ЯЗЫК ВОСТОЧНОЙ АНАТОЛИИ НА ИНГУШСКОЙ ЗЕМЛЕ

ИНГУШЕТИЯ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ



Он является представителем народа, судьба которого стала одной из самых печальных страниц советской истории, хранящей свидетельства о масштабных национальных трагедиях. В то же самое время в характере этого человека нашли отражение самые лучшие качества его народа, испокон веков славящегося редким трудолюбием и любовью к земле.
Бенали Халилов хорошо известен в Ингушетии. Он руководит национально-культурной автономией турок-месхетинцев «Ахиска», принимает активное участие в общественно-политической жизни республики, душой болеет за будущее края, ставшего в одночасье его второй родиной…



ПОРОДНЕННЫЕ ЖЕСТОКОЙ СУДЬБОЙ

В СЕРДЦАХ турок-месхетинцев пронзительными струнами звенит неизбывная тоска по отеческой земле. Их предки веками жили под благодатным солнцем Месхетии-Джавахетии, возделывали пашню и рубили лес. Земледельцы поставляли выращенное своими руками во внутренние районы Грузии, а лесорубы сплавляли ценные породы древесины до самого Прикаспия – река Кура была им в этом помощницей. Счастлив был народ, чьи сыны и дочери не знали устали в труде. Счастлив от того, что питал особую любовь к собственной земле, а эта земля всегда так щедро отзывалась на его заботу о ней.
Будучи прирожденными земледельцами, турки-месхетинцы никогда не служили в армии Османской империи. Когда в 1829 году по Адрианопольскому мирному договору Месхетия перешла к России, не стали рекрутировали их и на службу в русскую армию. Не выгодно это было – ставить под ружье крестьян, кормивших огромную территорию Грузии. В те давние времена у турок-месхетинцев, кстати, была возможность свободно пересекать границу, разделившую их вслед за горной грядой с Турцией. Долгое время ничто не нарушало гармонии их привычного существования. Но даже когда Ахалцихский вилайет стал уездом, не пожелал народ покинуть благословенную землю предков. Очень дорога была ему эта земля. Так и жил он, никому не мешая, по эту сторону высоких гор, что отделяют южную и юго-западную часть Грузии от Турции.
В годы Великой Отечественной войны 158-тысячный народ отправил на фронт 40 тысяч своих лучших сыновей, большая часть из которых погибла, бесстрашно сражаясь с немецко-фашистскими захватчиками. Среди турок Месхетии были восемь Героев Советского Союза, три полных кавалера ордена Славы, не считая тех, кто был награжден за ратные подвиги другими высокими наградами. Своим героическим и самоотверженным трудом приближали Великую Победу и те, кто оставался в тылу. Жители Месхетии-Джавахетии, как и жители всей страны, отдавали фронту последнее. И никто не знал, что впереди этот народ ждет еще более страшное испытание…
В ночь с 14 на 15 ноября 1944 года все турки-месхетинцы подверглись бесчеловечной сталинской депортации. Скованные безысходностью, холодом и голодом, они почти месяц были в пути. Отправленные эшелонами по дороге смерти, люди не могли понять, в чем их вина. Фашисты к тому времени уже давно были отброшены далеко на запад, Турция твердо сохраняла нейтралитет и не собиралась нападать на СССР. Никто из жителей междуречья Чороха и Куры на юге Грузии - Ахалцихского, Адигенского, Аспинзенского, Ахалкалакского и Богдановского районов – и не помышлял о предательстве, а известное постановление гласило, что турки-месхетинцы подлежат переселению «в целях усиления безопасности границ»…
Трагедия, пережитая турками-месхетинцами, роднит их в этом смысле с ингушами и другими репрессированными народами Советского Союза, также подвергшимися в годы войны геноциду и депортированными из родных мест. Более 17 тысяч жителей солнечной Месхетии погибли в первые же месяцы депортации. Но если многим другим репрессированным народам, спустя годы лишений, все же удалось вернуться к своим разоренным очагам, то турки-месхетинцы до сей поры лишь только грезят встречей с опустевшей землей предков.
Зарастает Месхет-Джавахети былинный…
Сорных трав в Джакистане и Джаки –
глухая стена…
Ныне Грузией пренебрегают грузины,
И пустеет земля - никому не нужна.
Торжествует, ликует, трезвонит о том Сатана.
Эти строки принадлежат грузинской поэтессе Анне Каландадзе.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА:

Турки из Месхетии представляют собой особую этнографическую группу турецкого этноса. Эта этническая группа, как и многие другие этнические образования, складывалась в пограничной зоне двух этнических территорий - Турции и Грузии. Доминирующей здесь всегда оставалась турецкая составляющая, что подтверждает не только восточно-анатолийский диалект турецкого языка, на котором говорят турки из Месхетии, но и наличие турецкой культурной основы. Кампания за искоренение из списка советских народов слова "турок" началась еще в 1924 году, когда Сталин предложил Омару Фаику, лидеру месхетинских турок и первому признанному авторитету среди народа сменить национальность. В период с 1930 по 1939 годы туркам насильственно стали изменять национальность и фамилии, практически обезглавили народ, уничтожив всех мало-мальски грамотных и авторитетных, влиятельных среди турок людей. Сам Омар Фаик - известный публицист-демократ, писатель и поэт, издатель, член Ревкома Грузии - был казнен в 1937 году по приговору тройки НКВД республики. В ноябре 1944 года все турки были депортированы из Месхетии-Джавахетии. Опустели, были разорены и распаханы 212 турецких деревень, где и по ныне не звучит выразительный, чистый как горный снег язык древнейшей Восточной Анатолии.

В МНОГОНАЦИОНАЛЬНОЙ СЕМЬЕ НАРОДОВ

В РЕСПУБЛИКЕ Ингушетия турки-месхетинцы нашли пристанище после страшных Ферганских событий, отсчет которых начался 26 июня 1989 года. Беспорядки и столкновения на межэтнической почве, вскоре переросшие в кровавую резню, заставили этот многострадальный народ покинуть территорию Узбекистана, куда он, наряду с другими республиками Средней Азии и Казахстаном, был депортирован сталинщиной.
Оказавшись в Ингушетии, местом для своего компактного расселения турки-месхетинцы избрали Старый Малгобек и станицу Вознесенскую. Главную роль при их выборе сыграли дешевизна жилья, расположенного в оползневой зоне Терского хребта, и прекрасные условия для земледелия. У прирожденных земледельцев, коими являются турки-месхетинцы, земля всегда ассоциировалась с матерью-кормилицей и своей жизни в отрыве от нее они никогда не мыслили. И хотя блестящее образование и опыт работы позволили многим из них ярко проявить себя и в других сферах - в здравоохранении, в образовании, в строительной отрасли Малгобекского района, - подавляющее число турок нашло себе применение именно на земле.
В многонациональной семье народов Ингушетии турки-месхетинцы быстро прижились и стали своими. Так зазвучала на ингушской земле турецкая речь. И звучит она до сей поры, наполняя наш общий дом когда-то новыми, а теперь уже такими привычными для всех красками.
Нельзя не отметить одну интересную деталь. С первого дня своего пребывания в Ингушетии турки-месхетинцы смогли получить здесь прописку. В отличие от властей некоторых других регионов России, где представители этого народа и сегодня пребывают в качестве мигрантов, власти республики сразу решили эту проблему. Сегодня ингушские турки из Месхетии – полноправные граждане России.
- Мы благодарны руководству Ингушетии, которое тогда пошло нам на встречу, - говорит руководитель национально-культурной автономии «Ахиска» Бенали Халилов. – Ни для кого не секрет, что в тот период даже местные жители были лишены возможности прописаться в Старом Малгобеке. Оползневая зона Малгобекского района к тому времени в этом смысле считалась закрытой. Остро встал вопрос по скорейшему переселению из нее людей, и уже шла разработка соответствующей государственной программы. Мы же, имея прописку, автоматически оказались участниками этой программы и вскоре, наряду с другими «оползневиками», стали обладателями нового комфортабельного жилья.
Узбекистан Бенали Халилов, несмотря ни на что, вспоминает с теплотой. Да и как же иначе, ведь там прошла его юность, там он прошил годы, наполненные светлыми надеждами и большими планами. Правда, юность его отнюдь не была беззаботной. Он родился в городе Янгиюле в простой крестьянской семье и с раннего детства был приучен к труду.
В 1982 году, окончив среднюю школу в колхозе имени Назарали Ниязова, Бенали стал студентом механического факультета Ташкентского Ордена Трудового Красного знамени института инженеров железнодорожного транспорта. Учился он на вечернем отделении, потому как быть обузой для давно уже немолодых родителей не хотел – сам стал зарабатывать на хлеб. Совмещать работу и учебу оказалось нелегко, но иного выхода не было. Помогало парню преодолевать все трудности желание помочь своей семье.
По первому времени Бенали трудился в железнодорожном депо, позже - лаборантом одной из институтских кафедр. И было в этом юноше что-то такое, что заставляло других воспринимать его всерьез. В 1988 году, по окончании института, он стал главным механиком Янгиюльского кирпичного завода, заняв по тем временам немыслимо высокую для молодого парня его возраста должность. Бенали тогда едва исполнилось 23 года.
После Ферганских событий семья Халиловых еще какое-то время прожила в Узбекистане. Но обстановка в этой бывшей советской республике все больше накалялась, выходя за рамки локального конфликта, что, в конце концов, и вынудило людей покинуть обжитые места. Халиловы сначала оказались в Краснодарской крае, а позже приехали в Ингушетию. На этом настоял отец Бенали.
- С ноября 1990 года живем мы здесь, - говорит Б.Халилов. – Ингушетия теперь стала для меня Родиной номер один…
У турецкой диаспоры, сложившейся в Ингушетии, в те первые годы непререкаемым авторитетом пользовался старейшина Камал Амриев. Этот умудренный большим жизненным опытом турок, бывший директор школы, наставлял молодежь, к нему шли за советом и помощью. Когда его не стало, старики призвали к себе Бенали Халилова. И пришлось ему услышал от них такие слова: «Ты грамотный и образованный человек, но как и другие наши образованные люди остаешься в стороне. А кто народ возглавит? Кто организует его? Кто ему поможет? Мы хотим, чтобы ты говорил от нашего лица!»
Так Бенали и стал лидером ингушских турок-месхетинцев. Возглавив в 2005 года турецкую диаспору и возложив на себя все заботы о своих соплеменниках, вскоре он создал НКА «Ахиска». Эта национально-культурная автономия известна сегодня своими добрыми делами. Особую активность она проявляет в то время, когда на ухоженных турецких полях созревает урожай. Турки везут дары, выращенные собственными руками, в больницы, в детские сады, в мечети, откуда качественная и экологически чистая продукция попадает затем в малообеспеченные семьи.
- У нас есть такая поговорка: «Чабан может подарить другому человеку только барашка», - говорит Бенали Халилов. - Так и мы можем отдать людям только то, что вырастили сами. Все знают, наш народ умеет обрабатывать и холить землю. Одной турецкой семье вполне по силам освоить один, а то и два гектара. Люди благодарны нам за наш труд. Ведь когда наступает сезон, и мы начинаем поставлять на рынок различные овощи и зелень, цены на них становятся доступными каждому.
Завершая этот материал, важно, наверное, отметить, что турецкая молодежь чувствует себя в Ингушетии востребованной и знает, что здесь у нее есть будущее. К примеру, старший сын Бенали Халилова 29-летний Микаил в свое время по целевому направлению от республики окончил Ставропольскую медицинскую академию. После ординатуры, которую он блестяще прошел в этом же вузе, парень работает детским урологом в Малгобекской центральной больнице №1.
Вот уже четверть века на древней земле Ингушетии звучит древний язык Восточной Анатолии. Это язык людей с мозолистыми руками, добрыми сердцами и чистыми помыслами. Пусть же будет наполнена радостью и светом их жизнь!

Ахмет ГАЗДИЕВ
На снимке: руководитель национально-культурной автономии турок-месхетинцев «Ахиска» Бенали Халилов

Фото автора

Популярные сообщения из этого блога

ЯРКИЕ КРАСКИ БАЛКАРСКОЙ СВАДЬБЫ

НЕФТЯНОЙ МАЛГОБЕК: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

С ВОЗВРАЩЕНИЕМ, КЪАРАЧАЙ!