понедельник, 23 апреля 2018 г.

СЕКРЕТ ДУШЕВНОЙ КРАСОТЫ

История общенациональной газеты «Сердало» - это история ярких человеческих судеб. И как бы ни складывались в дальнейшем эти судьбы, однажды соприкоснувшись с главной ингушской газетой, они были отмечены особой красотой. Наверное, это объясняется тем, что в «Сердало» никогда не приходили случайные люди. Каждый, кто так или иначе был связан с этой газетой, нес в своем сердце огонь любви к отчему краю и, устремляясь к высоким целям, наполнял светом свою жизнь. Газета дала старт многим из тех, кто в последующем состоялся в культуре, науке, образовании, литературе и искусстве. Но одновременно с этим рождались и человеческие биографии, неразрывно связанные с «Сердало», ставшие образцом преданности печатному изданию, любимому многими поколениями...

ШАФИРАТ Мальсаговна Газдиева посвятила общенациональной газете Ингушетии всю свою жизнь. И, несмотря на то, что она уже давно на заслуженном отдыхе, для каждого из нас она остается эталоном отношения к делу. В корректорской редакции и по сей день чувствуется ее незримое присутствие. Оно узнаваемо в теплом отношении коллег друг к другу, в том ответственном подходе к работе, от которой в немалой степени зависит лицо газеты.
Наша Фая – так мы с любовью и уважением называем ее – умеет видеть в людях только хорошее. Обладая светлой натурой, она не замечает людские недостатки, но от этого, каждый, кто оказывается рядом с ней, старается стать лучше. Никогда не навязывая другим свое мнение, она живет с убеждением, что в каждом человеке есть доброе начало. И именно доброта, умение выслушать и понять, готовность поддержать словом и делом неизменно привлекают к ней окружающих.
В манерах Шарифат Мальсаговны читаются тонкий аристократизм и внутреннее достоинство. В ней гармонично соединились лучшие человеческие качества, которые в таком своем совершенном единстве встречаются в реальной жизни не так уж и часто. Всё это делает её необыкновенным человеком, служит примером для других, а для кого-то стало и той высокой планкой, к которой нужно стремиться.
Самым авторитетным человеком для Фаи всегда был отец. Малсаг Бекмурзиевич Мальсагов - незаурядная личность. Он работал переводчиком в газете «Сердало» еще в те годы, когда редакция находилась в городе Орджоникидзе – столице Ингушской автономии.
Прекрасный знаток национальной культуры и ингушского языка, он, не колеблясь, вернулся в родную газету, когда «Сердало» вновь обрела голос после вынужденного тринадцатилетнего молчания. В 1957 году, после возвращения ингушей из сталинской депортации, Малсаг Бекмурзиевич взялся за любимую работу с особым душевным подъемом. Повсюду витал дух возрождения, и в ритме нового времени бились сердца людей того поколения. В жизни ингушского народа, прошедшего все круги ада, начиналась светлая эпоха, наполненная созиданием и счастьем.
Малсаг Мальсагов был увлечен своей работой, и домочадцы нередко с удовольствием и интересом внимали его рассказам о редакционных буднях, о людях, талантом которых рождается каждый номер газеты. В судьбе маленькой Фаи эти рассказы сыграли особую роль, став прологом большой и интересной жизни. Отец сызмальства привил ей любовь к родному языку, которая с годами только крепла, а потом и вовсе помогла состояться в жизни, подарила ощущение собственной востребованности и радость причастности к большому и важному делу.

МЕЧТА работать в «Сердало» приобрела для Шафират конкретные очертания еще в детстве. Однажды она пришла в редакцию вместе с отцом и почувствовала, как захватил и разом покорил ее воображение дух ингушской газеты, как без остатка пленила ее сердце та атмосфера, что царила в этих стенах. Детской мечте очень скоро было суждено воплотиться в реальность.
Ее трудовая биография началась рано, и были на то свои обстоятельства и причины. Семья Мальсаговых переживала в ту пору не самые легкие времена. Средств недоставало - Малсаг Бекмурзиевич и Тамара Кудинатовна (в девичестве Дидигова) воспитывали троих детей, строили дом, а их старшая дочь Шариат стала к тому времени студенткой, успешно выдержав испытания при поступлении в Северо-Осетинский медицинский институт. Тогда-то и пришлось Шафират начать свою трудовую деятельность.




Летом 1962 года она пришла на работу в «Сердало». Это было ощущение полного восторга и счастья! Для шестнадцатилетней девушки редакционные будни стали постоянным праздником. Каждый день дарил ей открытие чего-то нового, приносил знакомства с интересными людьми. Она работала и одновременно училась в вечерней школе, которую окончила в 1966 году. Быстро прошла путь от подчитчика до ревизионного корректора. Довелось ей поработать и с известным ингушским поэтом Али Хашагульговым, которого в свое время привели в корректорскую «Сердало» гонения со стороны властей. Здесь же работала она и вместе с поэтом Азмат-Гиреем Угурчиевым.
Азмат-Гирей Шовхалович Угурчиев, кстати говоря, один из представителей старой гвардии «Сердало», которых посчастливилось застать и мне. Талантливейший ингушский поэт, великолепно владевший родным языком, он до самого последнего дня свой жизни продолжал трудиться в газете, был заместителем главного редактора, писал статьи и очерки о героях прошлого и наших современниках, живо откликался на события, происходившие вокруг, и всегда оставался в гуще общественной жизни республики. Не помню случая, чтобы он кого-то обидел неосторожным словом. Будучи спокойным по характеру и чутким по отношению к окружающим человеком, Азмат-Гирей Шовхалович снискал себе большое уважение коллег.
- Газета выходила тогда на ингушском языке, - говорит, вспоминая годы своей юности, Шафират Мальсаговна. – Часто за перевод какого-нибудь официального доклада, идущего в очередной номер, садилась вся редакция во главе с редактором, и мы работали до полуночи, а то и до утра. Материал нужно было перевести, набрать в типографии, вычитать, чтобы свежий номер «Сердало» без опоздания попал к читателю.
Конечно, порой приходилось очень сложно, но все работали с удовольствием и какой-то радостью.  Коллектив был как одна семья, а ко мне все относились как к младшей сестре. Я могла обратиться за помощью к любому, ничуть не сомневаясь, что мне помогут. Тонкости ингушской грамматики мне помогали постигать Амар-Али Додов, Юсуп Чахкиев, Хамид Эгиев, Люба Аушева, переводчик Ахмед Плиев, Султан-Гирей Котиев, работавший в секретариате «Сердало»…
Частыми гостями «Сердало» были в те времена писатели Идрис Базоркин, Ахмед Ведзижев, Магомед-Сали Плиев, позже – Саид Чахкиев, Магомед Вышегуров и другие. Общение с этими блистательными мастерами ингушского слова оставило в душе Шафират неизгладимый след. Лучшие образцы ингушской прозы и поэзии, но которых теперь уже воспитаны многие поколения читателей, нередко находили свое место на страницах газеты. «Сердало» открывала литературные таланты современников и служила проводником благородных национальных идей, устремленных в будущее...

ЛЕТЕЛО время, и желтели старые газетные подшивки, отразившие его разбег. И только на свежести чувств, на любви к газете и к своему делу это никак не сказывалось. Каждый день Шафират Газдиева переступала порог редакции, которая обрела теперь постоянное пристанище в старинной Назрани, с радостью, с тем ощущением праздника, которое испытала в самом начале своего пути.
Вместе с «Сердало» прошла она дорогу длинной в полвека. Шутка ли, трудовой стаж нашей Фаи составляет без малого 50 лет! Со стороны кому-то может показаться, что есть у нее какой-то секрет, позволяющий всегда оставаться молодой, доброй, искренней и жизнерадостной. Но этот секрет очень прост и заключается он в редкой душевной красоте, которая присуща Шафират Мальсаговне и делает ее таким замечательным человеком.
В коллективе, а в последние годы это преимущественно молодежь, Фая всегда пользовалась большим уважением. На всех хватало ее внимания и душевной теплоты. Она всегда находила простые и верные слова, чтобы поддержать человека в трудную минуту. Могла и мягко пожурить кого-то, если в этом возникала необходимость, подсказать правильный выход в той или иной ситуации. Поэтому коллеги часто обращались к ней за советом и всегда прислушивались к ее словам и суждениям. С ее уходом на заслуженный отдых редакция даже как-то осиротела.
На жизненном пути Шафират Мальсаговны было немало трудностей. Но счастливые мгновения подарили ей радость бытия. Удачно сложилась ее личная жизнь. В 1979 году судьба свела молодую красавицу с Магомедом Газдиевым – серьезным, основательным парнем, который всего в жизни добивался собственным трудом. К тому времени он уже окончил строительное отделение Московского института железнодорожного транспорта и работал в одном из строительно-монтажных управлений города Грозного.
Сегодня у этой прекрасной пары, окруженной уважением людей, взрослые дети. Дочь Зарета окончила физико-математический факультет Ингушского госуниверситета, Роза – выпускница Ингушского медицинского колледжа и биологического факультета ИнгГУ. Факультет иностранных языков блестяще окончил в свое время и Ибрагим – сын Магомеда Хасановича и Шафират Мальсаговны. Зарета, Роза и Ибрагим нашли себе применение во взрослой жизни, но каждый из них помнит, что всем лучшим в себе они обязаны родительскому воспитанию и любви. Пусть же эту семью обходят стороной житейские бури, и в гостеприимном доме Газдиевых всегда царят взаимопонимание, благополучие и достаток.
В канун славного юбилея «Сердало» мне хочется от всей души пожелать Шафират Мальсаговне Газдиевой здоровья и бодрости духа ещё на долгие годы. Огромного счастья Вам, наша Фая, счастья всем, кто дорог и близок Вашему сердцу!

Ахмет ГАЗДИЕВ

На снимке: коллектив редакции газеты «Сердало» после субботника, город Грозный, 70-е годы прошлого столетия. Шафират Мальсагова-Газдиева во втором ряду третья справа


Фото из архива краеведа Магомеда УЖАХОВА


ЧЕЛОВЕК, СОХРАНИВШИЙ НАШУ ИСТОРИЮ И ПАМЯТЬ

Воины-афганцы Малгобекского района выступили с инициативой о присвоении музею-мемориалу боевой и трудовой славы города Малгобека имени ег...