СВЕТ НЕ ПОГАСШЕЙ ЗВЕЗДЫ

Даже коротких упоминаний об этом человеке вы не найдете ни в одном известном сегодня широкой публике источнике, ни в тех многочисленных исторических исследованиях, опубликованных за последние годы и заметно раздвинувших горизонты наших познаний о прошлом ингушского народа.
Так уж получилось, что образ героя моего сегодняшнего очерка долгое время жил лишь в памяти его прямых потомков. Да и то вся информация о нем носила, в силу сложившихся обстоятельств, весьма условный характер и по существу не имела никакого документального подтверждения. А между тем, биография этого человека была самым тесным образом связана с героическими и легендарными событиями, оставившими неизгладимый след на страницах истории государства Российского, а в последующем и со становлением ингушской государственности в начале прошлого века – тем самым периодом, который определил небывалый взлет национального и политического самосознания ингушей, став подлинным ренессансом нации в культурном, социальном и экономическом развитии.
Среди тех, кто оказался на самом острие тех бурных созидательных процессов, стремительно преображавших облик Ингушской автономной области, был и он – Солтаби Томарзиевич Саутиев.


Когда гибнут звезды…


В далеком 1887 году в селении Инарки в семье уважаемого в округе человека Томарзы Саутиева случилось прибавление. На свет появился мальчик, которого нарекли старинным ингушским именем Солтаби…

Во все времена так было: рождение сына – рождение новых надежд. И потому приход в этот мир будущего мужчины всегда окружен особой радостью. Конечно, для потомственного крестьянина Томарзы, человека сурового, который никогда не демонстрировал напоказ своих чувств, внешне вроде бы ничего не изменилось. Принимая поздравления многочисленной родни и соседей, он оставался по-прежнему невозмутимым. Но где-то в глубине его сердца в тот миг затеплилась, наверное, мечта увидеть своего сына достойным и сильным мужчиной. И этим мечтам суждено было сбиться. Да так, как никто и не мог представить себе в то время!
Глухая российская окраина жила своей обыденной жизнью. Крестьянский вековой уклад жизни инаркинцев, казалось, ничто не могло поколебить. Короткие праздники сельчан сменялись долгими трудовыми буднями. Но было все-таки в этой обыденности что-то необыкновенное. Какая-то удивительная аура окружала Инарки с самого начала. Село, словно отмеченное Божьим перстом, подарило миру много известных имен, прославивших эту благодатную землю и фамилии его основателей, поселившихся здесь несколько веков назад.
Отцовские думы крестьянина Томарзы о будущем новорожденного сына вряд ли были устремлены к заоблачным высотам. человек практичный, он не предавался пустым мечтам. Но, передав со временем Солтаби свою силу характера и умение прочно стоять на ногах и не прогибаться перед жизненными трудностями, он выполнил главный отцовский долг. Выпустив своего сына в большую самостоятельную жизнь, он снабдил его силой духа, присущей цельным натурам. А для таких натур не существует ни недостижимых высот, ни непреодолимых испытаний…
Короткая, но яркая жизнь Солтаби Саутиева, вместившая в себя заметные вехи в истории его страны и его собственного маленького народа, напоминает собой полет сгорающей в небе звезды. Она также чарующе красива и восхитительна. Но если звезды погибают, не затронув равновесия, установленного в мироздании, то трагически оборвавшаяся жизнь Сотаби Томарзиевича стала прологом неисчислимых бедствий, обрушившихся на его семью. В этих бедствиях чудом уцелеют лишь трое его детей. На их глазах один за другим будут уходить в мир иной близкие и дорогие им люди, оставляя после себя холодную пустоту, которую невозможно чем-то заполнить. Им, этим безгрешным и чистым созданиям, некогда окруженным трепетной любовью и вниманием взрослых, предстояло познать всю горечь сиротства и до дна испить горькую чашу страданий и боли, пройти сквозь лишения и беды. Но вопреки всему они, уцелевшие дети Солтаби Саутиева, вырастут в жестоком мире, сохранив в своих неожесточившихся сердцах ту маленькую толику тепла, которую они успели впитать в себя.
Это холодный свет небесных звезд не греет. А для детей, к которым была так жестока и немилосердна судьба, светили другие звезды – близкие, теплые, родные. Вынужденные рано взрослеть и всего добиваться в жизни самостоятельно, дети Солтаби всегда помнили о своем происхождении и каждый свой шаг соизмеряли с тем, получил бы он родительское благословение или нет. Слишком рано потеряв своих родителей, они инстинктивно возвели их в эталон, к которому каждый из них стремился всю свою жизнь. И это была единственная спасительная соломинка, отчаянно ухватившись за которую они когда-то смогли выплыть из захлестнувшей их пучины и пристать к твердому надежному берегу…


Зов родной земли


Отрывая сегодня заново имя Солтаби Томарзиевича Саутиева, сразу же сталкиваешься с очевидным фактом – информация об этом человеке крайне скудна, что, кстати, делает вполне оправданным тот горячий профессиональный интерес, который испытывает к его фигуре известный ингушский краевед Берснако Газиков. Тем не менее, уже имеющийся фактологический материал красноречиво свидетельствует, что фигура С.Т. Саутиева весьма значительна и когда-нибудь наверняка займет соответствующее и положенное ей место в национальной истории ингушей. Пока же всем нам остается лишь сожалеть о том, что величины подобного масштаба, способные достойно украсить собой пантеон памяти любого народа, для нас едва не оказались навсегда утраченными. Конечно, истоки этого страшного беспамятства лежат в том времени, когда ингушский народ, оболганный и обвиненный сталинщиной во всех смертных грехах, был на долгие годы отлучен от своих исторических корней и жестоко лишен возможности даже прикасаться к своей истории…
Перипетии судьбы Солтаби Саутиева, выходца из ингушского села Инарки, не раз кардинально менявшиеся декорации жизненной драмы этого человека, без всякого преувеличения, могли бы послужить сюжетом захватывающего исторического повествования. При этом, художественность такого повествования стала бы отнюдь не плодом фантазии его автора, а простым изложением реальных событий, в которых существовал реальный, а не выдуманный герой.
На стыке двух веков прожил свою короткую жизнь Солтаби Томарзиевич, сумевший найти свое место в двух, совершенно разных эпохах. Он был одним из немногих ингушей, получивших в то время высшее образование, что впоследствии открыло ему дорогу к такому жизненному успеху, о котором, казалось бы, сельский мальчишка, сын простого крестьянина не мог и мечтать. Но ни слава, ни положение в обществе, которое он займет со временем, никак не отразятся на его добром, открытом характере. В любое время двери дома С.Т. Саутиева всегда будут открыты для тех, кому понадобится его помощь, поддержка и содействие. Эта его постоянная готовность помочь любому обратившемуся к нему человеку, станет отличительной чертой Солтаби Томарзиевича, добрая молва о которой недолго переживет и самого героя моего очерка.
Ратные пути-дороги водили С.Т. Саутиева по всему белому свету. В годы первой мировой войны он в составе русского экспедиционного корпуса находился в Африке, принимал участие в совместных боевых действиях союзников на германском фронте. Мужество и героизм молодого офицера-ингуша не раз служили примером для его сослуживцев. Эти качества настоящего воина, а также умелое командование подчиненными в 1914 году были отмечены «Золотой короной» - наградой английской королевы. Случилось это после успешного взятия союзническими войсками одного из населенных пунктов.
Солтаби Томарзиевич наверняка сделал бы блестящую военную карьеру, однако 300-летнее правление дома Романовых уже приближалось к концу и царская Россия стояла на пороге кровавых братоубийственных потрясений.
Когда в стране, интересы которой Солтаби отстаивал с оружием в руках, случился октябрьский переворот, русский экспедиционный корпус в полном составе ушел в Турцию. Большинство из тех, кто оказался здесь, так больше никогда и не увидели свою Родину. Их пристанищем так и остались на всю жизнь чужие земли и чужие страны. Спокойную и безоблачную жизнь обещал «берег турецкий» и Солтаби Саутиеву. Не остался в Турции незамеченным этот высокий подтянутый красавец. Пришлись здесь по нраву и его стать, и бесстрашная натура… По семейному преданию турецкий паша даже предлагал ему в жены свою дочь.
Но разве могло что-то отвратить верное сердце горца от его Родины? Какая сила была бы в состоянии заглушить неумолчный зов родной земли, живущий в нем? Солтаби, презрев все опасности, преодолев массу самых разных препятствий, в 20-х годах вернулся в Россию. Конечно, это была уже совсем другая страна, терявшая свою державность и вековые духовные ориентиры. Но именно ее выбрал С.Т. Саутиев. Слишком горек оказался для таких, как он хлеб тихой и спокойной чужбины. Тщетны были уговоры его друзей, пытавшихся отговорить Солтаби от возвращения. Им он дал ясно понять, что скорее предпочтет встретить смерть на Родине, чем прожить долгие безрадостные годы вдали от нее.
И надо сказать, что это был выбор сильного человека. Ведь он действительно возвращался в страну, где вот уже на протяжении нескольких лет все развивалось по какому-то неведомому и непредсказуемому сценарию…


Возвращение легенды


Вся последующая жизнь Солтаби Томарзиевича Саутиева была до конца связана с дорогой его сердцу Ингушетией. Без остатка посвятив себя высокому служению родной земле, он преуспел в области народного образования. Известно, что в годы становления ингушской государственности С.Т. Саутиев руководил ингушским педагогическим техникумом в городе Владикавказ, а затем работал в управлении системы просвещения Ингушской автономной области. Позже, после объединения Ингушетии с Чечней, профессионализм, блестящий опыт руководящего работника, глубокое знание существующих проблем и прекрасные организаторские качества Солтаби Томарзиевича в полной мере проявились и во время его работы в Народном Комиссариате образования Чечено-Ингушской автономной области.
Профессиональная деятельность С.Т. Саутиева снискала ему широкое признание и авторитет. Много лет спустя, его дочь Зара Солтабиевна услышала из уст известного ингушского писателя И.М. Базоркина весьма показательную в этом смысле историю.
В 30-х годах во Владикавказе проходил слет писателей Северного Кавказа. Солтаби Томарзиевич оказался в числе тех руководителей, кто был приглашен на него. Выступление Саутиева настолько захватило присутствующих, что сразу стало одним из самых ярких событий форума. Восхищенный им писатель Фадеев, возглавлявший московскую делегацию, заявил с трибуны съезда: «Народ, у которого есть такие сыновья, может считать себя великим».
Между тем молодые осетинские и ингушские писатели затеяли между собой спор, кто же по национальности этот удивительный человек. Так как каждый хотел видеть его своим, дело едва не дошло до ссоры. Находившаяся поблизости Агния Барто, став свидетельницей этих горячих разборок, попыталась остудить пыл горцев: «Ну, разве имеет значение его национальность? Им должен гордиться каждый – это ведь самородок Кавказа»…
И все же позже молодые писатели нашли возможность задать волнующий их вопрос самому С.Т. Саутиеву, признавшись, что его появление на съезде вызвало столь жаркие дебаты в кулуарах.
Солтаби Томарзиевич, с интересом оглядев молодежь, произнес: «Я – ингуш, а вот ссориться вам, друзья, совершенно не следует…»
Из таких вот маленьких бытовых зарисовок для Зары Солтабиевны, никогда не видевшей своего отца, и складывался его образ. До последнего времени многочисленные запросы в различные архивы страны относительно каких-то подробностей судьбы этого человека положительных результатов не принесли.
И все же несколько лет назад у детей и внуков Солтаби Томарзиевича появилось на руках первое документальное подтверждение, красноречиво свидетельствующее о незаурядности этой личности. Краевед Берснако Газиков, известный своим пытливым умом и настойчивостью, работая в архивах Москвы и Санкт-Петербурга, обнаружил учебники, созданные С.Т. Саутиевым в 30-х годах прошлого столетия и предназначенные для школ Ингушетии. Первой посчастливилось прикоснуться к памяти своего предка его внучке Патимат Саутиевой, которая сегодня работает в Централизованной библиотечной системе Малгобекского района. Уже через нее ксерокопии, привезенные Берснако Газиковым, попали к Заре Солтабиевне.
- Я преклоняюсь перед этим замечательным энтузиастом и безмерно щедрым душой человеком, - говорит сегодня З.С. Саутиева-Кодзоева. – Благодаря ему, отец живой легендой наконец-то вернулся к нам из прошлого.
Никто, кроме Берснако, не смог бы совершить это благое и великое дело. Наша признательность просто не знает границ…
Сегодня Зара Солтабиевна бережно хранит эти дорогие реликвии: изданное в 1931 году Ингушским издательством «Сердало» (г. Орджоникидзе) пособие по методике для ликвидаторов безграмотности «Будем все грамотными», написанное С. Саутиевым в соавторстве с Д. Мальсаговым, и «Книгу для чтения в начальной школе» на ингушском языке, увидевшую свет в этом же издательстве в 1933 году.
Между тем, сам Берснако Газиков намерен продолжить свои поиски, связанные с именем С.Т. Саутиева и дальше. Есть уверенность, что многие «белые пятна» в биографии Солтаби Томарзиевича со временем будут исследованы им до конца. Для нашего народа, по крупицам восстанавливающего сейчас свою недавнюю историю, это, безусловно, станет важным событием. Такие люди, как С.Т. Саутиев, составляющие, вне всякого сомнения, золотой фонд нации, заслуживают того, чтобы навсегда оставаться в народной памяти. Сопричастность к великим событиям прошлого, горячий патриотизм, несгибаемая воля и мужество делают их бессмертными…


Обреченные на смерть


В 1926 году С.Т. Саутиев, будучи уже состоявшимся в жизни человеком, женился на 17-летней Ханифе Магомедовне Бекбузаровой. Его избранница происходила из уважаемой в Ингушетии семьи. Отец Ханифы Магомед Иналович Бекбузаров, сын царского офицера, долгий период времени работал в администрации Терской области, был образованным и интеллигентным человеком. Мать – Кущи (Екатерина) Базоркина, дочь генерала Бунахо Базоркина, тоже получила блестящее образование, окончив сначала Ставропольскую гимназию, а затем и Киевский университет. Там, в Киевском университете, и произошло знакомство родителей Ханифы, положившее начало большой и светлой любви. Они сразу пришлись по нраву друг другу – мужественный горец и нежная горянка, официально носившая титул одной из красивейших девушек Северного Кавказа.
Такой же безоблачной, счастливой складывалась семейная жизнь у Солтаби и Ханифы Саутиевых. В 1927 году появился на свет их первенец Руслан. Следом появились на свет Сергей, Аза, Султан и Атарбек. Казалось, ничто не могло разрушить эту семейную идиллию, созданную теплом любящих сердец. Однако судьба уже уготовила им страшный удар – приближался 1937 год, вошедший в историю нашей страны как пик жесточайших сталинских репрессий.
Конечно, ингушская руководящая элита не могла не понимать, что над ней готовится кровавая расправа. И надо отдать должное мужеству этих людей, до последней минуты служивших интересам своего народа.
Много лет спустя Руслан Солтабиевич, тогдашний десятилетний мальчишка, в обязанности которого входило обслуживать за столом мужчин, приходивших в отцовский дом, будет вспоминать одну из последних встреч обреченных на гибель людей. Навсегда в его памяти врежутся непонятные им тогда слова Идриса Бейсултановича Зязикова: «Нам с вами, братья, осталось уже недолго…»
Вскоре последовали повальные аресты. В одну из ночей «черный воронок» въехал и во двор дома №4 по улице Коминтерна (ныне эта владикавказская улица носит имя Джанаева). На утро соседи узнали, что минувшей ночью в их доме охранка арестовала сразу троих: ингуша, осетина и поляка. Ингушом был С.Т. Саутиев…
Скорая на расправу «тройка» припомнила Солтаби Томарзиевичу и его службу в царской армии. Не мудрствуя лукаво, заплечных дел мастера приписали Саутиеву участие в белогвардейском движении, в котором тот никогда не был, и членство в бухаринско-зиновьевском блоке. По сфабрикованному от начала и до конца обвинению Солтаби Томарзиевич в начале 1938 года был расстрелян.
Его знаменитый дядя Мусса Саутиев, сам чудом избежавший смерть, тоже находился в это время в камере смертников. О судьбе этого несломленного человека, впоследствии погибшего в депортации, мой коллега Азмат-Гирей Угурчиев писал в материале «Главнокомандующий», опубликованном в «Сердало» в рублике «Славные сыны Ингушетии». В этом материале тоже нашел отражение один потрясающий эпизод, рассказанный мне Зарой Солтабиевной Саутиевой. По какому-то необъяснимому наитию Мусса Темуркоевич, не ведая, что произойдет с ним самим, в расстрельную ночь, оборвавшую жизнь Солтаби, увидел вещий сон. Ему приснился его племянник, одетый в белую рубашку. Вдруг откуда-то прогремел выстрел и на ослепительно белой ткани заалело пятно крови. Мусса в ужасе проснулся и рассказал о содержании увиденного им сна своему сокамернику мулле. Тот немедленно причитал заупокойную молитву, а потом тихо сказал: «Скорее всего, этого человека уже нет в мире живых…»
Спустя несколько дней после гибели Солтаби Томарзиевича, 27 декабря 1938 года на свет появилась его дочь Зара. Впереди эту малютку поджидало много ужасных потерь, цепь которых началась еще до ее рождения…


Родник доброты и нежности


Сталинская депортация ингушского народа забросила семью С.Т. Саутиева в далекий казахстанский город Павлодар. Здесь на нее обрушились новые несчастья. Сразу же ушла из жизни Ханифа Магомедовна. Осиротевших детей взяла под свою опеку их бабушка Кущи Базоркина-Бекбузарова.
Под конец жизни этой удивительной женщине, генеральской дочери, возвышенной и утонченной натуре, довелось пережить всю земную скорбь, пройти через невероятные лишения и испытать крайнюю нужду. Тяжкий жребий выпал на ее долю. В депортации за короткое время Кущи Бунахоевна похоронила двух дочерей и троих сыновей, один из которых, кстати, фронтовик, был коммиссован из армии с восемнадцатью (!) боевыми ранениями. Проводила она в последний путь и троих любимых внуков – Сергея, Азу и Султана Саутиевых.
Но в живых оставались еще трое детей Солтаби Томарзиевича и Ханифы Магомедовны. А потому, почерневшая от непомерного горя бабушка Кущи каким-то невероятным усилием воли заставила себя жить дальше. И хотя ее подточенного утратами здоровья и тающих на глазах сил хватило ненадолго, последние капли тепла из своего рвущегося на части сердца она успела без остатка отдать Руслану, Атарбеку и Заре.
Когда Кущи Бунахоевна умерла, эти дети сами, без какой-либо помощи взрослых – рядом в тот момент никого не оказалось! – предали земле ее тело…
Так их осталось трое из некогда большой и счастливой семьи. Теперь ответственность за младших полностью легла на неокрепшие еще плечи Руслана.
- Благодаря ему, мы и выжили, - вспоминает сегодня Зара Солтабиевна. – Больше ведь позаботиться о нас с Атарбеком было некому. Вскоре после смерти бабушки, Руслан заколотил досками двери и окна землянки, в которой мы жили, и увел нас подальше от этого гибельного жилища, где встретили свой последний час девятеро близких нам людей. Немного позже Руслан начал было учиться на 3-годичных финансовых курсах. Но почти сразу суровая действительность вынудила его навсегда проститься с мечтой об учебе. Чтобы прокормить нас, он стал работать. Трудился брат до изнеможения – за кусок хлеба ингушам в ту пору приходилось биться что есть сил.
А Руслан ведь был еще совсем юным тогда… Видно, передался ему с кровью и твердый характер отца…
Когда в конце 50-х годов Саутиевы вернутся, наконец, на Родину, судьба подарит Руслану Солтабиевичу радость отцовства в счастливом браке с красивой и скромной ингушской девушкой Софьей (Соной) Ахмедовной Матиевой. Шестеро детей будут у этой замечательной пары.
К сожалению, коротким оказался земной век, отпущенный Р.С. Саутиеву. В 1979 году, когда его младшим дочерям–двойняшкам Патимат и Эсет едва исполнится по семь лет, он уйдет из жизни, навсегда оставив о себе добрую память в сердцах всех, кто знал его. Рано овдовевшая Софья Ахмедовна самостоятельно поднимет и воспитает детей. И никогда в жизни ей не придется краснеть за них. Сегодня для постаревшей матери, чья жизненная ноша была совсем не легкой, повзрослевшие дети – и гордость, и отрада. Вот только двоих сыновей отнял у нее жестокий рок. И эта боль всегда живет в сердце С.А. Саутиевой…
Как все-таки часто перекликаются женские судьбы! На материнскую долю порой выпадают страшные испытания. Слезы обесцвечивают прекрасно-лучистые глаза наших матерей. Но до самого последнего часа в них живет теплый свет неземной доброты. И никто на целом свете больше не будет любить нас так сильно, как любили и любят нас они - наши матери…
- До самой смерти нашей бабушки, - рассказывает Зара Солтабиевна Саутиева, - я, оставшись без матери совсем еще несмышленышем, была уверена, что она нам мама.
Столько тепла, заботы и ласки мы получили от нее! Я до сей поры так и не могу понять до конца, где черпала силы эта мужественная и мудрая женщина, разом потерявшая всех своих детей. Ее чистый и светлый образ всегда будет окружен для меня ореолом святости…
Доброта, словно родник, обязательно пробивает дорогу к свету, сколько не громозди преград и завалов на ее многотрудном пути. Ее целительная сила столь велика, что даже в самое жестокое время способна преображать окружающий безумный мир, смягчать черные тона, а то и вовсе вытеснять их сочными яркими красками. Для детской души, открытой и ранимой, очень важно впитать в себя этот животворящий свет. Впитать, чтобы не ожесточиться, чтобы, со временем окрепнув, продолжить извечный бой Добра и Зла, когда на чаше весов дорога каждая частица любви, участия и понимания. Выстоять в этом бою – значит, не сломаться, а победить – все ровно, что допеть до конца не спетую твоими предшественниками песню…


Письмо из прошлого


Однажды Руслан, не помня точно адреса, по которому проживала прежде, до депортации, их семья, следуя какому-то внутреннему голосу, привел Зару в один уютный Владикавказский дворик.
Сестра видела, как светлело его лицо, когда он, много лет спустя, узнавал давно казалось бы позабытые приметы короткого беззаботного детства. Руслан стоял посреди этого двора, растерянный и счастливый одновременно, оглядываясь вокруг и улыбаясь, а Зара внимательно наблюдала за ним, и молчала, боясь вспугнуть это грустное мгновение встречи с потерянным детством.
Наконец, на молодых людей обратили внимание сидевшие на лавочке старушки и с любопытством поинтересовались, кого ищут они здесь. Когда Руслан и Зара сбивчиво объяснили им в чем дело, старожилы дома сразу вспомнили семью Саутиевых. Осетинки тетя Женя и тетя Тереза, не пряча слез, рассказали Руслану и Заре, как был арестован их отец, поведали о том, что происходило здесь 23 февраля 1944 года, в день выселения ингушского народа.
- Оказалось, - вспоминает Зара Солтабиевна, - что тетя Тереза бросила в кузов полуторки, где мы, маленькие дети, жались в испуге к нашей маме, свое теплое стеганое одеяло, которое помогло нам потом согреться. Что-то несли из своих квартир и другие соседи, которых грубо отгоняли от машины солдаты НКВД. Выяснилось, что много позже, узнав о возвращении ингушей на Родину, бывшие соседи долго пытались узнать что-то о нашей судьбе, искали нас, да так и не нашли…
Этот тихий дворик Руслан и Зара покидали в тот день счастливыми! Они шли по улице родного города Орджоникидзе, плача и радостно улыбаясь, как если бы после долгой разлуки судьба подарила им неожиданную встречу с родителями…
В 1962 году Зара Солтабиевна поступила в Грозненское педагогическое училище.
И сразу обрела надежных старших товарищей в лице его преподавателей, многие из которых прекрасно помнили ее отца и многим были обязаны ему.
- Ты, девочка, не смотри на нас такими удивленными глазами, - сказал ей директор училища И. Ибрагимов. – Для нас твой отец сделал немало доброго. И скажу тебе самое главное. Никогда не разделяя никого по национальностям, он безмерно любил свой ингушский народ и жил мечтой, чтобы у этого народа была светлой судьба и широкой дорога…
За годы учебы в Грозном Заре Солтабиевне довелось познакомиться со многими яркими представителями научной интеллигенции, и еще не раз она слышала теплые отзывы о своем отце – Солтаби Томарзиевиче Саутиеве.
Так он возвращался к ней через время и пространство, преодолеть которые способны только те из смертных, кто при жизни был щедр душой, добр к окружающим и праведен в своих помыслах и поступках.
Зара в 1961 году вышла замуж за молодого офицера Заурбека Кодзоева. Спустя несколько лет свое образование она продолжила уже в Красноярском педагогическом институте – военная служба позвала Заурбека в Норильск.
В 1972 году семья Кодзоевых вернулась во Владикавказ. Здесь, в средней школе №26, Зара Солтабиевна в течение двух десятков лет преподавала детям русский язык и литературу, следуя отцовской стезе. Педагогический талант, прекрасное знание предмета, чувство такта, добрый открытый нрав снискали ей любовь воспитанников и уважение коллег.
С этой школой связана еще одна знаковая встреча, прозвучавшая долгим реквиемом по страшной человеческой трагедии минувших лет. Как-то раз завуч школы Валентина Васильевна Македонова случайно увидела у Зары Солтабиевны старую семейную фотографию (сегодня она впервые публикуется в нашей газете) и на какое-то мгновение лишилась дара речи. Лишь спустя время, потрясенная женщина смогла объяснить, что узнала на пожелтевшем снимке свою подругу детства Азочку Саутиеву (на фотографии эта милая девушка обнимает за шею отца).
Из далекого Казахстана Аза написала подруге во Владикавказ детским, неустоявшимся почерком совсем недетское письмо.
«Милая Валечка! Это страшная жизнь.
Вокруг одни смерти. Недавно мы наткнулись на мерзлую картошку и это был праздник, потому что кушать нечего…»
Старенькая мама В.В. Македоновой – Мария Федоровна – позже рассказывала Заре Солтабиевне, как эта маленькая девочка, приходя к ним в дом после ареста отца, каждый раз успокаивала ее: «Тетя Мария, вы меня не бойтесь. Моего папу не арестовали – он непременно вернется…» Ведь ребенок не мог не замечать, что многие взрослые, раньше норовившие и по головке погладить, теперь шарахались от него, как от прокаженного. Животный страх поселил в душах людей кровавый 1937 год…

Мария Федоровна вспоминала, как Аза садилась за их семейный рояль и звонким, чистым голоском пела песню «Летчик набирает высоту», объясняя потом, что эту песню очень любит ее папа. Или с чувством декламировала строки из любимого стихотворения отца: «Сижу за решеткой в темнице сырой…»
…Аза погибла в первый год депортации. Чистого и безгрешного ангела, которому не нашлось места на земле, сошедшей с ума, приняли небеса. И то-ли слезы это были, то-ли капли первого весеннего дождя?

На разбеге времени


Что-то неладное происходит в умах и душах людей, если ни пример семьи, о которой было рассказано в этом очерке, ни сотни и тысячи других подобных примеров до сих пор не могут убедить кого-то, что ставить памятники Сталину – значит, глумиться над памятью миллионов безвинных жертв этого кровавого палача.
Предательство совести и справедливости, предательство человеческого достоинства, парад на не погребенных костях – ведут к истончению Божественной сути миропорядка.
А за этим – только новые катаклизмы, безжалостно уничтожающие природную соразмерность и гармонию.
Известно, что сон разума порождает чудовищ. Но не менее страшен кошмар беспамятства. Он выворачивает наизнанку мораль и зажигает ложное солнце, вслед за которым стройные колонны вновь пойдут на погибель…
Осенью 1992 года, спасаясь от вооруженного шабаша, семья Кодзоевых была вынуждена покинуть родной город Владикавказ и искать пристанища в соседней Ингушетии. Им, как и всем ингушам, изгнанным той осенью из Северной Осетии, на первых порах пришлось нелегко. Но эти люди не привыкли жаловаться на трудности. Благо, что они вышли живыми из той вакханалии беспредела.
В настоящее время Кодзоевы живут в Малгобеке. Зара Солтабиевна уже на заслуженном отдыхе, а вот ее супруг – Заурбек Алиханович – полковник в отставке, является помощником начальника Управления по гражданской обороне, пожарной безопасности, предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций Республики Ингушетия.
Все складывается удачно и у их детей. Старший сын Кодзоевых – Мурат – работает сегодня главным специалистом по мобилизационной работе малгобекской городской администрации. В свое время он, кстати, был секретарем одного из райкомов комсомола города Владикавказ. Измаил – младший сын Зары Солтабиевны и Заурбека Алихановича – несмотря на молодость, преуспел на юридическом поприще. Он заместитель прокурора Малгобекского района. Вышла замуж и воспитывает троих замечательных детей всеобщая любимица Зарета. За ее плечами – экономический факультет Горского сельскохозяйственного института.
Живет в Малгобеке и Атарбек Солтабиевич Саутиев. В прежние годы он трудился на различных должностях в Северной Осетии, в том числе был заместителем начальника РО «Сельхозтехника» Моздокского района. У него пятеро сыновей и четыре дочери. Все они тоже давно стали взрослыми и каждый нашел свою дорогу в жизни.
Дети и внуки Зары, Атарбека и безвременно ушедшего из жизни Руслана не забыли о своем славном предке Солтаби Томарзиевиче Саутиеве.
Не забыли и по праву гордятся им.
Сколько бы десятилетий не пронеслось над исстрадавшейся землей Ингушетии, она всегда будет помнить светлые имена своих сынов и дочерей, предано любивших ее до самого последнего вздоха. Только такая любовь могла сохранить на этой земле не потускневшие до сей поры представления о горском достоинстве и чести, которые служат надежным ориентиром для нового поколения, пришедшего на смену тем, кто когда-то, оказавшись в раcстрельных списках, на лагерных нарах и в ссылке, не успел довести до конца начатое великое дело.
На этом разбеге времени, устремленном в будущее, подвиг отцов продолжается в их сыновьях…

Ахмет ГАЗДИЕВ

Популярные сообщения из этого блога

ЯРКИЕ КРАСКИ БАЛКАРСКОЙ СВАДЬБЫ

НЕФТЯНОЙ МАЛГОБЕК: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

ЭТО НАШИ ГОРЫ!