Полакомиться «Чеченцем», или Мечты о сладких «Вовнушках»


Вы обращали внимание, как лакомятся мороженым старики? Меня это зрелище всегда заряжает позитивом. В жаркий летний день где-нибудь на автостанции или в парке на лавочке дедушка или бабушка со стаканчиком любимого всеми лакомства в руке выглядят так мило и трогательно. Невольно начинаешь улыбаться, когда видишь на их лицах неподдельное удовольствие и даже какое-то негромкое счастье - аккуратно, не спеша, со знанием дела, присущим настоящим гурманам, старики смакуют мороженое в одиночестве или в небольшой компании и  предаются этому простому наслаждению искренне, с какой-то детской непосредственностью и радостью.

ЕСТЬ МНОГО вещей, которые объединяют людей. И, наверное, трудно было бы сыскать человека, совершенно равнодушного к сладкому. По крайней мере, мне такие люди до сих пор не встречались. Другое дело, что у каждого свои пристрастия и вкусы. Кто-то самозабвенно грызет карамельки и леденцы, не прочь побаловать себя тортом или бисвитом к чаю, другие предпочитают шоколадные конфеты, печенье, пряники, рулет или халву. Ассортимент кондитерских изделий столь широк, что каждый найдет себе лакомство по вкусу, а многие уже давно определили во всем многообразии сладкой продукции что-то самое любимое для себя. А могут ли сладости нести в себе какой-то просветительский, культурный или политический посыл? Оказывается, могут!
Конфетные фантики и обертки второй половины XIX - начала ХХ в. - казалось бы, что может быть неожиданнее для исследования репрезентаций Российской империи? Тем не менее, блогер Наима Нефляшева, на чьи размышления на эту тему я натолкнулся на днях в интернете, нашла в старых фантиках массу визуального материала, достойного отдельного разговора.
Шоколад, «конфекты», пастила, карамель, монпансье, пастила, леденцы - все это наводнило российские рынки уже во второй половине 19 века - уже тогда в России возникают крупные производства сладостей. К 1913 году в России были зарегистрированы 142 кондитерских предприятия, а общий выпуск продукции, включая и мелкое кустарное производство, составил 125 тыс. тонн. В то время почти 40% фабрик располагались всего в трех губерниях - Московской, Харьковской и Санкт-Петербургской, где выпускали 80% продукции. Самые известные фабрики - это фабрика «Эйнем» ( «Красный Октябрь») и «Сиу» ( «Большевик»), а также фабрика Абрикосова в Москве, фабрики Жоржа Бормана в Петербурге и Харькове, фабрика братьев Миллер в Саратове, кондитерская фабрика в Тифлисе.
Особое внимание всегда уделялось вопросу упаковки товара. Рекламное издание 1889 года, посвященное знаменитой фабрике "Жорж Борман", подчеркивает: "Но выделкою всех этих продуктов не ограничивается деятельность фабрики …. Необходимо все заготовленное на фабрике завернуть, упаковать и придать ему также изящный вид. С этой целью фирма … расходует огромные суммы на изготовление различных этикетов, приобретение художественных, изящных картинок, коробок, оберток. При этом, стремясь во всем поддерживать русское производство, фирма … задается целью и в этом отношении остаться верною самой себе: все необходимые для завертывания и укупорки товаров этикеты, ящики, коробки, и жестянки, - на что фабрика расходует в год до 75.000 рублей,- изготовляются для нее русскими мастерами».
На фантиках той поры изображалось все, что угодно - фрукты, цветы, играющие дети, сюжеты детских сказок, портреты современных актеров, писателей, политиков. Известно, что крупные фабриканты не скупились на оформление своей продукции: для конфетных оберток рисовали Михаил Врубель, Иван Билибин, Александр Апсит и другие известные и не очень живописцы. Громкие имена скрывали - боялись, что фабрика-конкурент переманит живописца.
Кондитерская индустрия своими способами и средствами несла в народ образы из басен И.А.Крылова, сочинений Н.В.Гоголя, образы будущего Ж.Верна. Не были забыты Евгений Онегин и Шерлок Холмс, юбилеи А.С.Пушкина (1899) и А.В.Кольцова (1809). Солдаты в парадной форме, этнографический шоколад товарищества «Эйнем» с портретами индейцев, эскимосов и аборигенов Австралии; серия шоколада «Борьба» от Рамонской паровой фабрики конфект и шоколада; серия «1812 год» фабрики Кудрявцева и одноименная карамель фабрики Кочетовых - серия конфет с поверженным, но гордым Бонапартом. Кондитерские фабриканты явно вписывались в конструирование имперского проекта и создание чувства одной страны - реагировали на 100-летие Отечественной войны 1812 года, 200-летие Петербурга (1903) и 300-летие дома Романовых (1913), предлагая потребителю шоколадки с изображением чуть ли не всех царственных особ Российской империи.
Примерно в это же время на фантиках и обертках появляется тема Кавказа. В своем блоге «Северный Кавказ сквозь столетия» Наима Нефляшева отмечает, что эта тема реализуется не через изображение природы Кавказа, горы и буйные реки (что будет уже в советское время), а через изображения кавказских типажей. Например, фабрика братьев Миллер выпускает серию шоколада «Нуазет», в упаковке доминируют восточные мотивы, некий обобщенный образ Востока вообще. Между прочим, использование восточных мотивов как реакция на поражение в Крымской войне было характерно для рекламы, рекламных постеров во второй половине XIX века - слоны, изнеженные красавицы на атласных подушках, турки в фесках появлялись в это время в рекламе сигарет и мыла. Шоколад «Нуазет» тоже использовал тему Востока с его прекрасноокими красавицами, лица которых покрывает тонкая вуаль, а головы — массивные украшения. Именно в этой серии и появляются изображения а-ля Кавказ. Причем в изображении девушки явно угадываются черкесско-абазинские черты. Такое же стилизованное изображение, явно отсылающее к Закавказью, — на обложке карамели, сделанной на фабрике в Одессе. Шоколад "Русские народности" - чем не визуальная энциклопедия Российской империи, по своим функциям близкая к музейной экспозиции? Кавказец или, возможно, казак появляется в серии шоколада «Народный» фабрики Романенкова в Харькове. Шоколад "Конвоец" отсылает к теме Кавказского императорского Горского полуэскадрона, созданного в 1830- х.
Учитывая то, что конфеты и шоколад расходились по «всей Руси великой» и были рассчитаны на все сословия, шоколад с кавказскими типажами работал как текст, в котором адресату, проживающему за тысячи километров от Кавказа, доносили информацию об этом регионе. И этот сладкий текст работал быстрее и эффективнее газеты или энциклопедии, рассчитанной на образованную публику. Кроме того, развернуть карамель или шоколадку и съесть ее — это вкусно, сладко, сытно и в целом вызывает приятные ассоциации, отсылает к приятным переживаниям и «якорит» на позитив. Кто знает, возможно, и через такой прием формировался образ Кавказа в Российской империи?











Оказалось, что в рунете есть сайты, полностью посвященные российским конфетным оберткам разных эпох. Признаюсь, я долго искал на этих сайтах что-нибудь на ингушскую тему. Поиски успеха пока не принесли. А вот фантик от карамели «Чеченец» меня несказанно порадовал. Представьте себе, как больше века назад юные мечтательные петербурженки делятся за чаепитием в салоне восторгами от своего первого бала и тут их внимание привлекают фантики от новых конфет. Таинственный и далекий край становится темой их разговора. Карамель «Чеченец» будит девичьи фантазии и уносит в романтических грезах на Кавказ… Полакомиться однажды «Чеченцем», а потом заинтересоваться Кавказом и, может быть, навсегда полюбить его – это совсем неплохо, согласитесь.



Пофантазируем дальше. У нас в Ингушетии есть своя собственная кондитерская фабрика. И вот начала она выпускать шоколадные конфеты «Вовнушки». Проходит время, и одноименный величественный башенный комплекс в горах Ингушетии становится неоспоримым лидером какого-нибудь престижного конкурса по аналогу «Десяти чудес России». Мы ликуем, но наша сладкая индустрия на этом не останавливается. Вскоре леденцы «Армхи» делают знаменитым на весь мир наш молодой горнолыжный курорт, а шоколадные плитки «Легенды Ингушетии» привлекают в наш горный край туристов, стремящихся воочию полюбоваться уникальными памятниками материальной культуры, сохранившимися в этих местах. Репрезентация нашей республики набирает обороты. Мы шлем свой сладкий привет во все концы России, и винтажные фантики наших конфет, созданные лучшими ингушскими художниками,  знакомят людей с неизвестной им доселе Ингушетией – древней, сказочно прекрасной и неповторимой. С той самой Ингушетией, которую мы все любим и которую, узнав о ней, обязательно полюбят и другие…
Кто-то, прочитав эти строки, скажет привычное «мечтать не вредно». Ну и почему бы тогда нам не помечтать, раз в этом нет никакого вреда? Ведь кроме всего прочего, иногда мечты имеют обыкновение сбываться!


Ахмет ГАЗДИЕВ

Популярные сообщения из этого блога

ЭТО НАШИ ГОРЫ!

ЯРКИЕ КРАСКИ БАЛКАРСКОЙ СВАДЬБЫ

НЕФТЯНОЙ МАЛГОБЕК: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ