воскресенье, 23 марта 2014 г.

БОЛЬ И НАДЕЖДЫ МИНГИ ТАУ


28 марта – День возрождения балкарского народа

В памяти репрессированных сталинщиной народов Кавказа незаживающими ранами остались события 70-летней давности. Оболганные, изгнанные из родных мест, ставшие изгоями в собственной стране, эти народы были обречены на мученическую смерть в бескрайних степях Казахстана и Средней Азии.

СЕДОЙ Эльбрус (карачаевцы и балкарцы называют эту величественную вершину Минги тау – Вечная гора) – безмолвный свидетель веков. Но если бы он нарушил обет молчания и заговорил, мир узнал бы немало историй о величии человеческого духа, о мужестве и бесстрашии, о жажде жизни и том, как эту жизнь хотели убить…

Смерть и разорение пришли в древние балкарские селения нежданно. 8 марта 1944 года, когда в горах началась операция по депортации балкарского народа, каменная твердь содрогнулась от невиданной боли и предательства. Лучшие сыны и дочери древней Балкарии (их было 18 тысяч человек!) сражались на фронте с фашистами, а тем временем  в их дома подло ворвалась страшная беда. Беззащитные женщины, дети и старики стали добычей сталинских псов.

Преступления, совершенные сталинщиной против человечности, невозможно забыть, тем более их нельзя простить. Они не поддаются никакому логическому объяснению с человеческой точки зрения. В течение одних суток обезлюдели балкарские села. 38 тыс. человек были загнаны в товарняки, и эшелоны смерти отправились в неизвестный путь. Бесстрастная статистика свидетельствует, что из общего числа депортированных балкарцев 52 процента составляли дети, 30 процентов - женщины, 18 - старики и инвалиды. Только за 9 месяцев 1944 года умерли 1592 человека. Смерть продолжала безжалостно косить людей – с 1 апреля 1944 года по сентябрь 1946 года в Казахстане и в Киргизии умерли 4849 балкарцев. Погиб каждый восьмой спецпереселенец...

Маргарита Тургунова (Пальязова) вспоминает: «То, что перенесли наши родственные балкарский и карачаевский народы, знаю по рассказам своей бабушки и мамы. Маме тогда было четыре годика, но ее детская память сохранила многое. Сохранила и то чувство ужаса, которое испытали люди в вагонах для скота по дороге в Среднюю Азию. В пути многие старики и дети погибли… Первые годы депортации были самыми трудными. Местные жители могли им дать только места в хлеву со скотом. Но народ, выросший среди зеленых гор и чистых родников, в пустынных степях Казахстана и Киргизии не падал духом. Моя бабушка оказалась на чужбине с четырьмя детьми на руках, старшему из которых было всего шесть лет. Она смогла всем сохранить жизнь и вернуться домой на Кавказ. Но многие не выдержали климата Средней Азии, погибли от голода и болезней и так остались лежать на чужбине… Пусть наша память и память наших детей сохранит все это!»

В памяти балкарского народа живет и трагедия Черекского ущелья, разыгравшаяся в ноябре 1942 года, когда отряд внутренних войск НКВД превратил в пепел, не пощадив даже младенцев, селения Верхняя Балкария, Сауту, Кюнюм и расстрелял жителей селений Верхний Чегет и Глашево. Воспоминания немногих уцелевших очевидцев этой трагедии холодят душу. А в докладной записке капитана Накина, командира отряда палачей, устроивших кровавую расправу над беззащитным мирным населением, указывалось, что им уничтожено 1500 человек. Стольким людям стоило жизни надуманное обвинение в бандитизме и пособничестве фашистам. Но стоило только появиться в этом районе 4 декабря 1942 года одному батальону немецких автоматчиков, как Накин трусливо бежал за перевал.

Массовое истребление жителей высокогорных балкарских сел в ноябре-декабре 1942 года стало одним из самых ужасающих преступлений сталинских опричников. Масштабы и жестокость этого преступления напугали даже его идейных вдохновителей, которые попытались сокрыть содеянное. Они прибегли к фальсификациям и долгие годы утверждали в общественном сознании мнение, что беззащитных женщин, детей и стариков сожгли и расстреляли фашисты…

Пепел кавказских Хатыней – сожженных Таргима (Ингушетия), Хайбаха (Чечня), Верхней Балкарии, Сауту и Кюнюма (Балкария) – неумолчно стучит в наших сердцах. Но сталинизм, растоптавший нашу священную кавказскую землю, предавший ее огню и разорению, не смог растоптать веру репрессированных кавказских народов в высшую справедливость и убить в их сердцах верность родным горам и заветам предков. Народы выжили и вернулись к своим разоренным очагам. Балкарцы, как и их собратья, в жестокие годы безвременья тоже сохранили присущий им национальный дух и национальную идентичность.

28 марта 1957 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР о восстановлении Кабардино-Балкарской АССР. После 13-летней ссылки балкарцы получили, наконец, право вернуться на родную землю. Через 50 лет после депортации, в 1994 году, этот день стал в Кабардино-Балкарии Днем возрождения балкарского народа. Познавший боль Минги Тау обрел новые надежды. Но около 60 горных сел Балкарии так и остались не восстановленными до сих пор. Их руины безмолвно и скорбно свидетельствуют о бесчеловечности минувших времен и служат напоминаем о трагедии, которую пережил целый народ.

 Ахмет ГАЗДИЕВ



среда, 19 марта 2014 г.

МИРУ ПРИДЕТСЯ СЧИТАТЬСЯ С ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЕМ НАРОДОВ КРЫМА


18 марта президент России Владимир Путин, премьер-министр Крыма Сергей Аксенов, глава верховного совета Крыма Валерий Константинов и «народный мэр» Севастополя Алексей Чалый подписали договор о принятии Республики Крым в состав Российской Федерации. Этому событию предшествовал общекрымский референдум, в ходе которого за вхождение Крыма в состав России проголосовали 96,77% избирателей. Всего в референдуме приняли 83,1% от общего числа избирателей.
Прокомментировать ситуацию специальный корреспондент общенациональной газеты «Сердало» попросил члена Общественной палаты Республики Ингушетия, кандидата исторических наук, доцента, ведущего научного сотрудника Ингушского научно-исследовательского института им. Чаха Ахриева, полковника запаса Висин-Гирея Хасановича ТАНКИЕВА:

- Сегодня российско-украинские отношения относятся в центре внимания мировой политики. Россию обвиняют чуть ли не аннексии Крымского полуострова. Для того, чтобы объективно оценить сложившуюся ситуацию, мы должны, прежде всего, поставить два вопроса: в чем причина столь чудовищного обвинения в адрес России и какова истинная подоплека политики Евросоюза и Соединенных Штатов Америки по данной проблеме.
Вспомним историю. Как известно, на Крымский полуостров претендовали многие – прежде всего Турция, Иран, балканские страны. На протяжении столетий шли войны за этот полуостров. Однако с XVIII века господство над Крымом полностью перешло к России. И с этого времени Россия защищала Крым от иноземных захватчиков как свою суверенную территорию.
В период советской власти в Крым были вложены огромные деньги для развития всей инфраструктуры этого важного региона, имеющего для России стратегическое значение. Не случайно Крым назывался и всесоюзной здравницей. В прежние времена здесь любили отдыхать царствующие особы,  позже - советская военная и партийная элита. Прекрасный климат, теплое Черноморское побережье, десятки санаториев, профилакториев, домов отдыха манили к себе миллионы отдыхающих со всего Советского Союза и из за рубежа. Достаточно вспомнить о пионерском лагере «Артек», куда приезжали отдыхать дети почти со всех стран мира.
В 1954 году Хрущев, являясь Генеральным секретарем ЦК КПСС и главой государства, единолично принял решение о передаче Крыма Украине. По мнению многих политиков России, Хрущев это сделал для того, чтобы загладить свою вину перед украинцами за те репрессии, которым подвергся украинский народ в 30-х – 40-х годах XX века, когда он работал здесь в качестве первого секретаря ЦК Компартии Украины.
Для объективной  оценки нынешней обстановки в Украине и событий, произошедших на Майдане в Киеве, в результате которых к власти пришли бендеровцы и неофашисты, необходимо вспомнить послевоенную историю Украины. Как известно, в 1939 году к Украине были присоединены некоторые западные районы Закарпатья. Надо особо подчеркнуть, что украинцы, проживавшие в этих районах, в большинстве своем не приняли советскую власть, коммунистическую идеологию, советский уклад жизни. Им больше по душе был западный уклад жизни, западная идеология. Если восточные регионы Украины – Донецк, Луганск, Ворошиловград и другие были промышленными регионами, и их население больше тяготело к России, к русскому народу, то население западной Украины презрительно называло русских москалями.
После развала Советского Союза эти процессы стали открыто приобретать антироссийский характер. При президенте Кучме, и особенно при президентах Ющенко и Януковиче власти Украины вольно или невольно шли на поводу у западноукраинских экстремистов, предпринимая в угоду профашистским элементам антироссийские шаги.
В качестве некоторых примеров этой недальновидной политики украинского руководства можно назвать уничтожение памятников советским воинам, освобождавшим Украину от немецко-фашистских захватчиков, закрытие русскоязычных школ, переименование название улиц и площадей, героизацию борьбы украинских националистов против СССР в годы Великой Отечественной войны, когда фашистский подручный Степан Бендера был возведен в ранг национального героя. Делалось и многое другое, что в конечном итоге вылилось в события на Майдане.
Действия украинских властей привели к тому, что после развала СССР в Украине выросло целое поколение неонацистов, которые основной причиной всех своих бед и бед Украины стали считать Россию. Особенно это касалось западных регионов Украины, где не было больших промышленных предприятий, заводов, фабрик, где население жило значительно хуже, чем в других регионах страны. Фашистские молодчики и неонацисты, преимущественно из западной Украины, при поддержке США и некоторых западных вооруженным путем свергли законно избранного президента, разогнали все силовые структуры, отстранили силовым путем всех неугодных новому режиму руководителей органов исполнительной власти на местах, запретили на территории всей Украины русский язык, как язык межнационального общения. Мы знаем, что во время вооруженных событий в Киеве погибло более ста человек.
Нынешнее руководство Киева, которое пришло к власти незаконным путем, свергнув законного президента, является нелегитимным. В этих условиях, когда власть пошла на поводу у тех молодчиков, которые господствовали на Майдане, и сегодня продолжает проводить политику, направленную против России, против россиян, когда в стране царят полный хаос, безвластие и беззаконие, народы Крыма посчитали для себя невозможным более оставаться в составе Украины. 16 марта был проведен референдум, на котором граждане Крыма – и русские, и украинцы, и крымские татары, – заявили о своем волеизъявлении, объявили о том, что они выходят из состава Украины и обратились к российскому руководству с просьбой принять Крым в состав России в качестве полноправного субъекта федерации.
Это решение крымчан , которое на Западе называют незаконным, является совершенно законным и обоснованным , потому что ни один международно-правовой акт не запрещает народам проводить референдум на самоопределение вплоть до отделения и образование самостоятельного государства. Так поступили при прямой поддержке США и косовары, когда Косово отделилось от Сербии и стало самостоятельным государством. Так готовится и будет проводиться в Шотландии с вопросом об отделении от Великобритании. В свое время такой референдум проводился в Квебеке с намерением отделиться от Канады. Такого рода референдумы проходили и на других территориях.
Что касается отношения России и россиян к референдуму, который состоялся 16 марта в Крыму, то оно однозначно. Народ Крыма поступил законным образом, на основе международного права, которое дает возможность каждому народу на самоопределение. 19 марта на заседании обеих палат российского парламента, в присутствии руководителей всех субъектов Российской Федерации и руководителей органов государственной власти России президент Владимир Владимирович Путин открыто на весь мир заявил об отношении России к референдуму, который был проведен в Крыму. Он сказал о том, что Россия и россияне поддерживают решение крымчан войти в состав Российской Федерации. В ближайшее время Государственной Думой и Советом Федерации будут приняты соответствующие решения, касающееся процедуры вхождения в состав России новых субъетов – Республики Крым и Севастополя. Я полагаю, что уже совсем скоро у нас будет 22-я республика и третий город федерального значения Севастополь, наряду с Москвой и Санкт-Петербургом.
На  мой взгляд, принято историческое решение, которое имеет для нашей страны судьбоносное значение. Крым помимо всего прочего является очень важной в стратегическом отношении территорией, где располагает военно-морская база России. В городе Севастополе, который исторически принадлежал России, находится много военных объектов. Конечно, теперь нашей стране придется вложить огромные средства на полное восстановление инфраструктуры Крыма, строительство дорог, мостов, переправ, обустройство многих других объектов жизнеобеспечения. Но мы должны иметь в виду, что Крым в конце концов станет самодостаточным, не дотационным регионом России. В акватории Черного моря, прилегающей к Крыму, имеются большие запасы газа и нефти. Крым обладает и многими другими полезными ископаемыми. Кроме того, Крым имеет все шансы стать всероссийской здравницей – люди с удовольствие будут приезжать сюда, предпочтя эти места Турции и популярным сегодня курортам других стран.
Решение российского руководства является дальновидным, последовательным, не противоречащим международному праву. А некоторые горячие головы, которые сегодня грозят нашей стране экономическими санкциями, остудит реальная действительность. Экономические санкции России не выгодны, прежде всего, тем странам, которые об этих санкциях заявляют. Товарооборот Соединенных Штатов Америки с Россией составляет 4 млрд. долларов в год. Захотят ли США нести такие потери, пуcть и не очень значительные для этой страны? Но уж точно задумаются в европейских странах при их товарообороте с Россией в 40 млрд. долларов. В условиях непреодоленного мирового экономического кризиса никто в Европе не пойдет на то, чтобы лишиться таких денег.
В завершение я хотел бы подчеркнуть, что ингушский народ, как и все россияне, активно проявил свою моральную поддержку крымчанам. Люди высказывались на митингах, собраниях, заявляли о своем неприятии действий неонацистов, оказывавших давление и угрожавших Крыму. Наша республика одной из первых направила крымчанам гуманитарную помощь. Ингуши не оставили в беде народы Крыма и будут всегда помогать им в их стремлении к достойной жизни.


МНЕНИЕ ПО ПОВОДУ

Марем Ялхароева, кандидат филологических наук, заведующая кафедрой гуманитарных дисциплин Института экономики и правоведения города Назрани:

- События в Украине и приход к власти неонацистов был воспринят гражданами нашей страны с глубокой тревогой и озабоченностью. Многовековые  исторические связи России и Украины не могли оставить россиян равнодушными к тому, что произошло и происходит сейчас в этой братской стране. Кровавый Майдан, принесший на древнюю украинскую землю хаос и разгул махровой преступности, заставил каждого из нас определить свое отношение к тому, с чем столкнулся многострадальный украинский народ на этот раз.
Я внимательно слушала выступление Владимира Путина в георгиевском зале Кремля перед представителями обеих палат российского парламента. Глава нашего государства выразил тогда мнение всех россиян, сказав, что отказаться отстаивать интересы русскоговорящих жителей Крыма было бы равносильно предательству. И сегодня мы все стали свидетелями того, что планы неонацистов потопить в крови и Крым, потерпели оглушительный провал. Жители Крыма решительно и однозначно выразили свою волю.
Взвешенными и яркими были слова Владимира Путина после церемонии подписания договора, обращенные им к украинскому народу: «Не верьте тем, кто пугает Россией. Кричит о том, что за Крымом последуют другие регионы. Мы не хотим раздела Украины, нам этого не нужно. Что касается Крыма, то он был и останется и русским, и украинским, и крымскотатарским. Он будет, как это было веками, родным домом для представителей всех живущих там народов. Но он никогда не будет бендеровским!»
У меня нет сомнений, что Россия и Украина всегда будут вместе. Украинскому народу хватит мудрости противостоять всем бедам. И я очень надеюсь на то, что так называемые лидеры Майдана одумаются и больше не прольют кровь невинных людей. На их совести и так уже много преступлений, за которые рано или поздно им придется ответить перед украинским народом.


Ахмет ГАЗДИЕВ   


суббота, 15 марта 2014 г.

ПЕСНЯ ЕЕ ЖИЗНИ

По-разному складываются судьбы людские. Но преодолев определенный жизненный отрезок и оглядываясь на пройденный путь, наверное, каждый из нас задумывается над тем, чем были когда-то продиктованы и к чему привели те или иные наши поступки, насколько безошибочным становился в различных ситуациях наш выбор, какой опыт подарила нам на своих перекатах быстротечная жизнь.

ГЕРОИНЕ моего сегодняшнего материала никогда не приходилось стыдиться своих поступков, а ее, пожалуй, главный жизненный опыт – это твердая убежденность в том, что каждый день нужно умножать на земле добро.
Жить она всегда старалась честно, людям стремилась помогать по мере своих сил и словом, и делом. Не утратив этого стремления и по сей день, она всем своим существом демонстрирует сдержанное достоинство и излучает тот внутренний свет, который так притягателен для окружающих. Он как маячок счастья - ведь человек по-настоящему счастлив, лишь пребывая в гармонии с окружающим его миром и с окружающими людьми.
Валентина Петровна Кузнецова живет в станице Вознесенской Малгобекского района. С родной станицей связаны все главные события ее жизни. Отсюда началась ее большая дорога, здесь она выросла и крепко встала на ноги. Потому и нет для нее краше и любимее места на земле…
В этом живописном уголке Терского хребта в давние времена пустили корни люди разных национальностей. В переплетении судеб, рожденных теми временами, родилось когда-то и единение станичников. Все свои радости и беды они встречают сообща – сложилось это давно. Здесь нет чужого горя  и праздник тоже всегда один для всех. Удалая казачья песня и темпераментная кавказская лезгинка - непременные спутники любого торжества. И все это под знаком уважения к другой вере и обычаям.
Так жили в станице Вознесенской многие поколения. Куда бы ни уезжал станичник, сердце его оставалось здесь. Даже покидая Вознесенскую навсегда, человек берег в душе теплые воспоминания об этих благодатных местах, согретых щедрым солнцем. Воспоминания потом вновь и вновь приводили его сюда – пройтись по милым сердцу улочкам, утопающим в цветах, надышаться чистейшим воздухом, прикоснуться к стволу своими руками посаженного когда-то дерева, поклониться за оградой станичного кладбища памяти ушедших родных и близких людей…
Кого-то неспокойные времена, случившиеся на Кавказе, заставили однажды сняться с места, а затем разбросали по свету. Люди обживались в чужих городах и весях, тоскуя по родным местам. Но Валентина Петровна оказалась в числе тех, кто так и не решился покинуть родительскую обитель. И когда сегодня она говорит об этом со светлой счастливой улыбкой на лице, начинаешь понимать, что о принятом тогда решении она ничуть не жалеет. Родина есть родина – родная земля и надежду даст, и обогреет, и сил прибавит, и в беде убережет…
- Здесь, в станице, жили мои родители, все мои бабушки и дедушки жили, - рассказывает Валентина Кузнецова. – Правда, сама я родилась в Урус-Мартане. Папа работал оператором на нефтяной качалке и его направляли работать на разные промысла. Тогда, в 1947 году, и оказались в Урус-Мартане родители, прожив там два-три года.
Когда этот срок миновал, родители маленькой Вали вернулись в Вознесенскую, к своим родовым корням, к земле, вскормившей их предков. Здесь и прошло босоногое детство Вали. Аромат земляники, густо усеявшей склоны Терского хребта, терпкий вкус лесного кизила и вязкий сок дикой груши  -  все это возвращается порой всполохами той ушедшей беззаботной поры. А еще возвращается щиплющий за щеки морозец и переполняющий сердце восторг от стремительного спуска в лощину на старых дедовских салазках. Яркие и незабываемые картинки, из которых соткана память о прошлом…
Наш разговор об этом прошлом протекал тихо и плавно. Со светлой грустью на лице Валентина Петровна рассказывала о своем детстве, о том, какими замечательными людьми были ее родители. В станице они пользовались уважением, потому как людьми были отзывчивыми и неравнодушными. Валентина Петровна воспитывалась в большой и дружной многодетной семье. Ее мама Анна Алексеевна была домохозяйкой и проводила дни и ночи в заботах о восьмерых детях, пока отец зарабатывал на хлеб насущный. Честный труд эти простые люди всегда ставили во главу угла и хотели видеть такими же трудолюбивыми своих детей.
Оканчивая восьмилетку в вознесенской школе №1, совсем еще юная Валя уже знала, чем будет заниматься дальше. Способствовал этому отцовский пример (Петр Дмитриевич Луценко всю жизнь трудился в нефтяной отрасли) да и вся обстановка того времени - слава о малгобекских нефтяниках гремела по всей стране. Приобщиться к этой славе, встать в один ряд с героями трудовых буден – таким желанием горели многие мальчишки и девчонки, подрастающие на Терском хребте, который таил в своих недрах несметные богатства. Не стала исключением и Валя.
Когда мы подобрались в нашей беседе к этому жизненному этапу моей героини, Валентина Петровна вдруг прервала свой рассказ:
- Давайте я вам сейчас стихотворение прочитаю!
- Ну, давайте…
К счастью, мой диктофон остался не выключенным, потому что дальнейшую часть  своей биографии Валентина Кузнецова рассказала мне поэтическими строками. Должен заметить, что первое в моей журналистской практике интервью в стихах удалось на славу. Впрочем, вы можете судить об этом сами:

Здесь было поле. Урожай был – сила.
Я, вот когда уже убрали хлеб,
В геологоразведку поступила –
Мне не было еще 16 лет.
И как-то в холод, в первую порошу,
Нас с рейками прислали – размечать.
Сказали: будет здесь завод хороший…
Ну что тогда могла я понимать?
Шло время, рос завод, и я взрослела.
И так вот в 68-году,
В год пуска, в январе, отцу сказала:
«Пап, я работать на завод пойду!»
Отец ответил: «В добрый час, дивчина!
Иди. Трудись. Запомни навсегда:
Будь доброй, честной и трудолюбивой.
И человеком будь всю жизнь, всегда».
Родительский наказ я помню свято.
Еще мне не забыть и тех людей,
Что нас учили жить, любить и плакать,
Страну беречь, заботиться о ней.
Люди труда - и было их немало –
Учили нас работать хорошо.
Пшеничная, Перепечаев, Савин,
Балаев, и Савельев, и Ширшов…
Да, много их за двадцать лет встречалось.
Им всем я благодарна от души.
От добрых дел в душе добро осталось,
Плохие были – без следа ушли.
За эти годы много пережито:
Жизнь прямо шла, и поперек, и вкось…
Но постоянно  в самом сердце где-то
Себя с заводом не представлю врозь.
Мне было трудно – был завод опорой,
А было счастье – и завод наш пел.
Немного грустно, что закат уж скоро,
Но это жизнь и всех земных удел.
Пока живу, друзья, - живу счастливо!
Пою с детьми и очень рада дню.
Все на заводе для меня красивы
И всех вас я по-прежнему люблю!

Это стихотворение Валентина Петровна написала в 1988 году, к 20-летию Вознесенского газоперерабатывающего завода. Девчонкой она была среди тех, кто закладывал это солидное предприятие, а потом стала и его гордостью – передовиком производства, активной общественницей, участницей художественной самодеятельности, солисткой прославленного заводского хора и знаменитой местной поэтессой.
- Наш завод отработал 30 лет и работал бы еще столько же, - грустно говорит Валентина Кузнецова. – Он был сделан на совесть… И очень больно было всем, кто в разные годы трудился на нем, когда завод резали на металлолом.
Она пришла на завод с запуском первой очереди, а год спустя, в 1969 году, стала заочно учиться в грозненском нефтяном техникуме. Став специалистом по эксплуатации нефтегазовых скважин, Кузнецова могла бы перейти на работу по специальности. Зять Валентины Петровны Михаил Миронович Монахов работал в то время начальником третьего промысла и не раз предлагал ей это. Да и сестра Любовь Петровна Монахова, главный бухгалтер Малгобекского нефтегазодобывающего управления, время от времени напоминала. Но Валентина Петровна как-то сразу прикипела сердцем к заводу и заводчанам, да так и проработала здесь электромонтером всю свою трудовую жизнь.
В 1999 году Валентина Кузнецова ушла на пенсию. Но вскоре ее опыт вновь оказался востребованным. В 2000 году ее пригласили на работу в «Ингушэнерго». Так в труде прошло еще десять с половиной лет, пока Валентине Петровне не пришлось остаться дома по семейным обстоятельствам. Муж серьезно заболел и стал нуждаться в постоянном уходе.
Со своим мужем Валерием Савельевичем (он, кстати, тоже заводчанин, только стаж у него поболее будет) Валентина Петровна воспитала троих детей. У этой пары две дочери Светлана и Людмила, сын Алексей, а теперь уже шестеро внуков и одна правнучка!

***
Станица Вознесенская тихо доживает свой век. Оползни на Терском хребте сделали невозможным дальнейшее проживание здесь людей. Для них в Малгобекском районе активными темпами строится новое благоустроенное жилье. Многие станичники уже переселились. Не за горами тот день, когда новоселье отметит и семья Кузнецовых. А значит, будет праздник и еще один повод для песни. Валентина Петровна обязательно споет. И дети подхватят ее песню, как было ни раз – когда-то они и на сцену выходили вместе. Смолкнет лихая песня – грянет ритм лезгинки.
На новое место добрые соседи привезут с собой старые, испытанные временем традиции, изменять которым никто не собирается.

Ахмет ГАЗДИЕВ

На снимке: Валентина Петровна Кузнецова

Фото автора
 

среда, 12 марта 2014 г.

По законам добра


Архив / 14.03.2009

Совместную поездку в Пригородный район мы с моей коллегой, тележурналистом Хавой Батаевой, планировали давно. Но каждый раз возникали какие-нибудь обстоятельства, которые мешали нам реализовать эти планы и откладывали выезд на туманную перспективу. И вот, наконец, мы едем в село Куртат (Гадаборшево), вспоминая по дороге нашу давнюю поездку сюда. Было это двенадцать лет назад, тоже в марте…
Возвращение в прошлое

В тот памятный день мы отправились сюда вместе с сотрудниками миграционной службы Ингушетии – иной возможности попасть в Пригородный район в ту пору не было – и оказались первыми ингушскими журналистами, приехавшими в Куртат после осетино-ингушского конфликта. Пригородный район встретил нас негостеприимно – погода, помнится, стояла совсем не весенняя. Пронизывающий ветер швырял в стекла автобуса «миграционки» колючую снежную крупу, а низкое небо дышало холодом.
Позади остались села Чермен (Базоркино) и Дачное (Яндиево), а наш автобус, минуя многочисленные блок-посты, продолжал свой путь, старательно объезжая выбоины в давно не ремонтировавшейся трассе. В Куртат пробирались объездной дорогой. Незадолго до этого неизвестные взорвали мост через Камбилеевку, и привычный маршрут водителям пришлось изменить. Ниже по течению, где берега речки не столь обрывисты, только по им одним ведомым приметам определяли они тогда дорогу, которую кто-то из наших попутчиков назвал «дорогой жизни». За окнами автобуса медленно проплывали остовы разрушенных домов. На уцелевших стенах, обожженных огнем, бросались в глаза сделанные мелом надписи: «Проверено. Мин нет», а далее – дата и фамилия.
Встречались нам и другие надписи, сделанные на наглухо запертых воротах, за которыми виднелись целехонькие дома и хозяйственные постройки. «Ирон хадзары» («Осетинский дом») – звучало как предупреждение, как обращение к кому-то, чтобы не взорвали по ошибке, не подожгли, не обстреляли…
Наконец, автобус миграционной службы останавливается на последнем посту. Быстро заканчиваются короткие переговоры милиционера с нашим водителем. Мы уже у цели – сразу за поворотом возникают выстроенные в несколько рядов вагончики, в которых и жили тогда люди, возвращавшиеся к своим разоренным очагам. На узких улочках этого городка беженцев – ни души. Но только стих шум мотора нашего автобуса, как к нам потянулись откуда-то люди. Не спрашивая наших имен, ни того, с какой целью мы приехали, они настойчиво приглашали нас к себе, считая своим долгом напоить гостей чаем и обогреть теплом впервые увиденной нами не в кино «буржуйки».
Весь городок беженцев по периметру был обтянут хлипким рядком колючей проволоки. По углам этой импровизированной ограды высились новенькие сторожевые вышки. Познакомившись и поговорив с обитателями этого «гетто», а также с теми, кто охранял их, укрывшись за бетоном блок-постов, мы, пробравшись сквозь колючую проволоку, вскоре оказались на какой-то сельской улице.
Это была не праздная прогулка по Куртату. Мы заходили в осетинские дома и знакомились с их хозяевами, говорили со строителями-осетинами, восстанавливавшими неподалеку какой-то ингушский дом. Люди по разному реагировали на наше появление. Кто-то охотно отвечал на задаваемые им вопросы, кто-то отворачивался и уходил прочь, бормоча что-то на непонятном языке. Одни относились к возвращению ингушей в места прежнего проживания вполне терпимо, другие обвиняли своих соседей во всех смертных грехах. Но в процессе беседы каждый раз выяснялось, что никто из них по сути ничего против ингушей не имеет и в том, что случилось осенью 1992 года, простые люди не виноваты.
Знакомясь и беседуя с осетинами, мы не встретили по отношению к себе никакой агрессии, хотя и ловили время от времени во взглядах некоторых из них какую-ту неприязнь. Поэтому нас несколько удивил тот переполох, который царил в городке ингушских беженцев по нашему возвращению. Тут уже чуть ли не операция по нашему поиску и спасению готовилась.
Спустя неделю после нашей поездки в Куртат, мы поняли причину такого беспокойства. Во время ночного нападения на городок ингушских беженцев неизвестные или, как говорят в сводках, неустановленные лица сожгли его дотла – благо, что люди не пострадали. Преступники так и не были найдены. Впрочем, к подобным действиям в ту пору открыто подстрекали тогдашние власти Северной Осетии, выдвигавшие экстремистские тезисы о невозможности совместного проживания ингушей и осетин…

Если ты не одинок…

Хава Батаева вот уже на протяжении десяти лет вплотную занимается проблемой возвращения граждан Северной Осетии ингушской национальности в места прежнего проживания. Ее многочисленные передачи, снятые в разные годы в Пригородном районе, могут послужить документальной летописью трудного процесса налаживания добрососедских отношений между Ингушетией и Северной Осетией. Этот процесс то стопорится, то вовсе замораживается, то возобновляется вновь, давая новые надежды людям, уставшим от неустроенности, а главное, - тоскующим по своей земле. Герои передач Хавы Батаевой – простые люди, ингуши, а в последнее время все чаще и осетины, которые в отличие от иных политиков подходят ко всему с житейской меркой и понимают, что нельзя вечно жить и видеть друг в друге врагов.
- В Куртате сегодня проживают около 80-ти ингушских семей, - рассказывает Хава. - Люди обустраивают свой быт, прекрасно ладят с соседями-осетинами. Те, в свою очередь, тоже тянутся к ингушам. За интересной беседой время нашего путешествия по Пригородному району промелькнуло незаметно. Несколько поворотов по улицам Куртата – и мы выходим из машины в теплый, яркий, солнечный день. Нас ждут в доме Азамата Барахоева, чья семья одной из первых вернулась в родное село. Хозяйку дома мы застали за хлопотами у плиты – в этот день в доме Азамата гостила его сестра Шахи. За чаепитием во главе стола сидела старушка, которая не меньше молодых женщин засуетилась при виде нас.
- Я Дзоциева Асият Тадезовна, - объясняла она, пытаясь усадить нас рядом с собой. – Живу тут неподалеку, в селе Камбилеевском… Как правило, все старушки очень словоохотливы. Не оказалась исключением и наша новая знакомая.
- Азамата я знаю уже четыре года, - рассказывала она. – Как-то стояла я на остановке в центре, а он проезжал мимо на своей машине. Остановился, посадил меня, довез до самого дома. Стала я его благодарить на осетинском языке, а он улыбается и говорит: «Бабуля, я ингуш». Я ответила: «Сынок, мне какая разница? Главное, чтобы человек человеком был. У меня была названная сестра ингушка». Вообще, я ингушей сильно уважаю. Плохие люди, они в каждой нации есть. Что тут скажешь? Я всю жизнь честно трудилась, была членом партии, передовиком. И люди меня окружали такие же, независимо от их нации. Когда Азамат увидел мой старый полуразвалившийся саманный дом, он спросил: «Бабуля, ты здесь живешь?» «Да, сынок, - отвечаю я. – А что делать? Я одинокая. Муж умер. Были у меня три брата, но они скончались за два года. У племянников своя жизнь, вот и доживаю я свой век в одиночестве». Тогда Азамат сказал: «Я тебя сегодня узнал, бабуля, и теперь не забуду, не брошу. Если тебе что-нибудь понадобится, обязательно звони мне, помогу». Он дал мне свой адрес, номер телефона, достал из машины купленные им продукты и, вручив их мне, уехал. «С сегодняшнего дня, - сказал он на прощание, - считай меня свом сыном. Познакомлю тебя со своей семьей. Нужно будет, отвезу куда тебе надо. Ты только скажи. Все будет в порядке, все будет хорошо, не переживай. Буду помогать тебе, как родной матери».
Вскоре мой дом совсем развалился. Я уж и не знала, что делать, когда соседка Джанаева Ира, она учительницей работает, сказала мне: «Тетя Ася, ты ведь с Азаматом знакома уже. Обратись к нему. Кроме него тебе никто не поможет. Были бы живы твои братья – другое дело, а сейчас держись за него. Тебе хотя бы жилой вагончик надо».
Тогда я позвонила Азамату и уже через десять минут он приехал за мной. Привез меня к себе, я посмотрела вагончик, который был у него. Мне он не понравился. Азамат повез меня в Дачное. Там мы и нашли подходящий вагончик. Азамат сам привез его мне, установил. Зарема, жена его, поехала в Назрань, привезла оттуда моющие обои, вместе со своей подругой сделала мне ремонт. Пол она докрашивала уже при свете свечки. Вот так и устроили они меня. Разве я когда-нибудь забуду такое? До самой смерти буду помнить! И не устану благодарить этих добрых и отзывчивых людей… Они мне диван поставили, ковер повесили, еще много вещей привезли. В Камбилеевском я по улице Ленина живу. До конфликта у меня были соседи ингуши, люди тоже замечательные и отзывчивые. Сейчас только осетины по соседству живут. Мне из моих соседей лишь один помогает – Качмазов Анзор. Остальных я не вижу – не приходят они ко мне. Но это не беда. Не одинокая я теперь. Семья у меня есть. Азамата я сыном называю, а Зарему – дочерью. И они ко мне как к матери относятся.
Вот у них мальчики есть. Стоит мне позвонить сюда, они как штык около меня. Я курам ничего не покупаю, дома ничего не готовлю, продукты не приобретаю. Все они для меня делают. Соседи разные бывают – и хорошие, и плохие. Те, которые хорошие, все благодарят эту семью за их внимание ко мне и заботу. Недавно мне один старик-осетин сказал: «Ты меня позови, когда они у тебя будут. Хочу спасибо сказать им». А все почему? Видят люди, что мне кроме них никто не помогает. Как-то пришел ко мне участковый. «Ну, показывай, - говорит, - вагончик, который тебе ингуши подарили». Так что этих людей я ни на кого не променяю. Вся моя надежда теперь только на них.
Конечно, был бы жив хоть один из моих братьев, может, и не пришлось бы им так мучаться со мной. А сейчас я только радуюсь, что ингуши и осетины живут вместе. Что было, то было. Никто из нас в той беде не виноват. Дай Бог, чтобы и дальше все было как сейчас. Чтобы дружили мы, общались, ходили друг к другу в гости. Я знаю, ингуши к осетинам неприязни не питают. А про меня Азамат вообще сказал: «Если ее дальние родственники согласятся, я ее к себе заберу – будет жить в моем доме, буду ее одевать, обувать, кормить как родную мать». Вот я и бываю здесь часто, ночую. Тут меня и за стол посадят, и постель мне постелят. Дай Бог им здоровья и счастья…
Асият Тадезовна Дзоциева (в девичестве Кокоева) родилась в 1929 году в Грузии. В родном селе Кимасия, что под Цхинвалом, она окончила четырехлетнюю школу.
Здесь она и взрослела, превратившись со временем из нескладного, угловатого ребенка в настоящую осетинскую красавицу. В 1952 году Асият вышла замуж, и спустя год, вместе с мужем переехала жить в село Камбилеевское. К тому времени здесь уже жила ее мама. Асият Тадезовна много лет проработала на Октябрьском консервном заводе, на Камбилеевском промкомбинате. Довелось ей поработать и в столовой, которая была раньше в ставшем для нее родным селе Камбилеевском. В 1967 году судьба свела ее с ингушской семьей Бекбузаровых, которая поселилась по соседству. Иса Джабраилович и Хадчат Юсуповна быстро вошли в жизнь Асият Тадезовны как очень близкие и дорогие люди. Вместе они работали, жили бок о бок, делились хлебом и солью.
- Мы жили, как одна семья, - вспоминает А.Т.Дзоциева. - И так продолжалось до этого страшного 1992 года…
Соседи помогли семье Бекбузаровых выехать из объятого пламенем Пригородного района. Асият Тадезовна долго переживала за их судьбу, а как только узнала, что они нашли пристанище в Малгобеке, сразу же засобиралась в дорогу.
- Наши осетины меня долго отговаривали от поездки, - говорит она, - а я сказала им, что все равно поеду. Я должна увидеть их, ведь Хадчат - моя названная сестра. Моя встреча с сестрой была очень трогательной. Мы плакали и не могли остановиться, вспоминали прежнюю счастливую жизнь и проклинали тех, кто разъединил нас. К сожалению, уже пять лет, как Хадчат скончалась. Я до сих пор плачу по ней… А какие хорошие дети у Бекбузаровых! Их сын Микаил работает в Назрани, а дочь Ася живет сейчас в станице Орджоникидзевской. Она там завучем работает в школе. Жили бы мои Бекбузаровы, как и раньше, рядом со мной, мне бы от этого только хорошо было. Мы столько лет прожили вместе и ни разу не поссорились, не повздорили. Только добро и участие я видела с их стороны…

Творить добро – потребность сердца

Азамат Асхабович Барахоев и Зарема Ахмедовна Плиева соединили свои судьбы в 1986 году. Свою избранницу Азамат, житель Куртата, нашел в ингушском селе Плиево Назрановского района. Это была счастливая встреча. Из тех, что на всю жизнь.
Своего первенца Барахоевы назвали Исраилом. Сейчас это 22-летний парень-красавец. Пока многие его сверстники маются от безделья и праздно проводят время, Исраил уже многое успел за свою жизнь. Он окончил юридический колледж и работает сегодня в управлении вневедомственной охраны при МВД по Республике Ингушетия, женился и учится заочно на пятом курсе Назрановского института экономики и правоведения. Для Азамата Асхабовича старший сын – незаменимый помощник. Исраил трудолюбив, в его руках спорится любая мужская работа.
В силу своего воспитания этому парню пришлось вежливо и терпеливо отвечать на мои вопросы, но когда мы уже уезжали, он подошел ко мне и настойчиво попросил не упоминать о нем в газетной статье.
Старшей дочери Барахоевых Мадине 19 лет. Она студентка Ингушского госуниверситета и будущий преподаватель начальной школы.
Семнадцатилетний Джабраил учится на автомеханика в ПУ № 1 города Назрани. Он увлеченно занимается спортом, ходит в секцию борьбы и уже имеет на своем счету несколько спортивных побед. И хотя Джабраилу, конечно же, еще далеко до спортивных лавров его родного дяди – известного ингушского спортсмена Адама Барахоева, настойчивости и упорства в достижении поставленной цели этому парнишке не занимать. И кто знает, может, и встанет когда-нибудь Джабраил в один ряд с нашими прославленными спортсменами. Есть у него к этому все задатки. Микаилу, самому младшему сыну Барахоевых, девять лет. Он учится в 3 классе куртатинской средней школы. Кстати, особенность этой школы заключается в том, что здесь учатся вместе и осетинские, и ингушские дети. Не было случая, чтобы это обстоятельство доставляло какие-то хлопоты и беспокойства родителям и учителям. В классе Микаил на хорошем счету, он общительный и открытый мальчик. А объектом его особой любви является младшая сестренка. Ясмалине всего четыре месяца отроду, она вовсе не капризна, но малышке вполне по силам привлечь к себе внимание всех домочадцев…
Трагической осенью 1992 года Азамат и Зарема, спасая жизни своих малолетних детей, были вынуждены бросить дом и все нажитое добро. Вскоре они уехали в Красноярск, где и прожили до 1996 года. Потом переехали в Ингушетию и поселились в станице Нестеровской. В 1997 году Барахоевы вернулись в Куртат.
Здесь их никто не ждал, дом, в котором они прожили когда-то несколько счастливых лет, уже давно был разрушен до самого основания. Так они и начали на пустом месте возрождать свой очаг. Жить здесь было трудно, а порой и просто опасно. Но они достойно прошли через все испытания, выпавшие на их долю. Построили добротный дом, обустроили и продолжают обустраивать до сих пор свое жилье. Потеряв здесь когда-то все, они вернулись в родное село. Вернулись и не озлобились. Не очерствели душой.
Пережитое и увиденное не смогло поселить в сердцах этих замечательных людей равнодушие к чужой боли. Такая сила духа и благородство свойственны лишь сильным натурам и берут они свои истоки в семейном воспитании. Этому благородству и человеколюбию, привитому им их родителями, Азамат Асхабович и Зарема Ахмедовна учат и своих детей. Дети в этой семье с малолетства впитывают в себя главные понятия о добре и участии, постигая простую науку жизни, в которой красивые дела и поступки всегда ценятся выше высокопарных слов, но есть и место тому теплому слову, что согреет чье-то израненное сердце.
- Я недавно снова была в Ингушетии, – делится А.Т.Дзоциева. – Сказала Зареме, что мне нужно познакомиться с ее родителями и поехала вместе с ней в Плиево. Родители Заремы приняли меня как дорогую гостью. Тогда я и поняла, что у таких добрых людей и не могла быть иной дочь. Вот ее брат бывает здесь и меньше пятисот рублей мне в карман никогда не положил. Я, конечно, каждый раз отказываюсь, а он говорит: «Это от мамы. На такси потратишь, зачем тебе пешком ходить?» Другие разве так сделают?
Я всегда и Азамату говорю: «Сынок, ты меня взял за руку и вытащил из речки, когда я уже тонула. Благодаря вам я живу. Не бросай меня снова в эту речку, я без вас не смогу». Азамат меня ругает: «Баба Ася, ну что ты такое говоришь? Ты на мою маму похожа. Никогда я тебя не брошу. И не думай об этом».
Эта семья – моя последняя надежда. Кто мне еще поможет, кому я нужна? Сейчас люди и о своих родственниках часто забывают. Мать стоит на улице, праздник, а ее в дом не пускают, чтобы покушала – я и таких знаю…
В хлебосольности и гостеприимстве дома Барахоевых убедились и мы. Нас так и не отпустили отсюда, пока мы не отведали блюда, мастерски приготовленные Заремой, которая, без преувеличения, отменный кулинар. С радушием принимать гостей – это одно из правил семьи Барахоевых, которому они никогда не изменяют.
Есть люди, для которых творить добро – обыкновенная потребность сердца. Барахоевы из их числа. Обогрев одинокого, забытого всеми и никому не нужного старого человека, они вовсе не ставят себе это в заслугу.
Напротив, убеждены, что так поступил бы на их месте каждый.
В их доме царит удивительная атмосфера тепла, понимания и дружелюбия. Наверное, потому сюда так любят приходить люди – соседи, знакомые, друзья, многочисленные родственники. Здесь искренне рады каждому доброму человеку и никогда не запирают калитку. Сегодня всем приходится нелегко. Мы привыкаем жить в условиях социальных потрясений. Барахоевым помогает сводить концы с концами небольшое семейное предприятие. ООО «Беркат» занимается реставрацией мягкой мебели и изготовлением блоков и тротуарной плитки. Баснословных прибылей это предприятие, конечно, не приносит, но Барахоевы, всегда ставившие во главу угла честный труд, не жалуются.
В прошлом году местные власти выделили Азамату Асхабовичу небольшой, зато безвозмездный денежный кредит на развитие малого бизнеса. С тех пор дело пошло лучше. Государственная поддержка и привычные к труду руки человека вместе взятые могут многое. В любом бизнесе важно еще и то, доверяют ли тебе окружающие. Азамату Барахоеву люди доверяют. Более того, он пользуется здесь уважением.
- Я могу твердо заявить одно, - говорит Зарема Ахмедовна, – жизнь понемногу налаживается. Восстанавливаются добрососедские отношения между осетинами и ингушами. Вот я – Плиева, а это не только ингушская фамилия, но и осетинская тоже. Плиевы-осетины очень хорошо относятся к Плиевым-ингушам. Так же, к примеру, все складывается и между осетинами Кодзаевыми и ингушами Кодзоевыми и т.д.
Берут постепенно верх те старые добрые связи, которые прежде объединяли наши народы. Сегодня уже никого не удивляет, что на осетинских кувдах в качестве дорогих гостей принимают ингушей, а на ингушские торжества приезжают осетины. Хочется верить, что те времена, когда нас всячески старались разобщить, навсегда канули в прошлое. Ведь после нас на нашей родной земле будут жить наши дети, и мы должны оставить ее им мирной и цветущей…

И будет рассвет…

- Я никогда не смогу до конца отблагодарить этих людей, которые сделали для меня столько добра, - сказала на прощание Асият Тадезовна Дзоциева. – Но они –люди верующие, и я каждый день прошу Бога, чтобы Он стократ воздал им за их доброту ко мне. Дай Бог, чтобы здоровье им было и чтобы жили они хорошо. И дай Бог, чтобы между осетинами и ингушами всегда был мир, чтобы они всегда радовались друг за друга и делили между собой хлеб и соль, как родные братья. В такой большой и дружной семье нам все трудности будут нипочем, все беды обойдут нас тогда стороной.
И вам я желаю только добра. Очень рада, что вы приехали сюда и я познакомилась с вами и смогла рассказать о своем счастье, которое подарила мне эта семья. Пусть у вас никогда не будет на работе неприятностей и пусть вам всегда встречаются хорошие люди. Такие, каких встретила я.
Вы отвезите меня к вашему президенту Евкурову. Я очень хочу встретиться с ним и рассказать ему об Азамате и Зареме, чтобы он тоже поблагодарил их за меня. Путь он знает, какие у него люди есть.
А у тебя, сынок, очень хорошее имя. Одного из моих братьев тоже Ахметом звали. Дай Бог прожить тебе столько, пока он не вернется назад…
15 марта А.Т.Дзоциева будет отмечать свой восьмидесятилетний юбилей. Пережившая немало утрат за прожитые годы, доведенная когда-то до отчаяния одиночеством, эту славную веху Асият Тадезовна будет встречать в кругу семьи, обретенной ею четыре года назад. Говоря об этом с неподдельный радостью, она и нас пригласила на свои торжества.
Эти дни старушка живет в предвкушении большого семейного праздника, который пообещал организовать для нее Азамат – человек, не сумевший пройти безучастным мимо ее жизненных неурядиц и бед, вошедший в ее жизнь добрым ангелом-хранителем и вернувший ей утраченную было веру в людей.
Наверное, у каждого человека случаются порой периоды, когда кажется, что из его жизни навсегда ушли яркие краски, что не осталось уже вокруг добрых людей, которым небезразлична его судьба. Но даже самую долгую ночь сменяет когда-нибудь рассвет, и уже первые лучи солнца разгоняют тьму, наполняя все вокруг звенящей чистотой света. Так устроен наш мир и в этом его совершенство, неподвластное никаким житейским бурям и наносам неспокойных времен. Говорят, что время стирает все границы. Даже те, что прошли когда-то через сердца людей.
Село Куртат (Гадаборшево), где живут Барахоевы, и Камбилеевское (Галгай, Новый Джейрах), где провела большую часть своей жизни А.Т.Дзоциева, отделяет друг от друга лишь дорога. Непосвященный может легко принять ее за обычную сельскую улицу и не заметит, как из одного села оказался в другом.
С одной стороны этой дороги (с той, что от Куртата) высятся новенькие ингушские дома, уже восстановленные их владельцами, с другой – домов нет, ингушей в Камбилеевском пока еще очень мало. Зато там у самой дороги стоит мечеть. Она была построена четыре года назад, а средства на это богоугодное дело выделил ингушский предприниматель, выходец из Куртата.
Дорога к храму открыта для всех верующих мусульман. Их национальность значения не имеет.

Ахмет ГАЗДИЕВ, газета "Сердало", 14.03.2009г. 

http://www.ingushetia.ru/m-news/archives/011536.shtml

понедельник, 3 марта 2014 г.

ДЕТИ ВОЙНЫ МЕЧТАЮТ О МИРЕ

(Архив)

Монитор австрийской общеобразовательной программы

Монитор австрийской общеобразовательной программы "Хильфсверк Австрия" Мария Валднер и руководители школы принимают экзамен у ребят из кружка английского языка.
Существует расхожее мнение о том, что дети войны быстро взрослеют. Мне оно представляется спорным. Наверное, взрослые, воочию увидев весь ужас расстрелянного детства, просто пытаются таким образом отчасти утешить себя — нормальному человеку трудно постичь ирреальность, порожденную войной, а еще труднее жить с постоянно довлеющим над тобой ощущением безысходности, когда ты бессилен остановить творящееся безумие. И очень горько осознание того, что это в твоей стране который уже год пылает война, что это совсем рядом с тобой гибнут и страдают дети...
Но детство, вкусившее ранние утраты и горе, познавшее холод и гнилую сырость палаток, испытавшее нестерпимые голод и жажду, научившееся по звуку различать падающие с неба ракеты и бомбы, вопреки всему все же остается детством. Вот только мальчишки, вырвавшиеся из-под обстрелов и бомбежек, уже больше никогда не станут играть в войну. Они лучше придумают другие игры, потому что иная война, не игрушечная, — настоящая! — стала однажды главной составляющей их жизни.

Если вы всмотритесь в глаза чеченских детей, вы не увидите в них злобы и ненависти к окружающему миру. Эти глаза когда-то безжалостно обожгли боль и скорбь, но даже тогда из них не перестал струиться божественный свет, даже после этого из этих глаз рвется наружу неистребимая детская непосредственность, торжествующая жажда жизни и горячее стремление к новым познаниям. Война, разбившая на мелкие кусочки их детство, не в силах была растоптать их сердца и развратить своим тлетворным дыханием их души. Жизнь этих детей началась на войне, но через все утраты и лишения они бережно пронесли свою святую веру в высшую справедливость, веру в то, что на выжженной земле их маленькой родины воцарится мир и зацветут сады, радуя взоры щедрых хозяев и добрых гостей.
Уже сегодня дети Чеченской Республики думают о том, как помочь возродиться из пепла своей многострадальной родине. Учителя из тех ингушских школ, которые смогли принять детей-беженцев, часто отмечают в своих новых учениках настойчивое стремление к знаниям, а работники местных библиотек, радуясь огромному наплыву посетителей, говорят о разносторонних интересах юных читателей из Чечни. Вся сфера образования Чеченской Республики, до основания, казалось бы, разгромленная двумя жестокими войнами, вдруг неожиданно для многих стала переживать сегодня тихую революцию. В каждом лагере чеченских беженцев на территории Ингушетии есть своя школа, где порой при минимуме самых необходимых условий идет полноценный учебный процесс. Дети осознанно увидели в знаниях основу своего собственного успеха, неразрывно связанного при этом с будущей мирной и процветающей Чечней. К чести чеченского учительства, этот мощный импульс не застал их врасплох. Многие талантливые педагоги, которые при желании могли бы устроить свою жизнь более комфортно, пришли преподавать в эти школы и сегодня успешно закладывают прочный фундамент завтрашнего дня чеченской нации. Будущее этой нации, понесшей неисчислимые потери в двух войнах, в них — в детях, которые так мечтают о мире и осознают всю ответственность за судьбу своего Отечества. Они не перестали быть детьми, но все увиденное и пережитое на войне сделало их мудрыми и рассудительными. Этим они, конечно, отличаются от своих благополучных сверстников. Но во всем остальном — это такие же дети. Добрые и отзывчивые, нуждающиеся в ласке, понимании и заботе. Могу утверждать это, потому что на днях сам имел возможность понаблюдать за ними.
На одной из окраин города Малгобека расположен лагерь чеченских беженцев "Юкон". Одноименная школа, открывшаяся здесь в сентябре прошлого года, прекрасно иллюстрирует все сказанное выше. Но первое, на что я почему-то сразу обратил внимание, — это аккуратный, ухоженный внешний вид школьников. И отметил про себя, что матерям этих детей, не имеющим сегодня ни достаточных средств к существованию, ни элементарных бытовых условий стоит когда-нибудь возвести памятник. Несмотря ни на что, они не забыли, что чувство собственного достоинства прививается человеку с детства. Помнят об этом и учителя школы "Юкон", с которыми мне предстояло познакомиться чуть позже.
Школа построена совместными усилиями представителей ЮНИСЕФ — гуманитарной организации, занимающейся проблемами детства, и австрийской общеобразовательной программы "Хильфсверк Австрия". Здание школы, конечно, не отличается архитектурными излишествами, но, тем не менее, представляет собой вполне добротные учебные классы, куда подведено электричество и отопление. Кроме этого, школа обеспечена мебелью, учебниками и другими необходимыми школьными принадлежностями. С первого дня существования школы здешним педколлективом успешно руководит С-Х.М. Хаджиев, химик по образованию, который до войны работал в грозненской СШ № 44. Собственно, весь преподавательский состав школы "Юкон" комлектовался из учителей-беженцев. Оказавшись по воле злого рока за пределами Чеченской Республики, эти люди вернулись к любимой работе, нашли свое место и приносят значительно большую пользу своему народу, нежели некоторые нынешние чеченские политики. Практически все учителя имеют большой стаж работы и обладают высокими квалификационными разрядами. Общие трудности и заботы давно сплотили коллектив, и директор школы Саид-Хасан Хаджиев не скупится на теплые слова в адрес своих коллег.
— Меня всегда удивляет, — говорит он, — когда я порой слышу в других подобных школах сетования по поводу того, что нет, скажем, наглядного материала, не хватает того или этого. Настоящий профессионал всегда будет ценить предоставленную ему возможность заниматься своим делом. Тем более, что и у нас дома в последние годы школы не могли похвастаться хорошей обеспеченностью. А потом, если уж быть до конца откровенным, разве это не удача, оказавшись в роли беженцев, иметь возможность работать и получать плату за свой труд?
Учительский труд всегда был в почете и востребован обществом. И так будет всегда, пока в сердцах избранных Богом людей теплится педагогическая искра, которую не в силах погасить никакие обстоятельства и лишения. Через две войны пронесла любовь к детям грозненская учительница, а ныне завуч школы "Юкон" Р.А. Абдулаева. В ее голосе звучала нескрываемая гордость, когда она рассказывала мне об успехах семиклассника Берсана Юсупова, который в нынешнем году стал чемпионом Ингушетии по вольной борьбе в своей весовой категории, о его одноклассниках Асланбеке Эдисултанове, Ахмеде Дихаеве, Залине Энкашевой, Мархе Эдисултановой, Раисе Гукашевой, о шестиклассниках Тамаре Дихаевой, Пятимат Курбановой, Исмаиле Джудаеве, о пятиклассниках Жаннете Дагаевой, Артуре Алероеве, Мадине Багаевой, Фатиме Исаевой, Нур-Али Бериеве и многих других. Из рассказа Раисы Абдулкагировны я узнал и о том, как однажды героем дня в школе стал третьеклассник Магомед Энкашев, показавший абсолютный рекорд в технике чтения — 240 знаков в минуту. А вот в выпускном 11-м классе признанными лидерами в учебе давно считаются Лема Бахмадов и Хадишат Патахова.
Всего в школе "Юкон" на сегодняшний день учится около 200 детей. Им, жителям разных районов Чечни, было суждено встретиться и подружиться в стенах этого временного учебного заведения. Не будет преувеличением сказать, что сейчас они стали одной большой семьей. Нужно просто видеть, как трогательно старшеклассники заботятся о малышах, помогая им в учебе, отдавая им свои школьные завтраки, которыми снабжает школу ЮНИСЕФ. Вся жизнь школы подчинена одному твердому правилу: оглянись вокруг, помоги тому, кто сейчас рядом с тобой. Здесь обретают особую значимость те простые человеческие качества, о которых мы в нашей благополучной и мирной жизни порой напрочь забываем, убеждая себя, что завтра наступит новый день и у нас будет возможность исправить свои ошибки. Детям войны не служат утешением подобные спасительные мысли, и потому каждый прожитый день они, как в школьной тетрадке, пишут набело.
Когда школа только формировалась, первыми столкнулись с серьезными проблемами учителя начальных классов. К ним пришли дети, не имевшие никакой подготовительной базы. И если малыши из семей, живших в Грозном, дома еще худо-бедно посещали школу, то сельские ребятишки даже не владели русским языком, на котором предполагалось вести обучение. Учителям З.Т. Гушлакаевой (она, кстати, отличник народного просвещения России), М.Ю. Бацаевой, Я.Д. Угурчиевой, П.Х. Хаджиевой понадобилось призвать на помощь весь свой опыт и знания, чтобы в короткий срок выправить ситуацию. Учителя вспомнили и институтский курс психологии, чтобы травмы, нанесенные войной детской психике, перестали быть такими болезненными. Помогла в этом и большая внеклассная работа, проводимая Т.Я. Купчиевой. Походы на природу, экскурсии в городской парк, местный музей помогали детям и помогают сейчас увидеть окружающий мир во всем многообразии красок.
В настоящее время маленькие беженцы из Чеченской Республики принимают участие в акции "Мы хотим в свой Дом без войны". В рамках этой акции идут конкурсы антивоенных рисунков и сочинений, в которых ребята пишут об увиденном на войне, обращаются к политикам с призывом остановить насилие. Детское творчество объединено одной мыслью: "Дорогие взрослые! Мы хотим домой. Договоритесь, помиритесь и сделайте так, чтобы мы не плакали". Первые рисунки, уже поступившие на конкурс, запоминаются глубиной жизненной философии. В них звучит гимн разоренному, но не погибшему Отечеству. В сочных и радостных красках взору предстают величественные горные вершины, пронизанные солнцем, и согретые его лучами реки и озера, в которых отражается чистое небо. А высоко в этом небе, растворившем в себе ароматы разнотравья альпийских лугов, горделиво расправив крылья, парят орлы. И только рисуя войну, из всей палитры красок дети выбирают лишь черный и красный цвета — в зияющих провалах стен пылает кровавое зарево, вырываясь сквозь щели и пустые глазницы окон... Так, в детских рисунках совмещается несовместимое — гармония мироздания и пронизывающая пустота, сотворенная руками человека. Оставшись наедине с чистым листом бумаги, дети искренни в своих чувствах, потому что пока они не умеют кривить душой.
Каждое утро к средней школе "Юкон" спешат стойки детворы. Значительную часть учащихся здесь детей составляют те, кто живет в расположенном рядом лагере беженцев. Но около тридцати процентов детей приходят сюда из частного сектора, где нашли временное пристанище их семьи. Учитывая, что в распоряжении школы всего четыре учебных класса, занятия приходится проводить здесь в три смены. Но такая нагрузка не смущает учителей, они готовы работать столько, сколько от них потребуется. В числе лучших представителей чеченского учительства завуч школы называла мне историка М.М. Нашхоева, преподавателя физики и астрономии И.М. Ильясова, учителя английского языка М.Л. Анзорову. Кстати, иностранный язык присутствует не только в учебном плане. При школе открыты бесплатные трехмесячные курсы английского языка. Совсем недавно воспитанники М.Л. Анзоровой выдержали серьезный экзамен, который принимали у них монитор австрийской общеобразовательной программы "Хильфсверк Австрия" Мария Валднер и руководители школы "Юкон". Надо сказать, что Мария Валднер высоко оценила уровень подготовки школьников, и на днях они получат сертификаты австрийской программы, подтверждающие их хорошие знания английского языка.
Этот документ в последующем поможет ребятам в выборе специальности. Кроме 6 курсов английского языка австрийская общеобразовательная программа "Хильфсверк Австрия" осуществляет также обучение школьников компьютерной грамоте. Успешно окончившие эти курсы, тоже могут рассчитывать на получение соответствующих сертификатов. Программы курсов, разработанные зарубежными, специалистами включают в себя и специальную методику социально-психологической адаптации детей Чечни.
С другой стороны, если попытаться хотя бы на минуту забыть, что речь в нашем случае идет о достаточно специфичном учебном заведении, где учатся дети, бежавшие вместе со своими родителями от ужасов войны, то сразу замечаешь, что школа "Юкон" по большому счету живет теми же заботами и проблемами, которые определяют повседневность любой обычной школы. Девочки, как всегда, более старательные в учебе, в то время как мальчишки обязательно умудряются где-нибудь набедокурить. В этом смысле частенько достается 5 классу, где учатся 22 пацана и только 4 девочки. Призвать мальчишек к порядку удается только их наставнице П. С.-А. Закраевой. Авторитет классного руководителя в глазах детей непоколебим еще и потому, что Пятимат Саид-Алиевна всегда горой встает на их защиту и умеет убедить любого учителя сменить гнев на милость в отношении ее воспитанников. А вот, к примеру, у 7 класса, где численный перевес наоборот сохраняют девчонки, репутация совсем иная. В школе это один из самых способных и дисциплинированных классов.
Надо сказать, что школе "Юкон" очень повезло на добрых и отзывчивых людей, о которых мне долго рассказывал ее директор Саид-Хасан Хаджиев. Начну хотя бы с того, что лагерь беженцев, как и сама школа, располагается на территории, принадлежащей частному владельцу, жителю Малгобека Хавашу Мамилову. Несмотря на то, что федеральное правительство не спешит рассчитаться со своими долгами за содержание беженцев, а счета, направляемые X. Мамилову из коммунальных служб, растут с астрономической быстротой, этот человек ни разу даже не намекнул обездоленным людям поискать другое прибежище. Более того, в любое время он, в силу своих возможностей, готов прийти им на помощь. А учителей из "Юкона" и вовсе окружил особой заботой. Каждому из них он выделил земельные участки, чтобы хоть таким образом люди могли решать свои материальные проблемы.
Часто бывает в этой школе, которая, кстати, появилась не без его участия, руководитель районной миграционной службы Хусейн Цицкиев. И каждый раз он приезжает сюда с подарками и гостинцами для детишек. Здесь мне рассказывали, что 8 марта Хусейн на собственные средства устроил для учителей настоящий праздник. И это только одно из множества его добрых и бескорыстных дел.
Курирует школу местный отдел народного образования — на базе одной из ведущих городских школ ребятам предстоит сдавать выпускные экзамены. Заместитель начальника отдела Зелимхан Шадиев, как говорят чеченские учителя, занимается их проблемами не только по долгу службы. В его лице они нашли преданного педагогическому труду человека, который мгновенно решает все текущие вопросы и помогает преодолеть любую проблему. Тесные контакты возникли у учителей "Юкона" с их коллегами из малгобекской гимназии, где директорствует Ахмет Гандалоев. Многие мероприятия было бы невозможно провести без его помощи. К примеру, новогодний утренник здесь состоялся благодаря тому, что елка — главное украшение детского праздника — переехала сюда из гимназии. Переехала вместе с костюмами для Деда Мороза и Снегурочки.
Не скрою, мне, ингушскому журналисту, было приятно слышать добрые слова и пожелания в адрес моих земляков из уст педагогов из братской республики. И я думаю, что каждым из выше перечисленных может гордиться любая нация, потому что по поступкам именно таких людей обычно судят о целом народе.
В нашем случае поступки взрослых еще определяют и сокровенную суть простой педагогической истины, заключающейся в том, что чужих детей не бывает. Нет чужих детей и для учителей "Юкона" — ведь в их классах учатся не только чеченские мальчишки и девчонки, здесь есть и русские, и ингуши. И дай-то Бог, чтобы рядом с ними всегда находились такие люди, как Мария Валднер, приехавшая в Ингушетию из благополучной Австрии, как ее нынешняя коллега Розита Байсагурова, как тот открытый и добрый парень из ЮНИСЕФ, фамилию которого здесь никто не знает, но его имя — Артур — произносят с любовью и признательностью.
К сожалению, ограниченная газетная площадь не позволяет мне на этот раз рассказать обо всех этих людях подробно. А они, поверьте, заслуживают это. Пока другие взрослые сеют вокруг смерть и разрушения, находятся те, кто покупает детям разоренной Чечни одежду и обувь, школьные сумки и учебники, привозят в школу вкусные булочки, сладости, дарят чеченским мальчишкам футбольные мячи, гонять которые по вечерам сбегаются к школе "Юкон" пацаны со всей округи.
Все войны рано или поздно заканчиваются. Логическим завершением чеченской войны тоже станет такой долгожданный и нужный всем мир. И только тогда мы сможем по достоинству оценить тот подвиг, который совершили люди, остановив задуманный кем-то бездумно жестокий эксперимент на неокрепших детских душах. Сегодня эти души постигают науку Добра в изгнании. Но настанет день, и они принесут это добро на израненную землю своей родины.
Ахмет ГАЗДИЕВ
РИСУНКИ учащихся школы «Юкон» Хизара Осмаева (3 кл.) и Исмаила Джудаева (6 кл.)

"АНГУШТ" - НЕЗАВИСИМАЯ ИНГУШСКАЯ ГАЗЕТА

№ 28 05.2002


Асият ТУТАЕВА. ВЛЮБЛЕННАЯ В ЖИЗНЬ

В стенах 1-го Ленинградского медицинского института бережно хранят память о своих питомцах, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественн...