ЛЕТЧИЦЫ, СТАВШИЕ ЛЕГЕНДОЙ



Малгобекская оборонительная операция вписала немало ярчайших страниц в героическую военную историю нашей страны. Одна из этих страниц связана с легендарным 46-м женским Гвардейским Таманским ордена Красного Знамени и ордена Суворова III степени авиационным полком ночных бомбардировщиков, сражавшимся с врагом в небе над Малгобеком в составе 218-й дивизии 4-й Воздушной Армии. Служили в этом авиационном подразделении девушки семнадцати-двадцати лет. Вчерашние студентки и старшеклассницы, они наводили ужас на фашистов, прозвавших их «ночными ведьмами».
Сначала это был 588-й женский ночной легкобомбардировочный авиационный полк, созданный по инициативе Героя Советского Союза Марины Расковой. Но в феврале 1943 года за активную и успешную боевую работу по освобождению Северного Кавказа его переименовали в 46-й Гвардейский. Немного позже за освобождение Кубани и успешные боевые действия на прорыве оборонительной полосы «Голубая линия» на Таманском полуострове ему было присвоено наименование «Таманский».
Свой орден Красного Знамени полк получил за участие в освобождении Феодосии, а орденом Суворова III степени его наградили за бои по освобождению Белоруссии. Командир отважных летчиц Евдокия Бершанская стала единственной женщиной, награжденной полководческими орденами Суворова (III степени) и Александра Невского. Весь личный состав полка за мужество, проявленное в небе, был отмечен орденами и медалями Советского Союза. Сразу 23 летчика и штурмана полка удостоены звания Героя Советского Союза, пять из них посмертно. Уже в наши дни еще два штурмана полка получили звание Герой России. Часть подполковника Бершанской 22 раза получала благодарность в приказах Ставки Верховного Главнокомандования. Во время войны восемь раз гремели салюты над Москвой в честь бесстрашных летчиц.


В НЕБЕ НАД МАЛГОБЕКОМ

В послевоенные годы в станице Нестеровской Сунженского района Ингушетии жила З.И.Радина - бывший авиатехник звена, а потом и экадрильи 46-го женского Гвардейского Таманского ордена Красного Знамени и ордена Суворова III степени авиационного полка. Свои навыки она получила накануне Великой Отечественной войны в аэроклубе Тульской области и в Ульяновской летно-технической школе им. М.Калинина. На фронт Зинаида Радина ушла добровольцем. В народном ополчении оказались и три ее брата. Дети простого крестьянина из Подмосковья, они в час народной беды, не колеблясь, встали в ряды защитников нашей Родины.
После войны о подвигах летчиц, своих однополчанок, рассказала в книге «Самолеты уходят в ночь» Герой Советского Союза Марина Чечнева. О их мужестве и бесстрашии повествует и фильм «В небе – ночные ведьмы», снятый также однополчанкой небесных красавиц, Героем Советского Союза Евгенией Жигуленко. Оставила свои воспоминания о той грозовой поре и Зинаида Радина.
На Дону и Кубани, как вспоминала наша землячка, не было стабильной линии фронта, враг там не мог сосредоточить свои средства противовоздушной обороны. Его прожектора и зенитная артиллерия еще не приспособились к малым скоростям советских самолетов «У-2». Кукурузниками их называли. Фашисты относились тогда с пренебрежением к маленькому самолету, прозванному ими «русс-фанер» или «кофейная мельница». Однако на Тереке условия войны в воздухе резко изменились, гитлеровцы стали считаться с ночными бомбардировщиками, наносившими им чувствительные удары. Постепенно противник приспособился к особенностями «У-2», стал ловить их лучами прожекторов. Более действенным сделался огонь неприятельских зенитных орудий.
Советская авиация, а с ней и женский авиаполк, которым командовала подполковник Евдокия Давыдовна Бершанская, играла огромную роль. Задача  состояла в том, чтобы непрерывными ночными налетами, бомбовыми ударами не давать противнику продвигаться к переправам, уничтожать его вместе с мостами, взрывать склады с боеприпасами и горючим, изматывать силы и таким образом поддерживать наши наземные части.
Четвертый месяц шли ожесточенные бои в предгорьях Кавказа. Чтобы добраться к цели, наши бомбардировщики обходили укрепленные пункты врага, маневрировали, заходили с тыла. В условиях горной местности это представляло значительные трудности. Облачность, густые туманы мешали ориентировке. При малейшем отклонении от курса можно было врезаться в гору.
С первых же дней командование авиаполка убедилось, что здесь нельзя летать в одиночку – необходимо взаимодействие двух или нескольких экипажей. Стали посылать звенья самолетов специально на подавление зенитного огня и прожекторов врага. Одни наносили удар по огневым средствам, а другие - по целям, которые имели стратегическое значение.
Экипажи научились взаимодействовать не только между собой, но и с наземными частями. Гвардейская стрелковая дивизия, занимавшая оборону в районе Малгобека, хорошо почувствовала помощь легких ночных бомбардировщиков. Пехотинцы с восторгом говорили о мужестве и отваге женщин-авиаторов, сообщали о результатах бомбежки, выражали им благодарность. Были случаи, когда наши самолеты работали как корректировщики.
«Как-то, - вспоминала Зинаида Радина, - мой командир, Герой Советского Союза Марина Чечнева и штурман авиаэскадрильи Герой Советского Союза Таня Сумарокова возвращались с задания. Они были свидетелями обстрела нашей артиллерией укрепленной точки противника. Заметив, что снаряды не долетают до цели, девушки опустились над расположением нашей части, выключили мотор и крикнули:
- Берите дальше метров на сто!
А сами продолжали наблюдение за стрельбой… Артиллеристы уничтожили вражескую огневую точку».

ЛЕТНОЕ МАСТЕРСТВО «НОЧНЫХ ВЕДЬМ»

ТЕМНАЯ сентябрьская ночь. Экипаж в составе командира авиаэскадрильи, Героя Советского Союза Нади Поповой и штурмана, Героя Советского Союза Кати Рябовой отправился на бомбежку объекта возле Терека. Предстояло разбить переправу, где было замечено большое скопление вражеских войск. Приближаясь к цели, самолет попал  в сплошную облачность. Решили пробиваться. Когда вышли из облаков, ничего не было видно – все окутано туманом. Но вот появилось окно, заметна полоска Терека. Переправа. Рябова сбросила бомбы. Взрыв. Взметнулось пламя.
Через несколько дней армейская газета напечатала корреспонденцию «Меткий удар». В ней описывался ночной полет отважных летчиц Нади Поповой и Кати Рябовой.
В районе Моздока была переправа Павлодольская, сильно охраняемая гитлеровцами. Ее бомбили почти все экипажи женского полка. После одного из налетов из штаба наземной части сообщили: «Восхищаемся мужеством и храбростью летчиц. С удовольствием наблюдали за их полетом на Павлодольскую. Переправа разбита».
Это была удача. Разбить переправу, да еще ночью – дело довольно трудное.
Надо отметить одно важное обстоятельство. На маленьких, но грозных машинах не было места для парашюта. Но летчицы верили в свое летное мастерство, в свою материальную часть, оружие. Все готовили к бою на земле техники-специалисты – такие же девушки, возраст которых не превышал двадцати лет. У всех были пламенные сердца и лютая ненависть к врагу. Руководили ими опытные старшие техники, инженеры, пришедшие в армию из гражданского воздушного флота. Это старшие техники авиаэскадрильи Римма Прудникова-Фролова, Татьяна Алексеева, Евдокия Коротченко, инженер полка Софья Озеркова, техники звеньев Вера Дмитриенко, Маша Щелканова, Тоня Вахрамеева, Катя Титова, Мэри Жуковицкая, Галя Пелупенко, Саша Алатонова и другие.
На Тереке летчицы разбомбили штаб генерала фон Клейста. Эту операцию произвели Нина Худякова и ее штурман Нина Ульяненко. На их счету более тысячи боевых вылетов на передовую линию фронта. Обе девушки стали Героями Советского Союза.

СМЕРТЕЛЬНАЯ СХВАТКА

В КНИГЕ «Крепость на Тереке», куда вошли воспоминания участников Малгобекской оборонительной операции и очерки о тех, кто защищал эту землю, Зинаида Радина описала один из эпизодов ярчайшей боевой летной биографии 46-го женского Гвардейского Таманского авиационного полка: «Стоял декабрь 1942 года. Нина Распопова, командир звена, Герой Советского Союза и ее штурман Леля Ратчикова летели на задание по треугольнику Моздок – Луковская – Екатериноградское. Впереди по времени должен быть самолет командира звена Лели Санфировой и ее штурмана Руфы Гашевой.
Нина Распопова увидела, что самолет подруг попал в беду. Он попал в лучи вражеских прожекторов. Ослепленные девушки не могли вырваться из пагубного света. Их надо было спасать – бомбы полетели на прожектор.  Но тут самолет Нины Распоповой сам вдруг оказался в ярких лучах света. Удар в кабину. Нину ранило в ногу. Получила ранения и Леля. Обстрел становился все интенсивней. Вражеским огнем был поврежден бензобак – потекло горючее, винт вращается все медленней и… останавливается. Собрав все силы, девушки приготовили оружие и направили свой самолет в Терек – внизу блестела ленточка реки.
- Лучше утопимся, чем попасть живыми к фашистам, - сказала сказала Нина своему штурману.
Вдруг она увидела свет прожектора. Ухватившись за этот огонек, направила машину на него.
- Если упадем к немцам, застрелимся, - прокричала Нина, задыхаясь в парах бензина.
Обстрел прекратился. Летчица перетянула самолет через Терек, и он, удачно коснувшись земли, застыл на месте. Раненные девушки не могли пошевелиться. Кругом темнота. Тихо. Неожиданно вспыхнули ракеты.
- Нас ищут, - промолвила Нина. – Но кто? Немцы или наши?
Девушки не знали, что бойцы советских наземных войск видели, как их подбили. Они тут же завязали перестрелку с гитлеровцами, которым было уже не до самолета. Ракеты погасли. Нина и Леля выбрались из кабин. Залегли в бурьяне. Что дальше делать?
- Леля, ты иди, а я останусь, - сказала Нина.
- Ты с ума сошла? Разве я тебя брошу? – заявила Леля.
Тогда они с трудом осмотрели свой «У-2». Снаряд прошел навылет, повредил нижнюю часть бензобака. Подруги сняли сапоги, вылили кровь. Снова надели. Больно. Решили все же двигаться. Им повезло. Минут через пять выбрались на дорогу. Еще через некоторое время переползли через какой-то мост. Захотелось прилечь, но нельзя: ляжешь – наверное, уже не поднимешься. Вдали мигнул огонек. Чей? Свой или вражеский? И раздалось русское:
- Стой! Кто идет?
После коротких переговоров с солдатами боевого охранения выяснилось, что летчицы попали в расположение одной из наших пехотных дивизий. Подруг уложили на нары в блиндаже. Перевязали раны. Нину и Лелю беспокоила судьба самолета. Но разве его спасешь?
Девушек отправили в медсанбат. Там извлекли из ран осколки. Потом усадили в машину, чтобы отвезти в тыловой госпиталь. Но они твердо решили вернуться в свой полк.
У контрольного пункта, на перекрестке дорог, девушки, воспользовавшись уходом санитара, сбежали. Свернули с главной магистрали. Попутный грузовик подбросил их на нашу базу.
Трудно описать радость, когда мы увидели подруг. Правда, вид у них был ужасный: казалось, за несколько дней постарели лет на десять, особенно Нина Распопова. Здесь им сказали, что Леля Санфирова, на выручку которой они бросились, благополучно вернулась домой. Нина и Леля все переживали потерю своего самолета. Но командир полка Бершанская успокоила:
- Лишь бы сами здоровы были, а самолет новый дадим.
Девушек подлечили, поселили у местных жителей, где их быстро поставили на ноги».
Гвардии капитан, Герой Советского Союза Леля Санфирова погибла в Польше.В том бою Руфа Гашева, Герой Советского Союза чудом осталась жива. Она жила после войны в Москве.

«МСТИМ ЗА БОЕВЫХ ПОДРУГ…»

Этот женский авиаполк был необычным во всех отношениях. Юные красавицы, пришедшие в него из студенческих аудиторий, в короткие минуты затишья устраивали литературные вечера, диспуты, читали друг другу свои стихи.
Штурмана Иру Каширину девушки полка знали не только как бесстрашную летчицу, но и как талантливую поэтессу. В 1942 году в своей поэме она писала:

А сверху спокойно, и точно, и метко
Летят на них бомбы опять и опять.
А утром нам наша доносит разведка:
Фашисты устали потери считать.
А Терек седой удивлен не на шутку:
Такого он раньше в веках не видал.
Кто гадам вздохнуть не дает ни минуты,
Кто пару такого фашистам поддал…

Однажды Ира Каширина оказалась в тяжелейшей ситуации. Случилось это весной 1943 года в районе Краснодара. Самолет после выхода на цель подвергся шквальному огню. Дуся Носаль -  командир экипажа, гвардии старший лейтенант, она же командир эскадрильи, погибла от пулеметной очереди вражеского истребителя. Наш самолет стал падать. Но Ира не растерялась. Техникой пилотирования ночью она не владела, а лишь летала в аэроклубе до войны. Но тут надо было действовать, иначе – гибель. Девушка взяла управление в свои руки и сбросила бомбы на цель. Затем самолет с телом командира она привела на аэродром. За это Каширину наградили орденом Красного Знамени. Позже в неравном бою над Таманью она погибла…
Шли бои в районе Малгобека. Специалисты полевых авторемонтных мастерских решили преподнести летчицам боевой подарок – самолет, отремонтированный во внеурочное время. Летчик-испытатель доставил машину, а передавать ее прибыл начальник цеха Александр Хоменко. В полку решили вручить подарок лучшему боевому экипажу – командиру звена Тане Макаровой и ее штурману Вере Белик. Обслуживать самолет поручили Зине Радиной. После подписания акта Александр Хоменко пожал всем руки. Перед строем своих боевых подруг-авиаторов Таня Макарова торжественно заверила всех, что доверие ее экипаж оправдает.
Более ста боевых вылетов сделал этот самолет на Тереке. Но однажды в лунную ночь зенитный огонь противника был особенно силен. Самолет Тани Макаровой и Веры Белик с десятью другими находился в воздухе за линией фронта. Удачно отбомбившись, они возвращались за новым грузом. И тут их настиг вражеский истребитель. Ударили из пушки и пулеметов. Советские пехотинцы с земли наблюдали, как экипаж героически боролся, пытаясь сбить пламя. Но машина рухнула, едва дотянув до нашей территории.
Вся дивизия провожала погибших в последний путь. На одном из самолетов эскадрильи крупными буквами написали: «Мстим за боевых подруг Таню Макарову и Веру Белик».
Таких потерь было много. Но девушки каждый раз бесстрашно поднимались в небо, чтобы громить врага, посягнувшего на свободу и независимость их Родины. Легендарные «ночные ведьмы» не ведали страха. Всего за годы войны, участвуя в боевых действиях, летчицы авиаполка произвели 23 672 боевых вылета. Перерывы между вылетами составляли 5-8 минут. Всего самолеты находились в воздухе 28 676 часов (1191 полные сутки). Девушками было сброшено на врага 2 902 980 кг бомб, 26 000 зажигательных снарядов. По неполным данным, полк уничтожил и повредил 17 переправ, 9 железнодорожных эшелонов, 2 железнодорожные станции, 46 складов, 12 цистерн с горючим, 1 самолет, 2 баржи, 76 автомобилей, 86 огневых точек, 11 прожекторов. Было вызвано 811 пожаров и 1092 взрыва большой мощности. Также ими было сброшено 155 мешков с боеприпасами и продовольствием окруженным советским войскам.
Подвиги летчиц в небе над Малгобеком стали одним из залогов решающей победы советских войск в кровопролитнейшей битве за Кавказ, положившей начало освобождению нашей Родины от немецко-фашистских захватчиков. Жители Ингушетии никогда не забудут этих юных красавиц, которые в небе над городом Малгобеком ни разу не свернули с курса, отважно летели навстречу вражескому огню и своими действиями приводили в трепет противника, приближая нашу Великую Победу.

Ахмет ГАЗДИЕВ


На снимке: З.И.Радина - авиатехник 46-го женского Гвардейского Таманского ордена Красного Знамени и ордена Суворова III степени авиационного полка. 

Популярные сообщения из этого блога

ЯРКИЕ КРАСКИ БАЛКАРСКОЙ СВАДЬБЫ

НЕФТЯНОЙ МАЛГОБЕК: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

ЭТО НАШИ ГОРЫ!