.
Надо сказать, что в Ингушском полку Генрик Гожеховский не чувствовал себя чужаком. Некоторый период своей жизни он прожил с ингушами и прекрасно владел ингушским языком.
В конце 1917 года вместе с Ингушским полком он возвращается во Владикавказ. В 1918 году при переходе границы с Финляндией Гожеховского арестовывают. Позже он попадает в Москву - на Лубянку.
Нахождение в неволе стало для Генрика Гожеховского серьезным испытанием. Но одновременно с этим оно подарило ему большую любовь. Здесь он познакомился с Юлией Прахницкой, восходящей звездой Московской оперы, которая покорила сердце поляка и вскоре стала его женой. У влюбленной пары родился сын, его они тоже назвали Генриком.
Интересна судьба самой Юлии Прахницкой. Она родилась в 1892 году в Одессе. Выпускница Московской консерватории, в свое время блестяще выступала во МХАТе у Станиславского. Мать Юлии Прахницкой - Катарина Шеткар - была ингушкой, а отец Миколай - поляком.
В 1920 году Генрик Гожеховский и Юлия Прахницкая смогли выехать в Польшу – новые власти обменяли их на большевика Карла Радека с женой. Трагедия случилась спустя два десятка лет. В 1939 году Генрик Гожеховский попал в советский лагерь и в 1940 году был расстрелян в Катыни…
Во время пребывания в лагере он встретился со своим сыном. Генрик Гожеховский-младший, пройдя ад сталинских застенков, чудом остался в живых. Спустя много лет он расскажет о той памятной встрече с отцом польскому журналисту Мареку Холубицкому.
Материал беседы с уцелевшим узником Козельска «На катынской дороге» позже вошел в изданный в Варшаве в 1989 году сборник «Katyn.Relacje, wspomnienia, publicystyka» («Катынь. Свидетельства, воспоминания, публицистика»). В 2001 году этот сборник увидел свет и в Москве, в издательстве журнала «Дружба народов».
Ниже я привожу интересные нашему читателю фрагменты беседы Марека Холубицкого с Генриком Гожеховским-младшим.

«- Какие события периода пребывания в Шепетовке сохранились у вас в памяти?
- …Второе происшествие связано с прошлым моего отца, из которого мы, можно сказать, извлекли для себя пользу. Мы стояли в группе из нескольких офицеров, прикидывая, сколько примерно времени нас могут здесь продержать и что с нами могут сделать. Вдруг отец стал внимательно присматриваться к проходящему мимо солдату НКВД, потом подошел к нему, и начался разговор. Я кое-что слышал. Разговор велся на незнакомом мне гортанном языке. Энкавэдэшник все время беспокойно озирался по сторонам. Вскоре он отошел, но через несколько минут вернулся. Остановившись невдалеке, он бросил нам буханку хлеба и кусок сала и торопливо ушел. Отец объяснил мне, что это ингуш, знакомый ему со времен службы в Кавказской туземной конной дивизии. Его подарок был весьма существенной и ценной добавкой к нашим пайкам. Да и не только нашим…
-  Не могли бы вы поподробнее рассказать о своем отце, покойном поручике Генрике Гожеховском, одном из многих тысяч польских офицеров, заплативших жизнью за желание защитить отечество? Эта ужасная смерть до сих пор - кровоточащая рана на теле нашего общества.
- Я охотно расскажу о жизненном пути моего отца, тем более что его биография необычайно интересна.
Родился он в 1892 году в Варшаве. Закончил там реальную гимназию, а затем - в Пулавах - сельскохозяйственное училище. Собирался заняться коневодством. К сожалению, нужно было сперва отслужить в царской армии. Отец служить вовсе не рвался и просто-напросто убежал. Довольно далеко - аж на Кавказ; впрочем, и до него многие так поступали.
Там он поступил на службу в Кавказскую туземную конную дивизию, которая в царской армии пользовалась особыми привилегиями. Солдаты дивизии имели право на повседневное ношение мундиров и оружия и не обязаны были жить в казармах. Всем выдавались погоны с указанием воинского звания. У каждого были собственные лошадь и упряжь. И по своей структуре дивизия отличалась от обычных частей царской армии.
Отцу, разумеется, грозили наказанием за уклонение от обязательной воинской повинности, но он выкрутился, сославшись на то, что как шляхтич (дворянин) имеет право выбирать род войск и выбрал именно эту дивизию. Вначале он был есаулом, потом - подпоручиком. Поселился среди ингушей в ауле и очень с ними сжился. Впрочем, он и внешне походил на кавказца. И язык быстро выучил.
До 17-го года отец участвовал в боях с австрийцами. Был награжден орденами Святого Георгия и Святой Анны «За личную отвагу». После революции отец пытался пробраться на польские земли, но был задержан и оказался на знаменитой Лубянке.
Там произошло событие, оказавшее влияние на его дальнейшую судьбу. По распоряжению тюремного начальства отец распиливал колокола с церквей и костелов, реквизированные большевиками для военных целей. В какой-то момент, то ли поранившись, то ли ударившись, он крепко выругался по-польски. Это услышал проходивший мимо чекист с бородкой клинышком. Остановившись, он спросил:
- Ты поляк?
- Поляк, - прозвучало в ответ.
- Фамилия?
- Гожеховский.
Это заинтересовало чекиста.
- А брат у тебя есть?- спросил он.
- У меня два брата, - ответил отец.
- А брат Ян есть?
- Есть.
- Был у него псевдоним Юр?
- Да.
Оказалось, что этот чекист - Дзержинский; на каком-то этапе своего жизненного пути он столкнулся с моим дядей Яном Юр-Гожеховским, легендарным руководителем акции по освобождению десяти заключенных из варшавской тюрьмы Павяк. Потом Юр избрал своей целью борьбу за независимость в рядах ППС, а какую дорогу избрал Дзержинский, нам известно.
На Лубянке же пересеклись пути моих родителей. Мать - полька по отцу и ингушка по матери - тогда пела в одном из московских театров. У нее был чудесный голос. Несмотря на увечье (после полиомиелита одна рука у нее осталась парализованной), она выступала даже в роли мадам Баттерфляй. Как певицу ее высоко ценила Надежда Крупская. Мать занималась благотворительной деятельностью в составе Комитета помощи заключенным; благодаря этому она и познакомилась с моим отцом. Обвенчались они, когда отец еще сидел. После его освобождения они поселились на Арбате.
Еще несколько слов о матери. Она была замечательная женщина, всей душой привязанная к Польше и много делавшая для ее блага. Во время Второй мировой войны она была солдатом Армии Крайовой, после войны - профессором Лодзинской музыкальной академии. А до войны она основала музыкальное училище в Гдыни и преподавала сольное пение в консерватории в бывшем Вольном городе Гданьске. Ее очень ценили в польских музыкальных кругах, и у нее было много друзей среди наших знаменитых певцов.
Когда родители выразили желание вернуться из Советской России в Польшу, им это удалось благодаря заступничеству двух вышеупомянутых “покровителей”: их обменяли на Карла Радека и его жену. Обе пары, встретившись на пограничном посту в Малашевичах, любезно раскланялись.
Вернувшись, отец вступил в польскую армию и участвовал в войне 1920 года. Потом служил кадровым офицером - вначале в 4-м полку конных стрелков, а затем в 16-м уланском полку, впоследствии получившем имя генерала Густава Орлич-Дрешера.
В 1930 году он был демобилизован по состоянию здоровья и вышел на пенсию. Тогда-то мы и переехали из Быдгощи в Гдыню. В это время мы тесно общались с братом отца Юром и его женой Зофьей Налковской.
Уйдя с военной службы, отец работал в фирме, занимавшейся экспортом угля. Однако он не порывал связи со своим полком (как и однополчане с ним). Вернулся он в полк добровольцем в конце августа или начале сентября 1939 года. О дальнейшей его судьбе я уже рассказывал.
Прощаясь с отцом в Козельском лагере, я не думал, что мы расстаемся навсегда. Я постоянно о нем расспрашивал и ждал каких-нибудь вестей. Весть, к несчастью, пришла трагическая - только в мае 1943 года, да и то по немецкому радио».

Ахмет ГАЗДИЕВ


На снимке: Генрик Гожеховский. В чине подпоручика он воевал в составе Ингушского полка Кавказской туземной конной (Дикой) дивизии.

http://www.gazeta-serdalo.ru/общество/3_2416

ГЕРОЙ БОЛЬШОЙ НЕФТИ МАЛГОБЕКА



Живописный Терский хребет хранит сегодня немало захватывающих историй о том, как упорно и целеустремленно люди шли к его подземным кладовым, хранящим несметные богатства. Презрев усталость и все лишения, выпавшие на их долю, первопроходцы Малгобекской нефти потратили десятки лет, прежде чем природа смилостивилась и открыла им свои недра, надежно сокрывшие «черное золото».



ЕЩЕ задолго до открытия знаменитого Малгобекского нефтяного месторождения, которому обязан своим рождением Малгобек, справедливо названный городом нефтяников, в эти дикие прежде места пришел человек. Слухи о несметных богатствах Терского хребта влекли сюда и обычных искателей приключений, и людей предприимчивых.
Еще в 1828 году весьма активную для этих мест деятельность развернули здесь братья Дубинины из Моздока – крепостные крестьяне графини Паниной. В Колодной балке близ ингушского хутора Магомед-Кала (позже на его месте возникла современная станица Вознесеновская) братья Дубинины вырыли колодцы, из которых и черпали нефть.
Добытое таким образом сырье они затем перевозили в бочках и пускали на переработку, соорудив для этих целей примитивный перегонный аппарат. Керосин, получаемый смекалистыми крестьянами, пользовался широким спросом. Впрочем, производство у братьев Дубининых было по-хозяйски безотходным. Остатки перегона, которые образовывались после испарения легких фракций, - прототип нынешнего мазута – шли на смазку колесных осей телег.
Графиня Панина процветала, подсчитывая барыши, - ведь это был первый на Северном Кавказе промысел. Братья Дубинины могли бы, кстати, послужить наглядным примером о роли личности в истории. С их смертью промысел был забыт.
Минуло ни одно десятилетие, прежде чем сюда вновь пришли люди, решившие завладеть богатствами Терского хребта. В начале ХХ века активную нефтеразведку в здешних местах начинают акционерные общества «Русская нефть», «Русский стандарт», «Гипис», «Колхида», «Пресслер», «Аквердов», «Молот», а также то­варищество «Нобель». Уже в 1901 году вступают в строй первые две буровые скважины, заложенные отстав­ным полковником Майковым. Добыча нефти постепенно ширится. Нефтепромышленники начинают освоение и эксплу­атацию Вознесеновской нефтяной площади. К началу революции 1917 года несколько эксплуатационных скважин на этой площади работают уже в промышленных масштабах.
Первая после установления Советской власти разведочная скважина возникла на Терском хребте в апреле 1927 года. На глубине 439 метров она дала промышленный приток газа, что убедило новую власть в перспективности проведения здесь дальнейших нефтеразведочных работ. Эти работы начались в самое ближайшее время, но ожидаемых плодов долго не приносили. Терский хребет не спешил открывать свои тайны.
Лишь несколько лет спустя произошло долгожданное событие. 24 августа 1933 года из скважины № 13 с глубины 1180 метров в небо взметнулся фонтан нефти. Первый промышленный приток стратегического сырья стал днем открытия Малгобекского нефтяного месторождения и вся страна вмиг узнала имя Кабира Тайзетдиновича Тайзетдинова. Это его бригада бурила скважину №13.

КАЖДЫЙ последующий этап освоения нефтяных залежей Малгобекской нефти дал новых героев. Их имена сегодня на слуху у каждого малгобекчанина. Они золотыми буквами вписаны в историю нефтяного Малгобека. Эта история соткана из героики самоотверженного труда, ежедневного напряжения всех человеческих сил и чувства ответственности и причастности к важному делу. Среди имен тех, кто достойно продолжил дело, начатое первопроходцами и открывателями «черного золота» Малгобека, по праву называют имя Исы Османовича Картоева – одного из старейших на сегодняшний день нефтяников Ингушетии.
Детство и юность Исы Картоева прошли в ту пору, когда слава о Малгобекском нефтяном месторождении гремела на всю страну. И потому, еще будучи мальчишкой, он сделал для себя свой жизненный выбор. Заканчивая в 1966 году Пседахскую среднюю школу (в его родном селе Инарки в те годы была только восьмилетка), Иса твердо знал, чему посвятит себя, шагнув во взрослую жизнь.В 1967 году он стал студентом Грозненского нефтяного института им. академика Миллионщикова.
Годы учебы в престижнейшем по тем временам вузе бывшей Чечено-Ингушетии пролетели для Исы незаметно. Каждый новый день приближал его к осуществлению детской мечты и потому трудностей в постижении сложных наук он не испытывал. Парень жадно впитывал новые знания, не сомневаясь, что в будущем они очень понадобятся ему, пригодятся в реальном мужском деле.
Главный день в жизни Исы Картоева наступил 5 августа 1972 года. Именно в этот день он, обладатель новенького институтского диплома, вошел в большую и дружную семью малгобекских нефтяников. Его детским грезам, наконец, было суждено воплотиться. Он стал теперь полноправным членом легендарного трудового содружества и чувствовал себя от этого по настоящему счастливым человеком.
В Малгобекском управлении буровых работ, куда был принят на работу Иса Картоев, в ту пору трудились люди, чьи имена не сходили с газетных полос. Со многими из них его непосредственно свела судьба. Среди своих наставников, передававших ему свой богатейший опыт, Иса Османович сегодня с благодарностью называет известных нефтяников Ису Галаева, Микаила Хадзиева, Али Галаева и других. Опытные мастера, пробурившие за годы своего самоотверженного труда многие и многие десятки километров нефтяных скважин, дали молодому парню хороший жизненный старт.
Совсем скоро видавшие виды бурильщики с уважением заговорили о Исе Картоеве – парень не боялся трудностей и решительно брался за любое порученное дело, демонстрируя при этом надежную хватку и уверенность в собственных силах. Так он стал сначала помощником мастера, затем мастером, а спустя еще немного времени начальником буровой.
Его буровая №15 (Харабитжин), которую нефтедобытчики Малгобека осваивали на территории соседней Кабардино-Балкарии, стремительно наращивала блестящие показатели. Поэтому ни для кого не стало неожиданностью, когда в 1979 году бригада Иса Картоева завоевала звание лучшей буровой бригады Министерства нефтяной промышленности РСФСР. Так вновь получили свое продолжение трудовые свершения легендарного нефтяного Малгобека, а эстафету героического труда приняло в надежные руки новое поколение нефтяников.

ОБРЕСТИ свое счастье в деле, которым занимаешься, дано далеко не каждому человеку. Исе Османовичу Картоеву это удалось сполна. Сначала он воплотил в жизнь свои детские мечтания, а потом на долгие годы вперед сохранил в своем сердце верность сделанному выбору. Он не ведал никаких сомнений, ни разу его не посетило даже минутное разочарование. День за днем, год за годом, через всю жизнь он несет осознание своей востребованности и нужности людям. Стоит ли говорить, какое огромное уважение питают к нему все окружающие. Не последнюю роль в этом играют, пожалуй, его тихая интеллигентность и скромность, на которые я прежде всего обратил внимание при знакомстве с ним.
В увитый виноградом дом Исы Османовича в его родном селе Инарки Малгобекского района я нагрянул в один из выходных дней без всякого предупреждения. Но хозяин дома и его красивая супруга Радимхан Курейшевна встретили меня так, словно были готовы к моему визиту. В них сквозили неподдельная теплота и радушность. Оба такие открытые и искренние, они сразу произвели на меня приятное впечатление, а уж беседовать с ними было и подавно большим удовольствием.
О своей трудовой биографии, которой наверняка многие могли бы позавидовать, Иса Картоев рассказывал просто и без пафоса. Поэтому если мой читатель обнаружит в этом повествовании некую велиречивность, всю ответственность беру на себя.
В начале 80-х годов прошлого века Исса Османович работал уже инженером-технологом производственно-технологического отдела, затем стал начальником технического отдела. С годами к нему приходили опыт и всеобщее признание. Вскоре Картоева назначили главным технологом предприятия. В 1994 году он занял ответственную должность главного инженера Малгобекского управления буровых работ.
Это предприятие долгие годы лидировало в СССР по всем показателям. Малгобекское УБР владело мощной технической базой. Нефтедобытчики Малгобека, признанные мастера, передовики и новаторы, осваивали запасы «черного золота» на территории сразу трех республик – Чечено-Ингушетии, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии. Будучи образцовым предприятием отрасли, МУБР вносило достойный вклад в экономическое развитие страны. И была в этом заслуга каждого члена большого многонационального коллектива, в особенности таких преданных своему делу людей, каким всегда был и остается сегодня Иса Османович Картоев.
За счет собственных средств, без привлечения материальных ресурсов и сил со стороны, Малгобекское управление буровых работ, в бытность его начальником Сослана Аскеровича Темираева, стало обладателем и образцовой производственной базы. Как рассказывает Иса Картоев, в те годы на территории предприятия вырос новый корпус для управленческого аппарата, был возведен клуб, возникли другие важные объекты. Министерство нефтяной промышленности выпустило даже специальную брошюру, в которой были наглядно показаны все достижения лучшего в стране предприятия.
Если вспомнить о предшествовавших этому событиях, то нельзя не отметить, что в 1967 году, после открытия залежей нефти в верхнемеловых отложениях, нефтедобытчики Малгобека смогли в 12 раз увеличить добычу ценного сырья. Непрерывно наращивая свои усилия, в 60-70 годы прошлого столетия они смогли пройти рубежи добычи от 800 тыс. до 7 млн. тонн «черного золота» в год.

В НОВЕЙШЕЙ уже истории Республики Ингушетия после создания объединения «Ингушнефтегазпром» Иса Османович Картоев, как и многие другие его товарищи, приложил немало усилий для восстановления нефтекомплекса. Это было неимоверно трудной задачей после развала объединения «Грознефть». Благодаря опыту, энергии и кропотливому труду лучших нефтяников Малгобека плачевную ситуацию, в которой пребывала отрасль, удалось переломить. Уже к середине 90-х годов производство было восстановлено и добыча нефти в Ингушетии вновь стабилизировалась. Объединение «Ингушнефтегазпром» стало получать первые прибыли.
Именно с этим объединением и связаны самым непосредственным образом последние 14 лет трудовой биографии И.О. Картоева. С 2000 года он работает на различных ответственных должностях в аппарате управления.
В настоящее время Иса Османович работает инженером трубно-инструментальной базы цеха текущего и капитального ремонта скважин. Параллельно с этим он курирует работу по банкротству «Ингушнефтегазпрома». Этот процесс начался после образования «Ингушнефти», входящей в состав «Роснефти».
- Перспективы у «Ингушнефти» неплохие, - рассказывает И.О. Картоев. – В нынешнем году мы начали строительство новой буровой – 25-й (Серноводской) на границе с Чеченской Республикой. Планируем возобновить глубокое бурение. Буровая установка уже смонтирована и к концу сентября готовится забуривание скважины. До 2017 года мы намерены ввести в строй пять таких глубоких скважин с отметками от 3600 до 5200. Эти скважины стоят в нашем бизнес-плане и, думаю, они обязательно дадут нам нефть. Тогда это будет новым возрождением нефтекомплекса Республики Ингушетия.
Добыча нефти, конечно, продолжается и в настоящее время. Нефтяники работают, используя различные новые устройства и современные методы интенсификации притока добываемого сырья. Тем более, что опыта им, действительно, не занимать. К примеру, на счету у героя моего очерка более четырех десятков рацпредложений. Он заслуженный рационализатор республики.
Двенадцать лет назад, 4 февраля 2002 года, Исе Османовичу Указом Президента РИ было присвоено звание заслуженного работника нефтяной и газовой промышленности Республики Ингушетия. Этого высокого звания он удостоился первым из наших нефтяников. А совсем недавно в свой профессиональный праздник – День работников нефтяной и газовой промышленности – И.О. Картоев в знак особых заслуг получил Почетную грамоту Правительства РИ. Всех поощрений, которыми отмечены его трудовые успехи за сорок с лишним лет работ в отрасли, конечно, не счесть. Но эти годы, несомненно, принесли ему и признание, и известность, и славу.

В ЖИЗНИ этого человека есть еще один повод для гордости. Иса Османович вместе со своей супругой Радимхан Курейшевной (в девичестве Мержоевой) воспитал пятерых сыновей. Все они за исключением самого младшего, посвятившего себя духовной деятельности, пошли, можно сказать, по стопам своего отца и оказались так или иначе связанными с нефтекомплексом. Каждый из них нашел свое место и предназначение, снискал себе уважение людей.
Сегодня у замечательной во всех смыслах четы Картоевых семнадцать внуков и внучек, которые радуют дедушку и бабушку своим звонким смехом, своими первыми шагами и успехами. У них есть, с кого брать пример, у кого учиться науке быть достойными гражданами своей республики и страны.
- Внуки - это моя радость, - улыбается Иса Османович. – Десять мальчиков и семь девочек… Без них наша жизнь была бы унылой и скучной! Мне очень хочется, чтобы и они, и вообще все дети на нашей земле были счастливы, чтобы никогда не стихал радостный детский смех…

Ахмет ГАЗДИЕВ

На снимке: Иса Османович Картоев, один из старейших нефтяников Ингушетии, со своей супругой Радимхан Курейшевной. Сегодня главной радостью их жизни являются семнадцать внуков и внучек.

Фото автора


среда, 17 сентября 2014 г.

ВЫБОР, НАПОЛНЕННЫЙ ВЫСОКИМ СМЫСЛОМ



Ислам Картоев – студент института прокуратуры Саратовской академии права ничем не отличается от своих сверстников. Но в жизни этого девятнадцатилетнего парня уже случился настоящий мужской поступок, выделивший его из среды однокашников. Ислам вместе с другим парнем из Ингушетии Исмаилом Оздоевым, жителем Назрановского района, проявил настоящее мужество в час, когда нежданно пришла беда


НА ОСТРИЕ СОБЫТИЙ

ЭТО произошло на исходе лета, 27 августа. На территории Саратовской академии права, окруженной учебными корпусами и зданиями общежитий, было в тот день не так многолюдно. Ислам Картоев и  Исмаил Оздоев стояли перед одним из учебных корпусов и беззаботно общались. Для обоих выпало то короткое время, когда можно немного отдохнуть и перевести дух. Ислам сдал трудную сессию, и теперь был уже третьекурсником, а Исмаил, успешно выдержав вступительные испытания, стал новоиспеченным студентом института правоохранительной деятельности Саратовской академии права.
Неожиданно ленивую тишину жаркого августовского дня нарушили стремительно ворвавшиеся в него события. Территория академии вдруг мгновенно ожила. Ислам и Исмаил обратили внимание, что все сотрудники службы безопасности спешно стягиваются в одном направлении. В воздухе нависла тревога. «Что-то случилось!» - бросил кто-то из них и парни, не сговариваясь, рванули следом за пробегающими мимо людьми.
Спустя минуту Ислам Картоев и Исмаил Оздоев оказались перед зданием общежития №2. Причину всеобщей тревоги они увидели тут собственными глазами – в окне на третьем этаже вовсю плясали языки пламени. Пожар!
Медлить было нельзя. Не дожидаясь прибытия пожарных расчетов, сотрудники академии спешно разворачивали пожарные рукава, чтобы вступить в борьбу с огнем. Тем более, что на верхних этажах пятиэтажного здания могли оставаться люди, не подозревающие о том, что внизу под ними произошло возгорание.
- Увидев полыхающий огонь, мы с Исмаилом стали помогать сотрудникам службы безопасности, - рассказывает по телефону специальному корреспонденту газеты «Сердало» Ислам Картоев. - Потом я заметил, что в вестибюль общежития вошла какая-то женщина. Подумав, что ей нужна будет помощь, побежал вслед за ней. За мной сразу же кинулся и Исмаил. Женщина оказалась работником общежития. Она-то и сказала нам, что в здании могут быть люди и их надо предупредить о возникшей угрозе. Так мы с Исмаилом оказались на четвертом этаже. Поднявшись туда, мы разделились и стали стучать в каждую дверь, предупреждая обитателей комнат о пожаре. Никто из них, оказывается, даже не знал, какая беда им грозит…

«ТАК НА НАШЕМ МЕСТЕ ПОСТУПИЛ БЫ ЛЮБОЙ ИНГУШ…»

МЕЖДУ ТЕМ, коридор четвертого этажа уже наполнялся дымом. В одной из комнат ребята обнаружили женщину с маленьким ребенком. Они помогли ей быстро собраться и выйти из опасного места. Позже к Исламу подойдет преподаватель кафедры земельного и экологического права и поблагодарит за спасение его жены и ребенка…
Но в те минуты Ислам Картоев и Исмаил Оздоев действовали вовсе не в расчете на чью-то благодарность. Чувство долга заставило их снова вернуться в горящее общежитие – у них оставался последний пятый этаж. Чтобы как-то защитить дыхание от проникающего уже повсюду дыма, ребята намочили в воде свои футболки и, приложив их к лицам, вновь шагнули в здание. Когда они пробежали по всем комнатам пятого этажа и спустились вниз, им дали ключ и фонарик, объяснив, что от них требуется открыть какую-то дверь.
- Оказалось, что запертая дверь отделяла переход между правым и левым крылом общежития, - говорит Ислам. – Когда мы ее отперли, на нас повалили густые клубы дыма. К счастью, людей в переходе не оказалось.
Вечером того дня, когда я отправился в село Инарки Малгобекского района в родительский дом Ислама Картоева, на Саратовском телевидении в программе «Исламская мозаика» был показан сюжет, поведавший зрителям о мужественном поступке студентов из Ингушетии, благодаря которым во время пожара в общежитии Саратовской академии права удалось избежать человеческих жертв.
Об этом сюжете я случайно узнал от самого Ислама, который позвонил мне тем вечером. Потом выяснилось, что поступок наших ребят заинтересовал и съемочные группы нескольких федеральных каналов.
Между тем, эта история на пожаре с самого начала активно обсуждалась в социальных сетях. И надо сказать, что авторы многих постов справедливо возмущались по поводу того, почему любой негатив, связанный с кавказцами, мгновенно становится достоянием СМИ, а вот такие благородные и смелые поступки, как правило, остаются без внимания. А о какой-либо реакции властей даже сейчас, спустя полмесяца после тех событий, пока ничего не известно…
- Да мы и не думали, что совершаем что-то героическое, - говорит Ислам Картоев. – Так на нашем месте поступил бы любой ингуш...

НЕОТЪЕМЛЕМЫЕ КАЧЕСТВА МУЖЧИНЫ

МЫ сидели во дворе дома Картоевых и общались с отцом Ислама Бетелгиреем Султановичем. Он показал мне  благодарственное письмо, адресованное его сыну сопредседателем Совета муфтиев России и главой Духовного управления мусульман Саратовской области Мукадасом Бибарсовым (во время приема в Духовном управлении Ислам получил в подарок Коран).
«Многоуважаемый Ислам Бетелгиреевич! – говорится в этом письме. – От имени Духовного управления мусульман Поволжья и лично от меня примите пожелания мира, добра и благополучия на долгие годы, а также позвольте выразить Вам благодарность за проявленную Вами решимость и храбрость в поиске людей и помощи пострадавшим при пожаре.
Неравнодушие, стойкость и твердость духа – это неотъемлемые качества настоящего мужчины и истинного мусульманина, который стремится помочь окружающим, показывает пример благонравия и добронравия.
Прошу Аллаха воздать Вам добром и Его Милостью, направить наилучшим путем, облегчить все Ваши благие дела и реализовать намерения».
 - Ислам рос под непосредственной опекой своего дедушки Султана Бибихаджиевича, - рассказывает отец одного из героев моего сегодняшнего материала. – Он был участником Великой Отечественной войны и часто, вспоминая о своем боевом пути, говорил внуку, что самое дорогое на свете – это человеческая жизнь, а спасти человеческую жизнь – долг каждого мужчины...
Выпускной 11-й класс Ислам заканчивал в Малгобекской школе-гимназии №1. Учился он всегда на «отлично» и потому сразу же по окончании школы стал студентом института прокуратуры Саратовской академии права. К тому времени там уже училась его старшая сестра Фатима. Через год она закончит учебу, а сейчас считается одной из лучших студенток академии, возглавляет студенческое научное общество, часто выступает с докладами на различных научных конференциях. Ирисхан - младший сын Бетелгирея Картоева и Лелы Агиевой – тоже будущий юрист, он учится в Назрановском политехническом колледже.
Смелый поступок Ислама Картоева и Исмаила Оздоева, проявивших свои лучшие мужские качества в экстремальной ситуации, может послужить примером для многих. Такие поступки наполняют высоким смыслом и содержанием человеческую жизнь. Они демонстрируют силу духа и наглядно свидетельствуют о том, как часто в обыденной жизни многое зависит именно от тебя.
Героями, действительно, не рождаются. Ими становятся в тот миг, когда обстоятельства ставят тебя перед выбором: отступить или, не дрогнув, сделать шаг вперед. Когда в жаркий августовский день этот выбор возник перед Исламом и Исмаилом, свойственная их возрасту юношеская горячность соединилась в них с прочным мужским началом. Благодаря этому, они с честью прошли выпавшее на их долю серьезное и ответственное испытание.
Впереди у этих молодых парней долгая дорога длиною в целую жизнь. Нет никаких сомнений в том, что каждый из них пройдет свой путь достойно.

Ахмет ГАЗДИЕВ


На снимке: студент института прокуратуры Российской Федерации Саратовской академии права Ислам Картоев: «Так на нашем месте поступил бы любой ингуш...»   

суббота, 13 сентября 2014 г.

АНГЕЛ В БЕЛОМ ХАЛАТЕ


ИНГУШЕТИЯ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ

Когда-то еще совсем юной девчушкой она решила посвятить свою жизнь высокому служению. И то ощущение ни с чем несравнимой радости, пронзившее ее, когда она впервые примерила белый халат, будучи уже студенткой Нальчинского медицинского колледжа, до сих пор не потеряло в ее душе своей полноты. Оказавшись на пороге детской мечты, человек неминуемо обретает крылья и наполняется дерзновенными порывами. Так оно случилось и с Анжелой Дадовой…


РОДНАЯ Кабардино-Балкария всегда служила для Анжелы Григорьевны источником вдохновения. Открытые, добрые и искренние люди живут в этой солнечной кавказской республике, соединившей в себе все величественные красоты и неповторимую прелесть нашего древнего края. В горной ли Балкарии, чью каменную твердь не смогли поколебать столетия, в цветущих ли долинах бессмертной Кабарды, наполненных светом и звоном ручьев, – везде живут, передаваясь из поколения в поколение, легенды о человеческом достоинстве и верности долгу, сказания о том, как велик человек, чувствующий свою ответственность перед стремительно бегущим временем и не позабывший заветы предков. 
В облике Анжелы Дадовой явно читаются скромность и чистота, издревле ценившиеся в кавказской женщине пуще всех богатств мира, а ее глаза светятся той добротой и женской мудростью, что всегда делали мир совершенней и даже не раз останавливали большую беду. За ее внешней хрупкостью кроется сильный характер, определяющий поступки, а в своих повседневных делах она движима безошибочным выбором сердца. Стоит ли говорить, что все это снискало ей настоящую любовь и уважение со стороны окружающих?
Внимание старших коллег, умудренных опытом и жизнью, она обратила на себя еще в самом начале своего профессионального пути. Первые практические университеты выпускницы Нальчинского медколледжа Анжелы Дадовой начались в стенах Терской районной больницы. Ее наставницей стала тогда заведующая детским инфекционным отделением Наталья Шадовна Мальбахова, человек щедрой души и большой профессионал своего дела. Попав под начало этого замечательного врача, Анжела получила прекрасный пример для подражания.
Строгая и очень требовательная к своим подчиненным, доктор Наталья Шадовна тонко помечала в начинающих их потенциал и, не скупясь, делилась с ними богатым опытом, накопленным за долгие годы работы в профессии. На Анжелу Дадову она сразу возложила особые надежды – юная девушка подкупила ее прочными теоретическими знаниями и большим желанием проверить себя и свои силы на практике. И все же для многих, и прежде всего, конечно, для самой Анжелы, стало полной неожиданностью, когда доктор Мальбахова вдруг перевела ее, вчерашнюю студентку, на интенсивный пост, поручив ей заботы о самых тяжелых детках.
Отвечая на невысказанный вопрос девушки, Наталья Шадовна тогда сказала: «В тебе я не сомневаюсь. Ты справишься!» И в этих словах прозвучала высокая оценка, которую Анжела Дадова решила оправдать сполна, с утроенной энергией взявшись за дело. Ей было одновременно и трудно, и легко. Трудно, потому что работа потребовала полной отдачи всех сил и умений. Легко, оттого что рядом был человек, к которому она всегда могла обратиться за советом и помощью.
Сегодня Анжела говорит о Наталье Шадовне с большой благодарностью и теплом – она помогла ей состояться в профессии и научила верить в свои силы, не поддаваться сомнениям и полностью концентрироваться в экстремальной ситуации на выполнении своего врачебного долга. Не единожды эти качества пригодились Анжеле Григорьевне в будущем, когда счет шел на минуты, и именно от нее зависела человеческая жизнь.
Она стала настоящим медицинским работником, несущим исцеление и возвращающим страждущим по воле Бога здоровье и радость жизни. Это отмечают сегодня все – ее друзья, коллеги и, конечно же, бывшие пациенты. В осознании своей нужности людям Анжела Дадова видит радость бытия, следуя собственному жизненному предназначению уже многие годы.
Наверное, по-настоящему счастливы лишь те из нас, кто обладает потребностью и стремлением каждодневно творить добро. Как гласит кабардинская поговорка, добра не пожалеешь для другого  - добро и твоего коснется крова. Под кровом Анжелы Григорьевны сегодня царят взаимопонимание и любовь. У нее два взрослых сына – две надежные опоры, два сильных крыла. Это настоящие мужчины, которые не боятся трудностей и не выбирают в жизни легких дорог.
Каждому человеку важно получать внутреннее удовлетворение от того, чем он занимается. Найдя свое место в профессии, Анжела Дадова ни разу не пожалела о сделанном когда-то выборе. Медицина стала ее призванием, и она не мыслит себя без любимого дела. Относясь к тем сильным натурам, которые не страшатся что-то менять в своей судьбе, в привычном укладе жизни, однажды Анжела Григорьевна решила перебраться в соседнюю Ингушетию. Ее пригласили работать в Малгобек, где она быстро нашла друзей и единомышленников – таких же преданных медицине людей, как и она сама. С той поры минуло уже десять плодотворных лет, в течение которых Анжела Дадова не переставала оттачивать свои профессиональные знания и навыки. Обретенный таким образом опыт пригодился ей в последующем, когда она возглавила медицинский центр «Шанс», открывшийся в Назрани в 2008 году. Этот центр предоставляет населению широкий спектр медицинских услуг и пользуется неплохой репутацией.
- В штате нашего центра всего два десятка специалистов, но каждый из них сделал бы честь любому медицинскому учреждению, - говорит Анжела Григорьевна. – Наш терапевт Фатима Гетагазова имеет за плечами 30-летний стаж работы за пределами Северного Кавказа. Оперирующий доктор-гинеколог Залина Газиева набиралась опыта в Краснодаре, а ее коллега детский гинеколог  Изаня Нальгиева, врач высшей категории, является главным внештатным детским врачом-гинекологом республики. У врача Асет Газдиевой сразу три квалификации. Она терапевт, гастроэнтеролог и блестящий узист. Марет Бакаева делает УЗИ позвоночника, тазобедренных суставов и является прекрасным нейросунографом. Любовь Мейриева – педиатр-реаниматолог, мануальный терапевт. У нее большой опыт работы в детской реанимации Назрани. С удовольствием могу назвать также врача-педиатра Марианну Нальгиеву, массажиста Магомеда Колоева, опытнейшего фельдшера-лаборанта Фатиму Желяеву и процедурную  медсестру Лолиту Алероеву. Самых добрых слов в свой адрес, безусловно, заслуживает заместитель директора центра Абдурахман Костоев. Он замечательный организатор, благодаря которому работа нашего центра четко отлажена и сбоев не дает…
Сегодня с медицинским центром «Шанс» сотрудничают лучшие врачи Нальчика и Грозного. В случае необходимости сотрудники этого центра направляют своих пациентов на лечение за пределы Республики Ингушетия. Тут следует отметить, что в центре на высоком уровне осуществляется диагностирование. Диагнозы, поставленные здесь больным, неизменно находят подтверждение у ведущих специалистов. И это немаловажная деталь, которая заставляет жителей республики все чаще и чаще обращаться за помощью в центр.
Между тем, меня в этот центр привел журналистский интерес к личности его руководителя. Об Анжеле Григорьевне мне тепло и душевно рассказала жительница города Малгобека Лидия Султановна Озиева. В жизни этой женщины, бесконечно любящей своих внуков, был трудный период, когда она боялась за их жизнь. У маленького Азаматика, а потом и у его старшей сестренки Марьяны возникли серьезные проблемы со здоровьем. В обоих случаях врачи, к которым обратились бабушка и родители деток, не могли установить диагноз и, как следствие, назначить необходимое лечение. Когда однажды у одного из детей наступило критическое состояние, на помощь отчаявшимся взрослым и погибающему ребенку пришла Анжела Дадова. В ту страшную ночь ее профессионализм отвел беду. А потом она еще не раз приходила на помощь в этот дом, откликаясь на зов людей в любое время суток.
- Анжела стала для нашей семьи спасительницей, ангелом в белом халате, - говорит Лидия Султановна. – Наша благодарность ей безмерна. Был случай, когда она просто реанимировала моего внука, что не могли сделать в тот момент другие врачи. Высокий профессионализм этой необычайной женщины соединен с настоящей добротой. Представьте себе ситуацию, когда ребенок устал, измучен, боится уколов, потому что каждый укол для него – это неизбежная боль. Неизбежная, потому что все врачи в один голос твердят: у него трудные вены... Страшно даже вспоминать, что нам пришлось пережить… И тут приходит Анжела, разговаривает с мальчиком, как тонкий психолог находит какие-то нужные слова. Ребенок проникается к ней доверием, а потом, когда так страшивший его укол вдруг оказывается совершенно безболезненным, говорит: «Анжела, я тебя люблю…» А она сидит рядом с ним, пока не минует критический момент и ребенок  не заснет, как это было не единожды, чтобы покинуть наш дом уже под утро...
После знакомства с Анжелой Григорьевной мне довелось услышать немало подобных отзывав о ней. Вандана Даламбековна Балхаева из Назрани, мама другого ребенка, говорит: «Люди ставят перед собой разные цели в жизни. Я давно знаю Анжелу, и знаю ее, как доброго, открытого и порядочного человека. Обладая таким высоким профессионализмом и обширными знаниями, она могла бы зарабатывать много денег. Но Анжела бескорыстна. Ее ведет по жизни не жажда наживы, а желание помочь страждущим. Многим людям она не только вернула здоровье, но и спасла жизнь…»
Ахмет ГАЗДИЕВ
На снимке: Анжела Григорьевна Дадова всегда готова прийти на помощь
Фото автора

среда, 10 сентября 2014 г.

ДЛЯ СОХРАНЕНИЯ НАЦИИ

К 25-летию Второго съезда ингушского народа

9-10 сентября 1989 года в городе Грозном проходил Второй съезд ингушского народа. Делегаты исторического форума обсуждали вопросы восстановления ингушской государственности (автономии) в ее исторических границах. Символично, что спустя два месяца после этого события, 14 ноября  1989 года, Верховный Совет СССР принял Декларацию о признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав.  «Варварскими акциями сталинского режима явилось выселение в годы Второй мировой войны из родных мест балкарцев, ингушей, калмыков, карачаевцев, крымских татар, немцев, турок-месхетинцев, чеченцев, - отмечалось в документе. – Политика насильственного переселения отразилась на судьбе корейцев, греков, курдов и других народов».

В РАБОТЕ Второго съезда ингушского народа в качестве его делегата принимал участие Борис Харсиев, ныне известный ингушский ученый, заведующий отделом этнологии ИнгНИИ гуманитарных наук им. Чаха Ахриева. Накануне юбилея съезда мы встретились с ним, чтобы вспомнить события 25-летней давности, а также то, что предшествовало им и что происходило позднее.
- Еще в январе 1973 года ингушский народ ярко продемонстрировал несгибаемое стремление  к собственной государственности наравне с другими народами СССР, - говорит Борис Харсиев. - Собравшись на массовый митинг на грозненской площади Ленина, ингуши выступили с требованием территориальной реабилитации и полного восстановления их прав, попранных сталинщиной.  Митинг был разогнан властями, использовавшими затем все карательные меры, имевшиеся в их арсенале. Сотни участников митинга были исключены из КПСС, уволены с работы. В средствах массовой информации развернулась кампания по дискредитации требований ингушского народа и шельмованию лучших его представителей, возглавивших национальное движение.
С началом горбачевской перестройки в СССР, на демократической волне, вызванной объявленными реформами, ингушское национальное движение обрело новый импульс. В его авангарде вновь оказались яркие представители ингушской интеллигенции, поддержанные всеми неформальными организациями и группами, появившимися к тому времени. Национальная интеллектуальная элита инициировала проведение Второго съезда ингушского народа. Включился в работу по его подготовке и существовавший в Малгобеке «Союз содействия перестройке», лидером которого был Мовлади Цечоев. Жители Малгобекского района делегировали на съезд большую группу людей, в составе которой оказался и я…
Второй съезд ингушского народа проходил на фоне всеобщего подъема народных масс. Борис Харсиев вспоминает, что сквер, прилегающий к дворцу культуры им. Ленина в Заводском районе города Грозного, где собрался форум, и вся территория вокруг была запружена большим количеством людей. Через установленные на улице динамики все могли слышать то, о чем говорили с трибуны съезда его делегаты. Надо отметить, что это были яркие выступления не только ингушей, но и представителей других национальностей, сумевших понять чаяния ингушского народа и поддержавших его светлые устремления.
В работе съезда принимали участие 800 делегатов и 400 гостей из Чечено-Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Грузии, Украины, Азербайджана, Казахстана, Прибалтики, других республик Северного Кавказа и регионов России и СССР. А в истории самого ингушского народа этот съезд стал таким же ярким событием, как тот, Первый съезд, собравшийся 4 февраля 1919 года в Базоркино, на котором ингуши единодушно поддержали висевшую на волоске Советскую власть на Северном Кавказе, взяли ее под свою защиту и приняли решение дать отпор  белогвардейцам. Но если со своего Первого съезда ингуши, как отметил открывая народный форум писатель Иса Кодзоев, уходили на войну, то Второй съезд, о чем  можно судить по итогам его работы, напротив, ярко продемонстрировал стремление ингушского народа к миру и созиданию.
С докладом о бедственном социально-политическом положении ингушского народа на съезде выступил Беслан Костоев. Вопиющие факты искажения национальной кадровой политики в Чечено-Ингушетии и Северной Осетии нашли затем отражение в содокладе ученого Пары Парчиевой.
Призывы поддержать ингушский народ, не раз оказывавшийся под угрозой полного уничтожения, но не сломленный духом и стремящийся сохранить свою национальную идентичность, прозвучали с трибуны съезда в выступлениях писателя Идриса Базоркина, кандидата исторических наук, доцента Чечено-Ингушского госуниверситета Федора Бокова, Героя Советского Союза Юрия Черникина (Москва), народного депутата Грузинской ССР, председателя Народного фронта Грузии Нодара Нотадзе, руководителя делегации крымских татар Басыра Гафарова, сотрудника Фонда культуры СССР Эммы Чамоковой, кандидата исторических наук, доцента Чечено-Ингушского госпединститута Тамерлана Муталиева, доктора исторических наук, профессора Хаджи-Мурата Ибрагимбейли (Москва), директора Государственного ингушского драматического театра Мустафы Бекова, народного депутата СССР Виктора Писаренко (Новосибирск), народного депутата СССР Вилена Толпежникова (Латвийская ССР), председателя Ассамблеи горских народов Кавказа Юрия Шанибова (Нальчик), председателя Народного фронта ЧИАССР Хож-Ахмета Бисултанова, члена Комитета спасения Грузии Автандила Рухеладзе (Тбилиси), заместителя председателя Совета Министров ЧИАССР Керима Салтаханова, народного депутата СССР Хамзата Фаргиева, руководителя Чечено-Ингушского отделения «Мемориала» Абдуллы Вацуева, пенсионера Ахмета Газдиева, кандидата экономических наук Бембулата Богатырева (Грозный), секретаря Пригородного райкома КПСС Северной Осетии Елизаветы Куштовой, доктора геологических наук Султана Оздоева (Алма-Ата), кандидата исторических наук Хасолта Акиева (Грозный), духовного лидера мусульман Чечено-Ингушетии Шахида-хаджи Газабаева, жительницы селения Майского Пригородного района СОАССР Надежды Кобышевой, писателя Саида Чахкиева, ветерана Великой Отечественной войны Ивана Букреева (Северная Осетия) и многих других.
В обращении Второго съезда ингушского народа к народам СССР отмечалось, что последние два века оказались для ингушей трагическими. Сначала десятки тысяч ингушей были вынуждены искать пристанище в Турции, Иране, Иордании и Сирии, где многие из них погибли. Жестоко притесняемые царской администрацией, ингуши встретили революцию как спасение и все как один встали на борьбу за Советскую власть. Однако в 1934 году сталинщина отняла у ингушского народа автономию и столицу – город Владикавказ, а спустя 10 лет, в 1944 году, все ингуши были изгнаны из родных мест, проведя долгие 13 лет в депортации. Это были годы неисчислимых бедствий и потерь.
Когда оставшиеся в живых вернулись на Родину после восстановления Чечено-Ингушетии, административно-бюрократический аппарат нанес серьезный удар отношениям двух братских народов – ингушей и осетин, оставив за Северной Осетией 46 процентов ингушской территории. Констатируя катастрофическое положение ингушского народа, съезд обратился к народам СССР с призывом поддержать справедливые требования ингушей, намеренных добиваться своих высоких целей мирными, конституционными средствами.
Чаяния ингушского народа в полной мере нашли отражение в резолюции съезда. Народный форум обратился к ЦК КПСС, Верховному Совету СССР, Верховному Совету РСФСР, Съезду народных депутатов СССР с просьбой дать политическую оценку депортации ингушского народа, всех репрессированных народов СССР и решить вопрос о восстановлении ингушской автономии в ее исторических границах. Делегаты съезда единогласно признали необходимым добиваться принятия закона о реабилитации репрессированных народов СССР с восстановлением всех их попранных прав, территориальной целостности и возмещением материального ущерба.
Съезд поручил созданному на нем оргкомитету по восстановлению Ингушской АССР обратиться в ЦК КПСС, Президиум Верховного Совета СССР, Совет Министров СССР, КГБ СССР, МВД СССР, Министерство юстиции СССР, Прокуратуру СССР, ЦК КП Казахстана, ЦК КП Киргизии, а также в Северо-Осетинский, Чечено-Ингушский и Дагестанский обкомы КПСС с просьбой предоставить материалы, связанные с репрессиями ингушского народа, с последующим преданием их гласности. Одновременно с этим, наряду с другими вопросами, оргкомитету было поручено обратиться в Верховный суд СССР с исковыми заявлениями о возбуждении уголовного дела в отношении лиц, причастных к массовому геноциду ингушского и чеченского народов.
Делегаты съезда высказались за отмену постановления ЦК КПСС от 1973 года, в котором мирный митинг ингушского народа 16-19 января 1973 года в городе Грозном был оценен как антиобщественное и националистическое выступление, а также решили обратиться в Чечено-Ингушский обком КПСС с просьбой об издании произведений репрессированных литераторов А.Озиева, К.Чахкиева, И.Кодзоева, А.Хашагульгова и Л.Тумгоевой. Выразив свою обеспокоенность ситуацией с сохранением материальной культуры ингушского народа, съезд обратился в ЮНЕСКО с просьбой взять под ее охрану исторические памятники в Горной Ингушетии.
Второй съезд со всей очевидностью показал политическую зрелость и ответственность ингушского народа, его решимость отстаивать свои национальные интересы. Перемены в обществе и в стране, носившие демократический характер, казалось, делали достижимыми главные цели.
В марте 1991 года Верховный Совет СССР принял постановление «Об отмене законодательных актов в связи с Декларацией о признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав». 26 апреля 1991 года Верховный Совет Российской Федерации принял Закон №1107-1 «О реабилитации репрессированных народов», установивший право народов, подвергшихся сталинскому произволу, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, возмещение материального ущерба, причиненного государством и территориальную реабилитацию.
После распада СССР и вступления России на путь самостоятельного развития 30 ноября 1991 года ингушский народ на референдуме высказался за создание Ингушской Республики в составе Российской Федерации, определив таким образом свою позицию по отношению к суверенитету нации и дальнейшему интеграционному развитию. Тогда еще никто не знал, что Ингушетия стоит на пороге новых кровавых потрясений…



Идрис БАЗОРКИН, писатель:
- Наш съезд правомочен объявить нашу автономию в пределах государственных прав и границ. Мы можем провозгласить автономию на уровне 1919 года, а все последующие документы, сфабрикованные Сталиным и его системой, считать недействительными, посягающими на наши права, национальный суверенитет нашего народа.

Федор БОКОВ, кандидат исторических наук (Грозный) :
- Свободное национальное развитие невозможно без автономии в той ее форме, которая наиболее соответствует социальному положению данного этноса. Автономия – это не самоцель, это не узко-национальная прихоть какой-то группы ингушей, это не стремление ингушского народа к отделению от других народов, к самоизоляции. Это объективно необходимое условие для сохранения ингушской нации, ее самобытности.

Вилен ТОЛПЕЖНИКОВ, народный депутат СССР (Латвия):
- По поручению Народного фронта и движения за независимость Латвии я передаю вам самые лучшие пожелания латвийского народа. Я могу только пожелать вам успеха, как желаю успеха себе, потому что у нас тоже еще много проблем. Вы много сделали в годы Великой Отечественной войны. Вы спасли Петроград – и вас выселили, вас расстреливали, то же самое сделали и с Латвией. Вы хотите автономии, мы хотим суверенитета – и опять из нас будут делать «врагов народа».


Ахмет ГАЗДИЕВ

Фото из личного архива Бориса Харсиева

вторник, 9 сентября 2014 г.

Помни о главном...


ДОЛАКОВСКИЙ БОЙ: НЕ НАПИСАННАЯ ИСТОРИЯ


Вот уже 95 лет миновало с тех грозных дней, когда жители ингушского селения Долаково, встав на пути регулярной Деникинской армии, приняли смертельный бой во имя торжества идеалов справедливости и равенства, обещанных им и всем ингушам большевиками. В той схватке пало практически все взрослое население Долаково, а погибших мужчин сменяли, защищая свою землю, женщины и даже дети. Долаковский бой стал еще одной героической страницей в истории ингушского народа.

ЖИТЕЛЯМ современного Долаково напоминает о тех событиях памятник, установленный в селе погибшим героям. В том, что память людская неподвластна времени, еще раз могли убедиться участники мероприятия, посвященного 95-летию Долаковского боя, приехавшие в это село в один из весенних дней нынешнего года. Главным организатором и идейным вдохновителем этого мероприятия стал местный житель Мурад Долгиев, человек интересной судьбы, обладающий чувством долга и ответственности.
Сегодня о Долаковском бое и его героях написано много. История свидетельствует, что после провозглашения Советской власти на Тереке в Назрани 15 (28) апреля 1918 года состоялся съезд ингушского народа, на котором с докладом выступил С.М.Киров. Съезд единодушно признал Советскую власть единственной властью в Ингушетии. В июле 1918 года во многих ингушских аулах, в том числе в Назрани и Базоркино, побывал Чрезвычайный комиссар Юга России Г. К. Орджоникидзе. Он призывал ингушей на борьбу против бичераховцев, поднявших антисоветский мятеж.
6 августа 1918 года после нападения контрреволюционных банд на Владикавказ Г.К.Орджоникидзе прибыл в ингушское селение Базоркино и выступил с призывом помочь Советской власти. Ингуши объявили всеобщую мобилизацию. Как писал Г.К.Орджоникидзе, «ингушский народ, ни на минуту не колеблясь, изъявил свою готовность к борьбе и громадными массами направился в город». Одна из колонн красных была направлена под Владикавказ, а войска другой окружили врага в станицах Сунженской, Терской, Ахки-Юртовской, Фельдмаршальской.
Г.К.Орджоникидзе дал высокую оценку вкладу жителей Ингушетии в разгром бичераховцев. «Я помню момент перед концом IV съезда, - говорил Чрезвычайный комиссар на V съезде народов Терека, - когда мы висели на волоске: это был момент неуверенности, когда за нами не шли, а на нас робко оглядывались. И в этот момент одиночества Советской власти маленький ингушский народ весь встал на защиту Советской власти».
Когда 2 февраля 1919 года деникинские войска подошли к Владикавказу и к ингушским селам Долаково и Кантышево, Г. К. Орджоникидзе вместе со штабом обороны Терской республики переехал в селение Базоркино. Теперь отсюда шли инструкции и приказы председателя Совета Обороны Г.К.Орджоникидзе и командующего обороной Н. Ф. Гикало.
Ингуши не дрогнув встретили вторжение деникинских полчищ в пределы Ингушетии. У селения Долаково разгорелся ожесточенный бой, в ходе которого деникинцы потерпели поражение.
«Долаковский бой, - писала 3. А-Г.Гойгова в книге «Народы Чечено-Ингушетии в борьбе против Деникина», вышедшей в Грозном в 1963 году, - замечателен не только беспримерным героизмом, мужеством и упорством защитников, нанесших большой урон врагу, истрепавших одну из лучших дивизий деникинцев и сдерживавших белых в течение восьми дней, не давая им возможности завершить окружение Владикавказа, но и тем, что в нем против деникинцев бок о бок сражались ингуши, русские, казаки, кабардинцы, балкарцы, осетины и другие. В этом единении была их сила. Этот бой явил собой пример великой дружбы народов Терека…»
Между тем, 4 февраля 1919 года в селении Базоркино состоялся съезд ингушского народа, на который собралось более 10 тысяч вооруженных ингушей. Ингушский народный съезд единодушно выразил непоколебимую решимость беспощадно бороться с белогвардейцами. По предложению Г. К. Орджоникидзе на съезде была провозглашена независимая  Горская советская республика.
Как отмечается в работе М.Н.Музаева «Историко-революционные места в Чечено-Ингушетии», Деникинская дивизия генерала Геймана, стремившаяся обойти Владикавказ и помочь частям дивизии генерала Шкуро захватить город, 2-3 февраля 1919 года вышла на рубеж сел Долаково-Кантышево. Ингуши наотрез отказались пропустить белогвардейцев через свою территорию. Тогда генерал Гейман бросил войска в наступление. Конница белых сначала пыталась прорвать позиции ингушей под Долаково. Однако огромные потери заставили ее отступить.
Белые подтянули новые силы и обрушили на Долаково ураганный артиллерийский огонь. Цепи деникинцев двинулись в атаку. Ингуши, не щадя жизни, отбивались от яростно наседавшего врага. В окопах зачастую сражались целые семьи: отец, братья, сыновья.
На подмогу долаковцам спешно пришли горцы из других ингушских селений, из Владикавказа подоспела ингушская партизанская сотня под командованием Джамарзы Шаухалова, тут же оказались кабардинские конники Батала Калмыкова и отряд, снаряженный грозненским пролетариатом.
В одном из окопов, являвшемся ключевой позицией обороны, засела горстка ингушей. Эта позиция подверглась сильному артиллерийскому огню. До последнего сражались ее защитники, но вскоре у смельчаков кончились боеприпасы. Тогда они с возгласами: «Умрем за Родину!» бросились с обнаженными кинжалами на врага, героически погибнув в неравном бою.
Упорными и кровопролитными были бои в районе долаковского кладбища. Здесь ингуши совместно с курсантами Владикавказской инструкторской школы красных офицеров, присланными Орджоникидзе на помощь долаковцам, отбивали одну за другой яростные атаки врага. На исходе многодневного боя из 180 сражавшихся курсантов в живых осталось только 49…
В какой-то момент ослабленные потерями ингуши вынуждены были оставить Долаково. Деникинцы, заняв село, начали грабить и поджигать дома. Однако ночью, воспользовавшись беспечностью белогвардейцев, горцы ворвались в Долаково. Наравне с мужчинами сражалась двадцатилетняя ингушская девушка Кози Долгиева, сменившая в бою своих погибших братьев. Белые в панике бежали.
Разъяренный столь ожесточенным сопротивлением генерал Гейман направил под Долаково 3-й Волгский полк. Бои разгорелись с новой силой. Долаковцам пришлось отступить. Но в селе деникинцы все равно встретили сопротивление. Трое стариков - Б.Чемурзиев,     М-Х.Акиев и Б.Шибилов - устроили в высоком подполье дома бойницы. Пропустив мимо белых, они открыли по ним огонь. Деникинцы подожгли дом. В неравном бою Акиев был убит, раненый Чемурзиев, продолжая стрелять, погиб под горящими развалинами. Только Шибилову удалось спастись, выбравшись запасным лазом из подвала горящего дома...
Это лишь некоторые эпизоды героического сражения ингушей с белогвардейцами. Долаковский бой февраля 1919 года вошел в историю Гражданской войны как один из самых ожесточенных и кровопролитных. В нем рядом с ингушами встали люди многих национальностей, но, к сожалению, имена этих героев сегодня неизвестны.
Восстановить имя каждого участника Долаковского сражения решил Мурад Долгиев, упомянутый мной в начале этого материала. Лет пять назад к нему, успешному предпринимателю, заложившему в родном селе тучные сады, приехал журналист, чтобы познакомиться с его начинанием. Поведав о своей хозяйственной деятельности, Мурад Долгиев услышал неожиданную просьбу рассказать о Долаковской бое. С того дня и стал он собирать и систематизировать материалы об этом легендарном сражении.
Сейчас в распоряжении Мурада Долгиева - пухлые папки с воспоминаниями, документами, фотографиями, картами и другими материалами, касающимися Долаковского сражения. Не ограничиваясь этим, он поставил перед собой цель вернуть потомкам имена всех героев.
Мурад Долгиев надеется, что эта работа будет завершена к 100-летию знаменитого сражения и уже нашел единомышленников в Кабардино-Балкарии и в Северной Осетии. Он планирует издать специальную книгу памяти, в которую наряду с именами ингушей войдут и имена их собратьев по оружию - русских, кабардинцев, балкарцев, осетин и других, кто в феврале 1919 года геройски пал под ингушским селением Долаково.
Так, спустя сто лет, будет написана последняя глава в героическом повествовании о беспримерном мужестве участников Долаковского сражения.
 
На снимке: памятник павшим в сражении под Долаково в феврале 1919 года

ИМЕНА НАШИХ БУДУЩИХ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ

Эту маленькую очаровашку зовут Раяна. Как и все детишки ее возраста, она очень любознательна и подвижна. Порой ей ничего не стоит усыпить бдительность всех взрослых и прибежать по-соседски ко мне в гости. Тогда мы вместе отправляемся на кухню, пьем чай и лакомимся конфетами и другими сладостями. Тысячи «почему» моей маленькой соседки делают нашу беседу за чашкой чая нескончаемой. Но скоро она заканчивается самым неожиданным образом – за Раяной приходит кто-нибудь из домочадцев, которые уже давно знают, где следует искать беглянку.

ИМЯ моей соседки Раяны имеет арабское происхождение и в последние годы стало очень популярным у ингушей. Если говорить о значении этого имени, то оно определяется несколькими словами – прямая, полноценная, всесторонне развитая.
В Ингушетии сегодня много маленьких Раян. Это имя занимает одно из первых мест в списке имен, которыми у нас нарекают в настоящее время новорожденных девочек. Наравне с именем Раяна такой же большой популярностью пользуются имена Алима, Аиша, Самира, Сафия и Хадиджа. Как видите, старинных ингушских имен в этом списке нет – ими современные родители называют своих детей все реже и реже.
В ЗАГСе Малгобекского муниципального района определили также и самые популярные нынче мужские имена. Выяснилось, что новорожденных мальчиков         у нас   предпочитают   теперь называть    Мухаммад, Абдул--Малик, Абдуллах, Юсуф, Исмаил, Халид, Рахим и Ислам. Тяга к арабским именам здесь тоже вполне очевидна. Впрочем, арабские имена ингуши, будучи мусульманами, давали своим детям и прежде.
В прошлом году в Малгобекском муниципальном районе и в городе Малгобеке  на свет появилось 2172 малыша. Пусть каждый из них растет здоровым и счастливым, радуя своих родителей, дедушек и бабушек!
В целом первый год пребывания этих малышей на земле выдался для нашей республики спокойным и благополучным. Кстати говоря, естественный прирост населения в этом районе Республики Ингушетия составил по итогам 2013 года 1805 человек. Согласитесь, тоже позитивный показатель. И кто знает, не среди этих ли малышей наши будущие титулованные ученые, известные политики, прославленные музыканты и знаменитые спортсмены?
Собственным появлением на свет они уже принесли счастье в свои семьи. Теперь нам всем осталось подождать, пока они вырастут и сделают счастливой свою Родину. Для этого, конечно, вовсе не обязательно непременно добиться известности и славы. Достаточно просто быть по-настоящему хорошими и добрыми людьми.
Между тем, наш потенциал продолжает увеличиваться. В 2013 году в том же Малгобекском районе и в городе Малгобеке было зарегистрировано 529 браков. Пусть же эти молодые семьи будут крепкими и дружными, живут в достатке и прирастают год от года нашими новыми маленькими согражданами.

Ахмет ГАЗДИЕВ 

На снимке:
маленькая Раяна
открывает большой мир
Фото автора


http://www.gazeta-serdalo.ru/общество/3_2148

понедельник, 8 сентября 2014 г.

«ПЫЛКИЕ И СМЕЛЫЕ ГОРЦЫ…»


Тайна старых фотографий перестала существовать

Несколько лет назад в прессе были опубликованы фотографии из архива известного ингушского краеведа и исследователя Берснако Газикова. Информация о запечатленных на них людях, за исключением их имен (Артаган Костоев и Абдула Мальсагов), полностью отсутствовала. В попытке приподнять завесу тайны мы обратились за помощью к читателям – была надежда на то, что кто-то узнает на снимках своих родственников. Однако эта попытка успехом не увенчалась...


С ТЕХ ПОР минуло несколько лет. И вот совсем недавно, работая в одном из архивов нашей страны, Берснако Газикову удалось обнаружить материалы, благодаря которым вековая тайна, окружавшая старые фотографии, перестала существовать.
В 1911 году в Санкт-Петербурге увидел свет многостраничный восьмой том «Книги Русской Скорби». Это издание выходило в России под патронажем Русского Народного Союза имени Михаила Архангела. Одна из его целей заключалась в том, чтобы сохранить имена подданных империи, геройски погибших при защите закона и порядка. Как раз в упомянутом выше томе и содержатся строки, посвященные ингушам Артагану Костоеву и Абдуле Мальсагову.
Артаган Костоев, помощник заведующего отрядом полицейской стражи, был убит 28 августа1907 года в Черкасском уезде Киевской губернии.
«Племя ингушей, проживающих в горах Терской области, - пишется в «Книге Русской Скорби», - достаточно прославилось разбоями, на которые их влек неугомонный воинственный дух.
Но эти пылкие и смелые горцы умеют быть преданными, верными слугами и воинами, раз попадают на службу.
Примером может служить смельчак, сложивший на своем боевом посту буйную головушку вдали от своей родины, Костоев.
Артаган Альдишреевич Костоев, магометанского вероисповедования, холостой, 26-ти лет, происходил из ингушей Нижнего Ачалука Назрановского округа Терской области. В 1906 году он поступил на службу в частную полицейскую стражу в имение г-жи Балашевой, а с 1 апреля 1907 года зачислен был в казенный отряд и исполнял обязанности помощника заведующего отрядом стражи в с. Староселье Черкасского уезда.
28 августа 1907 года ему пришлось проявить свою удаль и верность долгу.
В этот день в городе Черкассах группа анархистов из троих мужчин и двух женщин, оказав вооруженное сопротивление полиции, скрылась в прилегающий к Черкассам огромный лес, простирающийся на десятки верст. К розыску их были приняты сейчас же все меры, и пристав 2-го стана Лавренко напал на след их в лесу между м.Мошнами и с.Старосельем.
Вызвав по телефону в с.Староселье пристава 3-го стана Трутнова со стражниками, Лавренко с пятью стражниками-ингушами следил за преступниками, и сделав объезд, прибыл в селение раньше преступников.
Здесь на плотине была устроена засада. Около 9-ти часов вечера показались два человека. Когда чины полиции приказали им остановиться, преступники начали стрелять. Одним из первых выстрелов старший стражник ингуш Костоев был убит наповал.
Ответными выстрелами полиции один из преступников тоже был убит, а другой тяжело раненый скончался через несколько часов. Раненый преступник назвал себя «Сашкой», а товарища «Мишкой».
Тело Костоева отправлено по железной дороге на родину, на Кавказ, и похороны состоялись там же».
Ингуш Абдула Бакаевич Мальсагов, как и Артаган Костоев, был уроженцем Нижних Ачалуков. Он так же служил стражником полицейской стражи Черкасского уезда и умер от ран 28 июля 1908 года. Пуля настигла Мальсагова 21 июля 1908 года во время разъезда в поле. Таковыми были официальные сведения о покойном.
«Но прежде чем рассказать об обстоятельствах смерти этого достойного стражника, необходимо коснуться ингушей как народа, из которого происходил покойный Мальсагов, - отмечают авторы «Книги Русской Скорби». – На Кавказе, в окрестностях Владикавказа, приютилось в числе других народностей небольшое племя ингушей. Ингуши населяют всего лишь несколько деревень. Поселившись в горах, под самыми облаками, ингуш с малых лет привык к головокружительным подъемам и спускам с родных гор, требующих большой отваги, что вырабатывает из ингушей удивительных смельчаков. Слава об их бесстрашии расходится далеко за пределы Кавказа, вот почему, когда в России разыгралась революция, ингуши и осетины (их соседи) были вызваны в центральные губернии России на охрану частных экономий и стражниками в полицейские команды.
В числе других Мальсагов был вызван в Черкасский уезд Киевской губернии, куда и поступил 8 апреля 1906 года на службу в полицейскую стражу.
Молодой (ему было 27 лет отроду), холостой, полный сил и здоровья, Мальсагов своим примерным поведением и бесстрашным исполнением долга службы заслужил отличную рекомендацию начальства, которое посылало его в такие рискованные предприятия, где помимо бесстрашия и точного исполнения долга требовалась и известная сноровка, чтобы выпутаться из могущего получиться безвыходного положения. Вот при таких условиях и погиб достойный Мальсагов, еще раз подтвердивший своей кровью, что мусульмане, поставленные в подходящую им сферу деятельности, являются верными и преданными сынами России, о чем мы, оставшиеся в живых, не должны забывать.
Для предупреждения часто наблюдавшихся поджогов и других преступлений в некоторых местах уезда были установлены разъезды конных стражников.
В ночь на 21 июля 1908 года три стражника-ингуша, проезжая полем, на дороге возле м.Вязовка встретили человека с узелком в руке и попытались его остановить. Неизвестный моментально выстрелил из браунинга, ранив одного из ингушей в руку, и бросился бежать. Спешившиеся стражники ответными выстрелами ранили уходившего и он упал. Один из стражников отправился в ближайшую экономию и вызвал по телефону из казармы в м.Буртах стражников, и когда вызванные стали приближаться к лежащему, то он опять начал стрелять в стражников. После этого стражники дали залп в преступника и, очевидно, попали в бывшую при нем бомбу, так как последовал сильный взрыв, которым преступника разорвало на части, а стражник Абдула Мальсагов был ранен в глаз. Остальные же шесть стражников отделались незначительными царапинами. В нескольких саженях от преступника, оказавшегося крестьянином м.Вязовка  Черкасского  уезда  Яковом Ковалем,   19-ти лет, найдены были еще одна бомба большой силы и динамитные патроны.
Раненый Мальсагов был отправлен на излечение в больницу д-ра Манденштама в Киев, где и умер от полученной раны 28 того же июля. Тело его отправлено по железной дороге на Кавказ, и похороны состоялись там.
Почтим же память этого инородца, магометанина, отдавшего свою жизнь на служение Родине - России».
В заключение нынешней публикации хотелось бы отметить, что предлагаемые материалы были обнаружены в результате системной поисковой и исследовательской работы ингушского краеведа. Итогом деятельности, которой Берснако Газиков увлеченно занимается на протяжении нескольких десятилетий, стали интереснейшие находки и открытия. С какими-то из них познакомили читателей мы, другие нашли место в изданных краеведом книгах, а также в коллективных историко-краеведческих сборниках. Между тем, большая часть накопленного материала все еще ждет своего часа, чтобы стать достоянием широкой общественности.
Ахмет ГАЗДИЕВ 
Снимки из архива Б.Д.Газикова

Асият ТУТАЕВА. ВЛЮБЛЕННАЯ В ЖИЗНЬ

В стенах 1-го Ленинградского медицинского института бережно хранят память о своих питомцах, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественн...