ХРАНИТЕЛЬ БОГАТСТВ ЗЕМНЫХ


Когда-то давно он избрал для себя, без преувеличения, сказочную профессию. Ну, какая, скажите на милость, уважающая себя сказка обходится без доброго лесничего, который живет в лесу и дружит со всеми его обитателями, спасая от пожаров и браконьеров деревья и приходя на выручку попавшим в беду зверятам?
Маленький Магомед тоже читал эти сказки. А еще ему беспрестанно снились полузабытые виденья - сказочно богатые леса древней Ингушетии, потерянного отчего края, о которых он узнавал больше по рассказам старших в далеком Казахстане. Магомеду ведь было всего десять лет, когда Сталин депортировал его народ. На земле, ставшей приютом для лишенных Родины ингушей, ему и довелось делать свои первые шаги во взрослую жизнь.

В БОЛЬШОЙ семье Чахкиевых на Магомеда возлагались особые надежды. Семья «врагов народа» с трудом сводила концы с концами в пору депортации, и как-то самой собой разумелось, что по окончании школы старший сын сразу пойдет работать. Но у нашего героя на этот счет были свои планы, о которых он до поры, до времени никому не говорил. Он страстно хотел продолжить учебу и уже твердо знал, куда отправится. Оставалось только дождаться нужного времени. И тот день, когда он совершит отчаянный поступок, чтобы приблизить свою мечту, однажды наступил, став прологом всей его дальнейшей судьбы.
В 1986 году советский журнал «Лесное хозяйство» напишет о нем, как о человеке, который посвятил свою жизнь служению лесу, такие слова: «Он родился в простой ингушской семье в селе Насыр-Корт. Испокон века его предки занимались сельским хозяйством. Здесь, в предгорьях Чечено-Ингушетии, всегда умели ценить каждый клочок пригодной для земледелия каменистой почвы, беречь лес. Уже в детстве приучили Магомеда по-хозяйски относиться к каждому дереву, особенно к буку и грабу, накрепко внушили, что для хозяйских нужд можно использовать лещину, осину. Советы старших запали в душу будущего лесовода навсегда».
Тогда, в 1952 году, он стоял на пороге большой и яркой жизни. И первый его шаг был решительным и смелым.
- Окончив школу, я в один из прекрасных дней прихватил с собой документы и сбежал из дома, - вспоминает Магомед Идрисович. – Мой путь лежал в Талгирский сельскохозяйственный техникум. Отец, конечно, был в гневе. Но к моему возвращению домой после успешно сданных вступительных экзаменов наша добрая и терпеливая мама уже смогла как-то успокоить его, и он разрешил мне учиться.
Учеба на факультете лесного хозяйства полностью захватила парня. Вместе с ним здесь на разных курсах и факультетах учились несколько вайнахов. Ингуши и чеченцы в ту пору обостренно чувствовали свое единство и поддерживали друг друга. Нередко горстке вайнахов, студентов техникума, приходилось и на кулаках отстаивать свою честь и место под солнцем – находились желающие затронуть их, бросить в спину оскорбительное слово «предатель». Большей частью это были те целинники, что приехали в Казахстан в поисках новой жизни со всех концов страны, оказавшись по разным причинам не в ладах с законом. После одного из таких столкновений с доморощенными «авторитетами» Магомеда даже едва не отчислили из техникума. Каким-то чудом он все же смог продолжить свою учебу дальше.
Позже эта история с грозившим Магомеду Чахкиеву отчислением имела продолжение уже в другом ключе. К тому времени он, выпускник Талгирского сельскохозяйственного техникума, работал инспектором по охране леса в Тау-Чиликском лесхозе Алма-Атинской области, и его имя гремело на всю область в числе имен лучших представителей труда. Однажды в этот лесхоз приехал заместитель директора техникума, командированный сюда за строительным лесом – руководство учебного заведения решило начать строительство общежития для студентов. Магомед узнал об этом случайно и пришел на помощь как раз в тот момент, когда он собирался отправляться восвояси несолоно хлебавши. Совсем скоро после этой встречи техникум торжественно открыл новое общежитие, построенное из леса, полученного благодаря  Чахкиеву. Директор потом не раз говорил Магомеду при встрече: «Как хорошо, что мы тогда не отчислили тебя!»
Жизнь не стояла на месте. В 1959 году Магомед Чахкиев, проработав в Тау-Чиликском лесхозе три года, уехал на Родину, в восстановленную Чечено-Ингушетию. Предстоящая встреча с Родиной наполняла его сердце счастьем, но все же свой лесхоз, где прошли годы его становления, где он, совсем еще молодой парень, снискал себе уважение опытнейших лесоводов, разглядевших в нем надежную хватку, Магомед покидал с некоторой грустью. Непросто было настоящему горцу расставаться и с верным четвероногим другом Орликом, в седле которого он провел ни одну бессонную ночь, охраняя лесные угодья, спасая их от браконьерской вырубки и пожаров.
На родную землю, истосковавшуюся по хозяйским рукам, Магомед Чахкиев вернулся исполненным стремления посвятить каждый свой день полезным делам. И потому он сразу начал наводить порядок в Аргунском лесничестве, ставшем на три предстоящих года его вотчиной. Успехи молодого энергичного лесничего не остались незамеченными. В 1962 году он возглавил Веденский лесхоз. Здесь наиболее ярко проявились его ответственность, напористость и организаторские таланты. Приняв запущенный лесхоз, Магомед Идрисович буквально в считанные месяцы вывел его в число передовых. Это стоило, конечно, больших усилий – молодому директору пришлось не просто работать день и ночь, но и постоянно преодолевать негласное сопротивление людей, не привыкших трудиться как следует. Но все усилия были потрачены не зря. Веденский лесхоз под руководством Чахкиева впервые за всю историю своего существования стал обладателем переходящего Красного знамени Министерства лесного хозяйства РСФСР – оценка по тем временам высочайшая.
В ноябре 1963 года в жизни Магомеда Идрисовича начался новый этап – его перевели директором Грозненского мехлесхоза. Этот сложнейший участок поручили ему не случайно. Мехлесхоз тоже не мог похвастаться высокими производственными показателями. Заканчивался год и ему вновь грозило невыполнение плана. Чахкиев взялся за дело с присущей ему решительностью и в результате завершил год с победными цифрами. Это была невероятная победа, и Магомед Идрисович мог по праву гордиться собой. Но он всегда был лишен самолюбования и на этот раз тоже не собирался почивать на лаврах  – впереди предстояло еще много работы, к которой он был готов.
Вскоре об успехах Грозненского мехлесхоза узнала вся страна. Здесь получило постоянную прописку переходящее Красное знамя министерства лесной промышленности, а Чахкиев продолжал неустанно наращивать обороты. Он строил жилье, детские сады, новые производственные помещения и конторы лесничеств. Эта его героическая трудовая эпопея длинною в десять лет полна свершений и ярких побед. В этот же период Магомед Идрисович с отличием окончил лесохозяйственный факультет Новочеркасского инженерно-мелиоративного института. Ему предложили остаться на кафедре и заняться научной деятельностью. Но Чахкиев, давно и бесповоротно плененный лесом, не мыслил свою жизнь без его чарующих запахов, без звонкого пенья птиц под зелеными сводами, без живого труда во благо родной земли. И потому он ни о чем не жалея отказался от блестящей научной карьеры, предпочтя ей полюбившуюся работу, к которой прикипел всем сердцем.
Очередной поворотной вехой в трудовой биографии М.И.Чахкиева стал 1973  год, когда его избрали председателем образованного в Чечено-Ингушетии республиканского производственного объединения «Межхозлес». В состав этого объединения вошли девять лесхозов с общим лесным фондом почти в 120 тысяч гектаров. Лесное хозяйство республики под началом Магомеда Идрисовича стало переживать стремительный взлет. Он создал четыре питомника – в Серноводске, в Гедермесском, Наурском и Шелковском районах, - где выращивался посадочный материал ценнейших пород, привезенный сюда из разных концов СССР, и бесплатно распространялся по республике. В этом Чахкиев стал первым не только на Северном Кавказе - такого впечатляющего результата не смог достичь ни один лесовод страны. Каждый его лесопитомник занимал площадь в 25 гектаров, и все вместе они представляли собой мощнейшую базу по воспроизводству леса.
К несомненным заслугам Магомеда Идрисовича того периода можно отнести и спасенные им от хищнической вырубки леса предгорной и горной зоны Чечено-Ингушетии. В результате проведенных им масштабных мероприятий по лесоустройству ушли в прошлое безответственность и бесхозяйственность, а на смену им пришло разумное и рациональное лесопользование.
В условиях хозрасчета М.И.Чахкиев открывал под эгидой производственного объединения «Межхозлес» все новые и новые производства, заключал договоры на поставку готовой продукции и древесины с другими регионами страны. Лесное хозяйство Чечено-Ингушетии стало прибыльным, принося в казну республики огромные доходы. На полную мощь заработали больше десятка созданных Чахкиевым дереобрабатывающих цехов, где выпускалась продукция 50-ти наименований.
Лесоводы трудились над предотвращением повреждений различных сельскохозяйственных угодий республики, высаживая леса и лесополосы, выполнявшие защитные функции. Объединение занималось заготовкой меда, выращиванием овец, развитием нутриеводческого хозяйства, строило теплицы для выращивания овощей. Объемы продукции агропромышленного комплекса и товаров народного потребления, выпускаемые объединением, росли из года в год, а грудь Магомеда Идрисовича тем временем одна за другой украсили высокие правительственные награды. Среди них - орден Трудового Красного Знамени, медали за доблестный и самоотверженный труд, нагрудный знак «За долголетнюю и безупречную службу в государственной лесной охране СССР». М.И.Чахкиев был также удостоен почетного звания заслуженного лесовода РСФСР.
С образованием Республики Ингушетия в 1993 году Магомед Идрисович возглавил Управление лесного хозяйства республики. Позже управление переименовали в Государственный комитет лесного хозяйства РИ. Это был не менее плодотворный этап жизни прославленного лесовода. Но, к сожалению, не все его грандиозные замыслы той поры ему удалось реализовать.
Один из таких проектов был связан с защитой уникальных природных богатств горного Джейрахского района Ингушетия. Ценнейшие Джейрахские леса горели тогда, горят они и сейчас. Профессионал своего дела, Магомед Идрисович Чахкиев не мог оставаться безучастным к этой проблеме. Он пробил через Москву все вопросы, связанные с созданием в Ингушетии за счет федеральных бюджетных средств специализированной пожарно-химической станции второго типа. Убедить в ее необходимости высокое московское начальство было нелегко, но он не пожалел на это силы, в течении двух лет добиваясь положительного результата.  Дело стоило того – пожарно-химическая служба имела бы в своем распоряжении два пожарных вертолета и десять единиц специальной техники. Лесной пожар любой сложности она могла бы ликвидировать за считанные часы, если не минуты. Да и кроме того, сорок новых рабочих мест появилось бы в Ингушетии. Уже начались поиски места для строительства пожарного водоема, но дальше этого проект так и не продвинулся, оказавшись похороненным под гнетом равнодушия местных властей.
Другой проект М.И.Чахкиева мог бы принести Ингушетии, переживающей сложный период становления, солидную экономическую выгоду. Республика обладала несметными богатствами – тремя миллионами кубометров 180-летнего бука, расположенного в недоступном для техники ущелье. Достигнув такого возраста, бук начинает медленно погибать, гнить на корню, одолеваемый лесными вредителями. Для того, чтобы спасти от гибели ценнейшую древесину и рачительно распорядиться ею, Магомед Идрисович нашел солидных инвесторов, владеющих шестью десятками современных мебельных фабрик по всему миру. Такое же производство они должны были построить в Ингушетии, в Мужичах и в Оржоникидзевской, взяв на себя подготовку местных специалистов, всю разработку сырья и развитие связанной с этим инфраструктуры. В течение десяти лет половина выручки от реализованной продукции оставалась бы в Ингушетии, а затем к ней полностью переходили все активы. Объем финансовых средств можно примерно представить себе, если знать, что комплект мебели из такого бука стоит на мировом рынке 116 тысяч долларов.
Фабрика, построенная в Ингушетии в 1994 году, с учетом имеющихся запасов сырья успешно работала бы до сих пор. Но… она не была построена. Бук, аналогов которому нет в мире, так и продолжает гибнуть, сгнив уже на полтора метра от земли. Наученный когда-то ценить каждую щепку, Магомед Идрисович рассказывает об этом сегодня с горечью и болью. Ведь при грамотных действиях этот лесной массив можно было бы с выгодно использовать и быстро восстановить…
В 1996 году рачительный хозяин леса ушел на пенсию. Но от дел он не отошел – еще не раз опыт М.И.Чахкиева был востребован. В разные годы он работал главным специалистом и консультантом комитета природных ресурсов по Республике Ингушетия. В 2003 году началась его депутатская деятельность в Народном Собрании республики. Парламентарии избрали Магомеда Идрисовича председателем постоянной комиссии НС РИ по аграрной политике, природопользованию и охране окружающей среды. Впереди у него было много важных и полезных для народа дел. Дела и благородные начинания народного избранника получили достойную оценку. В 2006 году указом президента РИ за заслуги в области экономики и многолетний добросовестный труд М.И.Чахкиеву было присвоено почетное звание заслуженного экономиста Республики Ингушетия.
С этим замечательным человеком я встретился накануне его 80-летнего юбилея. Несмотря на свой солидный уже возраст, Магомед Идрисович сохранил и молодецкую стать джигита, и умение радоваться жизни. Конечно, он уже наведывается время от времени на прием к своему врачу, но за порогом врачебного кабинета никто и не скажет, что ему вот-вот исполнится восемь десятков лет. Высокий, подтянутый, внимательный к собеседнику, он и сегодня не перестал мыслить по-государственному. И нужно поднапрячься, чтобы в разговоре поспевать за его экономическими выкладками.
Говорят, что любовь к природе – это светлое и благородное чувство. Оно свойственно только тем, кто обладает необъятной широтой души и живым, незамутненным современной цивилизацией умом.
Наверное, совсем не зря М.И.Чахкиев отдал лесу всю свою жизнь. В благодарность за это лес подарил ему собственную жизненную силу и стойкость. Потому и стоит он крепко на этой земле, принося радость окружающим, своим родным и близким.
Пусть же эта радость продлится еще на многие годы.

Ахмет ГАЗДИЕВ
На снимке: Магомед Идрисович Чахкиев. 80-е годы прошлого века

Популярные сообщения из этого блога

ЯРКИЕ КРАСКИ БАЛКАРСКОЙ СВАДЬБЫ

НЕФТЯНОЙ МАЛГОБЕК: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

С ВОЗВРАЩЕНИЕМ, КЪАРАЧАЙ!