понедельник, 29 июля 2013 г.

«ЛИЦО КАВКАЗСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ» НОМЕР ОДИН


(Из архива)

7 мая свой 90-летний юбилей встретил народный артист СССР, художественный руководитель театрального училища имени Щукина, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран Государственного академического театра им. Евг. Вахтангова Владимир Абрамович Этуш.
Его называют человеком-эпохой и легендой сцены. А с Ингушетией блистательного актера связывают два важных момента. В годы Великой Отечественной войны Владимир Абрамович принимал участие в героической Малгобекской оборонительной операции, ставшей началом отсчета последнего часа фашистской Германии. Уже в новейшей истории возрожденной Ингушетии имя Владимира Этуша оказалось тесно связанным с развитием в республике театрального искусства - в театральном училище им.Щукина, ректором которого он был на протяжении двух десятков лет, получили актерскую профессию ингушские студенты. Ученики Владимира Абрамовича по возвращению на родину создали театр-студию «Современник», ставшую прародительницей нынешнего Русского государственного музыкально-драматического театра Республики Ингушетия.

ДОСЬЕ:
Этуш, Владимир Абрамович.
Выдающийся советский и российский актер театра и кино, театральный педагог, профессор, народный артист РСФСР и СССР, лауреат Государственной премии.
Во время Великой Отечественной войны Владимир Этуш окончил Второй Московский педагогический институт иностранных языков (военно-переводческий факультет) и отправился на фронт офицером. Имеет боевые награды.
Еще в школе увлекался театром. После неудачной попытки поступить на режиссерское отделение, благодаря знакомству с Р.Н. Симоновым, стал вольнослушателем Театрального училища им. Щукина, которое окончил в 1945 г. и был принят в труппу Театра им. Вахтангова.
Владимир Этуш дебютировал в кино ролью в картине Михаила Ромма «Адмирал Ушаков». Среди фильмов, принесших ему всесоюзную известность, — комедии Леонида Гайдая «Кавказская пленница», «Двенадцать стульев», «Иван Васильевич меняет профессию».
В 1976 году Этуш стал профессором Щукинского училища, преподавать в котором начал сразу по его окончании в 1945-м. С 1987 — занял пост ректора.
В 2009 году Владимир Этуш занял еще одну почетную должность — директора Центрального дома актера имени А.А.Яблочкиной (ЦДА), который возглавлял до 2011 года.

Собственно, с юбилеями Владимира Абрамовича всегда происходила небольшая путаница. Родился он 6 мая 1922 года в Москве, но датой рождения в паспорте значится 6 мая 1923 года. Сам Этуш объясняет это так: «Тогда в некоторых семьях было принято записывать новорожденного мальчика годом позже. Дескать, придет время призыва в армию - крепче будет. Так поступили и со мной. И официально я существую с 23-го года.» Поэтому когда в прошлом году к Владимиру Абрамовичу пришли с юбилейными поздравлениями журналисты, он сообщил им, что все поздравления будет принимать через год.
И вот этот год прошел. Сегодня, поздравляя легендарного актера с 90-летним юбилеем, мы не можем не обратиться к его удивительной биографии, в которой было все – учеба в театральном училище, война, чудесное исцеление от тяжелейшего ранения, яркие роли в театре и кино, всесоюзная слава и неослабевающая долгие годы всенародная любовь…
Владимир Абрамович говорит, что о начале войны узнал одним из первых, хотя еще и не догадывался тогда об этом. 22 июня 1941 года рано утром молодой актер возвращался домой, когда мимо него на огромной скорости проскочила машина немецкого посольства. Позже он где-то прочитал, что это была машина посла Германии в Советском Союзе графа фон Шуленбурга, который спустя час после начала вторжения фашистских войск на территорию СССР, вручил Молотову меморандум об объявлении войны. Но в тот ранний рассветный час у Этуша, конечно, не возникло никаких плохих предчувствий. Он пришел домой и спокойно лег спать. И только в полдень его разбудила мама и сказала о страшной вести, переданной по радио. «Никогда больше, даже в самые отчаянные мгновения на фронте, мне не было так страшно. Мама стояла и в ужасе смотрела, как меня трясет мелкой дрожью. Белая рубашка ходуном ходила у меня на груди,» - вспоминает Владимир Этуш.
Всеобщая мобилизация, объявленная в стране, не коснулась Владимира Абрамовича и его однокашников - у них была бронь. Почти три месяца студенты театрального училища им. Щукина, где учился Этуш, рыли противотанковые рвы под Вязьмой. А когда враг подобрался совсем близко к Москве, их вывезли в столицу, где они снова продолжили учиться. Но очень скоро Владимир Этуш понял, что его место на фронте, там, где в эти минуты решается судьба Отечества. В конце сентября 1941 года в театре шел спектакль «Фельдмаршал Кутузов», в котором были задействованы студенты-первокурсники театрального училища. Выйдя на сцену, 19-летний Володя насчитал в зале всего 13 зрителей. И именно в этот миг он остро почувствовал, что слова Багратиона, обращенные к войску: «Отдайте жизнь, но Родины и чести не отдавайте никому!» - звучат в этом спектакле для него. На следующий день он записался в добровольцы.
- Мои военные заслуги не нужно преувеличивать, - говорил В.А.Этуш в однои из своих интервью. - Я был обыкновенным лейтенантом. Должность моя называлась ПНШ, то есть оперативный помощник. Служил в пехоте. И не просто прошел, как любят выражаться журналисты, дорогами войны, а протопал-прошагал от Аксая до Тбилиси, пройдя перевал по Кавказскому хребту. Оттуда дошел до Азова и в город Токмак, что под Запорожьем.
Чем дальше рубеж, отделяющий сегодняшний день от того времени, тем отчетливее и неизгладимее встает то, о чем забывать нельзя. Хотя я тогда был совсем молодым, война навсегда стала тем рубежом, который прочерчен в моей памяти, как, впрочем, в памяти каждого, кому довелось пережить эти годы. Любые произведения о Великой Отечественной являются для меня волнующим материалом. К большому сожалению, самому мне пришлось не так часто соприкасаться с образами людей, прошедшими войну.
После сражений на донской земле Владимир Этуш получил направление в 581 стрелковый полк 197 стрелковой дивизии, который покрыл себя неувядаемой славой в битве с врагом, ступившим на древнюю земля Кавказа. Этот полк сражался в горах Кабарды, принимал участие в освобождении Ростова-на-Дону, Украины… Многое пришлось перенести и пережить будущему прославленному актеру. На фронте он понял, сколь беспредельны возможности человеческого организма.
- Помню, когда переходили через горы недалеко от Эльбруса, наткнулись на туристическую базу, - вспоминал Владимир Абрамович, -  Я там прочитал в памятке для туристов, что лучше всего во время восхождения питаться шоколадом. А у нас была только гречневая крупа. Мы приготовили из нее в дорогу лепешки, но моя порция оказалась в сумке однополчанина Фишмана. То ли он отстал, то ли я, но лепешки я даже не попробовал. Зато понял: перевал можно преодолеть не только без шоколада, но даже на совершенно голодный желудок. А вот другой случай. Когда брали Азов, все наступали и наступали, обоз с едой отстал, а у нас была только пшенная крупа. Ее-то мы целый месяц и ели. Утром поедим супчик из пшенки и выпьем чаю (читай — воду), в обед пшенную кашку, на ужин то же меню… До сих пор пшенку ненавижу.
Мы все время недосыпали. Помню, идем как-то ночью по узкому карнизу скалы… Дождь, на мне румынская плащ-палатка, которая от воды и мороза окончательно задубела. Стараюсь не заснуть, внимательно смотрю на маячащую впереди спину. И все равно отключился. А очнулся лишь оттого, что спина впереди исчезла… Колонна свернула в сторону, а я, полусонный, продолжал идти в прежнем направлении. Не проснись я в ту секунду, упал бы в пропасть…

Малгобекская оборонительная операция, в которой наряду с другими военными подразделениями участвовал и 581-й полк, навсегда осталась в памяти Владимира Абрамовича Этуша.  3 января нынешнего года исполнилось 70 лет со дня ее победоносного завершения. Малгобекские высоты до сей поры хранят следы раскаленного металла, обрушившегося на них в период Великой Отечественной войны, и оборонительных укреплений, возведенных вгрызавшимися в родную землю горожанами, которые поклялись не сдать юный город нефтяников на поругание врагу…
На этих высотах, ставших неприступными для доселе победоносной гитлеровской армии, торжественно и скорбно звучит застывший в камне многочисленных памятников неумолчный реквием по десяткам тысяч погибших красноармейцев…
- Ни один огненный час, проведенный под Малгобеком, не изгладился в моей памяти, - говорит В.А.Этуш, активно поддержавший в 2007 году народную инициативу о присвоении ингушскому городу нефтяников почетного звания Российской Федерации «Город Воинской славы».
Мэтр советского и российского театра и кино писал президенту России Владимиру Путину: «Годы моей юности совпали с началом Великой Отечественной войны и, как тысячи моих сверстников, я добровольцем ушел на фронт, оставив учебу в Щукинском училище.
В тяжелом для всей страны 1942 году в составе 581-го стрелкового полка 197-й стрелковой дивизии мне довелось участвовать в оборонительной операции под Малгобеком,  где шли ожесточённые бои за каждый клочок земли. Фашистскими захватчиками  на кавказском направлении были сконцентрированы отборные части своей армии, в числе которых была элитная дивизия СС «Викинг». Однако в боях за Малгобек фашисты потерпели сокрушительное поражение.
И  вполне справедливо в Большой советской энциклопедии 1954 года давалась такая оценка этого сражения: « …в ходе Малгобекской оборонительной операции войска Закавказского фронта активной и упорной борьбой не только сорвали захватнические планы врага на Кавказе, но и не позволили ему осуществить переброску сил с Кавказа под Сталинград, что являлось одним из условий  для последующего полного разгрома немецко-фашистских войск в Сталинградской битве».
Образцы героизма и мужества проявляли не только солдаты и офицеры. Вместе с военными тысячи ополченцев - жителей Ингушетии защищали родную землю. Десятки  тысяч людей работали на сооружении оборонительных укреплений, которые дали возможность нашим войскам закрепиться на важном стратегическом плацдарме и стали непреодолимым препятствием на пути фашистов.
Поэтому искренне поддерживаю ходатайства органов государственной власти, обращения общественности и ветеранов Великой Отечественной войны Республики Ингушетия о присвоения г. Малгобеку почетного звания «Города воинской славы».Считаю, что это будет заслуженной данью памяти перед защитниками Малгобека, покрывшими себя неувядаемой славой и заложившими прочную основу для победы над фашисткой Германией в Великой Отечественной войне.»
8 октября 2007 года президент России Владимир Путин подписал Указ о присвоении городу Малгобеку почетного звания Российской Федерации «Город воинской славы». Спустя долгие годы, наконец, по достоинству были оценены мужество, стойкость и массовый героизм защитников города, ставшего в суровую годину войны Кавказским Сталинградом.
Боевой путь Владимира Абрамовича Этуша отмечен орденом Красной Звезды и медалями. В 1944 году в Запорожье он был тяжело ранен и, получив вторую группу инвалидности, больше не смог продолжать сражаться с врагом. Он вернулся в Москву, завершил учебу в театральном училище и сразу же был приглашен преподавать в нем. В 1945 году В.А.Этуш начал работать в московском театре им. Евг. Вахтангова. В этом театре он верно служит более полувека.
За долгие годы яркой творческой биографии Владимира Абрамовича советская и российская театральная и кинокритика, проявляли к нему неослабное внимание. Поэтому сегодня хорошо известно, что в театре Вахтангова свой творческий путь Этуш начал с характерных, комедийных эпизодов. Причем возрастных. Первой заметной ролью актера стал слуга Лаунс в комедии Шекспира "Два веронца". Дуэт излюбленных Шекспиром слуг-простаков был построен на импровизации и требовал от артистов полной свободы, находчивости, стремительных реакций и огромного обаяния. Все это в полной мере присутствовало у артиста, и эта роль до сих пор - одна из самых любимых.
Казалось амплуа комика-импровизатора - уже в кармане. Но вот на сцене появился совсем иной Этуш. Было это в 1965 году в спектакле "Западня" по роману Золя. Этуш играл своего героя Купо с подлинным, глубоким драматизмом. После этого спектакля стало ясно, что родился по-настоящему большой и разноплановый артист.
И все же в его репертуаре комедии преобладали всегда. Был в его творческой биографии знаменитый чванливый, тщеславный, упрямый и, в то же время, по-детски доверчивый Журден в "Мещанине во дворянстве" Ж.Б. Мольера. А в комедии Эдуардо де Филиппо "Великая магия" Этуш выходил на сцену в образе иллюзиониста Отто Марвульо. Его персонаж жил в двух состояниях - реальном и выдуманном. Порой они пересекались, уступая место друг другу: грустная реалия с нищетой, алкоголичкой-женой и мир иллюзий, в котором Отто Марвулья - чародей, волшебник и маг, которому нет равных. Этуш удивительно поэтично раскрывал эти тайные минуты в жизни своего героя.
В кино Владимир Этуш начал сниматься, когда ему уже исполнилось 30 лет. Его дебютом стала роль Сеида-Али в исторической картине "Адмирал Ушаков" (1953). В последующие 13 лет он снимался достаточно редко. Среди ролей тех лет: Мартини ("Овод"), Мамедов ("Время летних отпусков"), Калоев ("Председатель").
Настоящую любовь зрителей принесла Этушу комедия Леонида Гайдая "Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика", которая вышла в 1966 году. В этой картине он очень убедительно сыграл роль кавказца товарища Саахова. Владимир Абрамович признается, что в этом ему помогла фронтовая юность на Кавказе: "Я как губка впитывал этот говор, акцент, так что в "Кавказской пленнице" мне было легко играть". Леонид Гайдай, увлеченный актером, практически его не трогал, позволял много импровизировать. В результате и родились нетленные: "шляпу сними", "садись пока", "горячий, совсэм бэлый". А его "спортсменка, комсомолка..."! Все эти фразы мгновенно стали крылатыми.
"После выхода картины на экраны, - вспоминает В.А.Этуш, - знакомые предупреждали меня, чтобы был осторожен - мол, кавказцы и побить могут. А получилось совсем наоборот. Как-то пришел на базар, так меня там чуть ли не на руках стали носить. Со всех сторон окружили, стали наперебой угощать. То есть приняли как родного. Хотя, как я понял, азербайджанцы считали, что Саахов - это армянин, армяне считали, что он азербайджанец, грузины тоже принимали явно не за своего… И всем было приятно. Особенно мне".
Так фронтовик и блистательный актер Владимир Абрамович Этуш стал «лицом кавказской национальности» номер один. Всенародный любимец, на Кавказе и в Закавказье он с тех пор - национальный герой. Но все же в ингушском городе Малгобеке к прославленному актеру питают особые чувства. Каждый горожанин, как, впрочем, и каждый житель Ингушетии, знает, что его юность была опалена войной на этой священной земле, которую защищали в годы войны представители разных народов Советского Союза. Малгобек помнит и свято чтит своих защитников - имя Этуша носит одна из улиц этого города.
С давних пор День Победы и свой день рождения Владимир Абрамович празднует в один день. Так что праздничный салют защитникам Малгобека 9 Мая прогремит здесь в его честь по двойному поводу. С днем рождения Вас, Мастер! С праздником Великой Победы!

Ахмет ГАЗДИЕВ

ПО ЗАКОНАМ ГОРСКОЙ ЧЕСТИ




Будь горд, 
Потомок вольного народа, 
И головы в печали не склоняй! 
В тебе живет высокая свобода 
Земли, чье имя вечно - 
Карачай!
 



Эти строки из стихотворения «Камень и Дерево», принадлежащие перу замечательного карачаевского поэта Билала Лайпанова, обращены к  народу, сумевшему в тяжелейших испытаниях, выпавших на его долю, сохранить дух предков и преданность родной земле, чей покой стерегут священный камень Карчи и Древо Неба.
Земля Карачая, овеянная легендами седой старины, в которых императивом звучат жизнелюбие и высокая жертвенность, рождала великих сыновей – стойких и бесстрашных, искренних и бескорыстных, готовых пожертвовать собой во имя своих идеалов и во имя собственного народа. Одним из таких славных сынов Карачая стал выдающийся государственный, политический и общественный деятель Карачаево-Черкесии Магомет Шаухалович Чотчаев. Вся его жизнь – яркий образец беззаветного служения народу и верности священной земле родного края.



Легенды донесли до наших времен историю о том, что когда-то в стародавние времена не знавший страха красавец-джигит Чотча переселился в Большой Карачай из Балкарии и основал здесь род Чотчаевых. Его братья, оставшиеся в Балкарии, стали родоначальниками фамилий Боттаевых, Геккиевых и Аттоевых. Много воды утекло с той поры в стремительных горных реках Карачая и Балкарии, но потомки тех отважных джигитов и поныне сохраняют родственные связи. И живет в их сознании понимание того, что настоящий мужчина, настоящий горец должен всегда быть готовым к поступку. Поступку с большой буквы.
Но тщетно пытаться отыскать главный поступок в биографии Магомета Шаухаловича Чотчаева. Чем больше мы узнаем об этом неординарном человеке, тем явственней слышим ту высокую ноту, на которой он прожил каждый отпущенный ему Всевышним день. И предстает перед нами цельная натура, ежечасно вершившая свой духовный, нравственный и гражданский подвиг. Подлинным гимном этому человеческому подвигу стала книга «Достоин чести», повествующая о жизни и деятельности М.Ш.Чотчаева. Книга родилась благодаря усилиям замечательных людей. Над ней работали Балуа Джазаев - заслуженный журналист Карачаево-Черкесии, член Союза писателей и Союза журналистов России, Абук-Алий Чотчаев – президент рода Чотчаевых и Марина Чотчаева – доктор филологических наук, профессор Карачаево-Черкесского госуниверситета им.У.Д.Алиева. Авторы постарались наиболее полно осветить личность своего героя. Книга снабжена богатым фотоматериалом, и наряду с архивными документами в нее вошли также воспоминания людей, близко знавших Магомета Шаухаловича. Таким образом оказались охвачены все этапы яркой жизни этого поистине незаурядного человека. Обращенная прежде всего к молодому поколению, книга «Достоин чести» в то же самое время показывает трагическую судьбу карачаевского народа, оболганного сталинщиной, подвергнутого бесчеловечным репрессиям, прошедшего все круги ада, но не сломленного и вернувшегося через 14 лет депортации на землю своего Отечества. Память об этом должна сохраняться будущими поколениями. Она должна жить в наших сердцах.



Выход в свет книги «Достоин чести» стал заметным событием в общественной жизни Карачаево-Черкесии. А приезд на ее презентацию, проходившую при участии Карачаево-Черкесского государственного университета им. У.Д.Алиева и регионального общественного фонда «Чотча», делегаций из Республики Ингушетия и Кабардино-Балкарии придал этому событию межрегиональный статус. Последнее обстоятельство особо подчеркнул в своем выступлении на мероприятии ректор университета, доктор психологических наук, профессор Бурхан Тамбиев.
Как отмечалось на мероприятии, в жизни Магомета Шаухаловича Чотчаева оставили заметный след все значимые события, происходившие в нашей стране в прошлом веке. Присущие его характеру черты ярко высветила Великая Отечественная война. Уйдя добровольцем на фронт в июне 1941 года, майор Чотчаев становится комиссаром сначала кавалерийского полка, а затем и дивизии.  В это время происходит его знакомство с Магомедом Хасановичем Албогачиевым из Ингушетии. Двух горцев – карачаевца и ингуша – спаяли крепкие узы фронтовой дружбы. Они были ранены в одном бою. Случилось это под Ростовом, у деревни Анастасиевка. Раненый карачаевец Магомед Чотчаев под минометным обстрелом вынес с поля боя раненого ингуша Магомеда Албогачиева. Так они стали братьями по крови и через всю жизнь пронесли верность этому братству.
Уже после войны, в 1957 году, когда Магомет Чотчаев одним из первых вернулся на Родину, чтобы подготовить организованное возвращение карачаевцев к родным очагам, Магомед Албогачиев, еще пребывавший в депортации, написал своему другу письмо с просьбой о помощи. Но помощь он просил не для себя, а для соседей-карачаевцев, которые были лишены возможности самостоятельно вернуться домой. Этот пример истинного благородства высоко оценили все участники мероприятия.



Когда Абук-Алий Чотчаев, один из авторов книги «Достоин чести», обнаружил это письмо в архиве М.Ш.Чотчаева, он решил выяснить дальнейшую судьбу Магомеда Албогачиева и связался с тогдашним главным редактором общенациональной газеты Республики Ингушетия «Сердало» Хусейном Шадиевым. Найти родственников фронтового друга Магомета Чотчаева в Ингушетии оказалось делом простым. Магомеда Албогачиева и сегодня многие помнят в Малгобеке, нынешнем городе Воинской славы, где он жил и работал последние годы своей жизни. 30 мая 2008 года родственники Магомеда Албогачиева и Хусейн Шадиев приехали в Карачаевск для участия в торжественной церемонии открытия мемориальной доски Магомету Чотчаеву.
Решение об издании книги, посвященной жизни и деятельности человека, оставившего неизгладимый след в истории карачаевского народа и в истории Карачаево-Черкесии, было принято на фамильном сборе рода Чотчаевых. Он прошел 2 августа 2008 года в Учкулане, ауле, где когда-то располагался родовой квартал этой известной карачаевской фамилии. Всю подготовительную и организационную работу Чотчаевы поручили тогда своему главе – Абук-Алию Джамшуевичу Чотчаеву. И надо сказать, что этот замечательный человек прекрасно справился с возложенной на него задачей.
На презентацию книги «Достоин чести» в Карачаевск приехала ингушская делегация, в составе которой была родная племянница Магомеда Албогачиева Фатима Ахметовна Албогачиева. Редакцию общенациональной газеты Республики Ингушетия «Сердало» представлял автор этих строк.
Ф.Албогачиева, выпускница Грозненского нефтяного института, долгие годы трудилась в нефтяной промышленности Чечено-Ингушетии, в партийных органах. Уже в период образования Республики Ингушетия была заместителем главы администрации Малгобекского района. В книге, кстати, нашли место ее стихи, посвященные Магомеду Чотчаеву, и фронтовой дружбе, связавшей этого человека и ее дядю. В знак уважения и благодарности карачаевскому брату Магомеда Албогачиева она возложила цветы к мемориальной доске М.Ш.Чотчаева, установленной на главной площади Карачаевска в галерее «Знатные люди Карачая». Во время церемонии возложения цветов был прочитан «дуа» в память о Магомете Чотчаеве, а также по жертвам репрессий карачаевского народа.




Затем мы отправились в Карачаево-Черкесский государственный университет, актовый зал которого к нашему приезду был уже переполненен. Здесь собрались видные ученые, общественные деятели, студенты, школьники, деятели культуры и искусства, жители Карачаевска, старейшины рода Чотчаевых, представители различных властных структур. Присутствовала в зале и делегация Кабардино-Балкарской Республики во главе с главным редактором балкарского радиовещания Мухтаром Боттаевым.



Ингушскую делегацию ждал здесь теплый братский прием.
И вот на сцену вышел ансамбль народного танца КЧГУ «Шохлук». Национальный танец-приветствие в исполнении этого талантливого коллектива, состоящего из совсем еще юных девушек и парней, студентов университета, задал тон всему последующему ходу мероприятия. Оно вылилось в неравнодушный разговор людей, душой болеющих за сохранение для будущих поколений лучших нравственных качеств и богатейшего культурного наследия карачаевского народа. Здесь шла речь об истинном гуманизме, о внутренней потребности лучших сынов Карачая служить своей Родине, служить беззаветно и преданно.
Магомет Шаухалович Чотчаев всегда активно отстаивал интересы своего народа, несмотря на то, что такая позиция могла стоить ему в те времена не только свободы, но и жизни. Ингуши помнят, как в 30-е годы прошлого столетия сталинщиной была уничтожена вся ингушская политическая элита. Такая же угроза была реальной для всех национальных лидеров тоталитарного государства.
В 23 года М.Чотчаев поступил в Северокавказский коммунистический университет в Ростове, а затем окончил и Московский университет трудящихся Востока. После учебы он вернулся в родной Карачай и работал инструктором Учкуланского райкома партии.  В 1937 году 29-летний Магомет Чотчаев стал депутатом Верховного Совета СССР первого созыва, а год спустя возглавил Карачаевский облисполком. В этот период он многое успел сделать. К слову сказать, именно тогда при его непосредственном участии в Микоян-Шахаре был создан педагогический институт – предтеча нынешнего Карачаево-Черкесского госуниверситета, одного из ведущих научных центров Кавказа.
В последующие годы Магомет Шаухалович трудился инструктором Ставропольского крайкома партии, секретарем Зеленчукского райкома ВКП(б).
В послевоенные годы М.Ш.Чотчаев вновь оказался на острие атаки. В 1957 году он возглавил движение по организации возвращения из депортации собственного народа. Жесткая и принципиальная позиция стоила впоследствии Чотчаеву его должностей. Но он, ни минуты не усомнившись в своей правоте, последовательно отстаивал интересы своего многострадального народа. К тому времени на его счету были сотни спасенных жизней.
В эксклюзивном интервью «Сердало» Абук-Алий Чотчаев рассказал о том, как Магомет Шаухалович, которого не смогли депортировать вместе с его народом из-за депутатской неприкосновенности, некоторое время работал инструктором Черкесского обкома партии. В этот период он спас от неминуемой гибели десятки фронтовиков-карачаевцев, возвращавшихся с фронта в отпуск или демобилизованных из армии. Ничего не подозревавшие о расправе над их народом люди зачастую становились жертвами НКВД, сотрудники которого уничтожали их, выдавая за скрывавшихся в горах бандитов. Уже присоединившись к своему народу, изгнанному из родных мест, М.Ш.Чотчаев сумел организовать в Джамбуле и Таласе надомный труд около 4000 человек, среди которых были так называемые «враги народа» разных национальностей. Люди стали получать хлебные карточки, что спасло их семьи от голодной смерти в самые трудные первые годы депортации.
На презентации книги «Достоин чести» выступили доктор исторических наук, профессор Зарема Чотчаева, кандидат исторических наук Ибрагим Шаманов, кандидат исторических наук Рашид Хатуев, кандидат филологических наук , доцент, зав. кафедрой литературы КЧГУ Мариза Чотчаева, доктор филологических наук Марина Чотчаева, журналисты Балуа Джазаев и Мухтар Боттаев, дочь Магомета Чотчаева Фатима Лепшокова, депутат парламента КЧР Ахмат Чотчаев, люди, знавшие его лично, - Сосланбек Джанибеков, Азрет-Алий Кечеруков, Юсуф Борлаков и многие другие. Студенты госуниверситета декламировали со сцены стихи Фатимы Албогачиевой. А ее собственное выступление на мероприятии было встречено собравшимися с заметным оживлением. Фатима Ахметовна также вручила подарки от администрации города Малгобека и руководства ОАО «РН «Ингушнефть» президенту рода Чотчаевых.
Благие дела навсегда остаются в памяти людей. И потому сегодня Магомета Шаухаловича Чотчаева хорошо помнят не только в Карачаево-Черкессии, где его именем названы улицы, а в музеях развернуты посвященные его жизни и деятельности экспозиции. Этого мужественного человека, прожившего жизнь для своего народа, помнят в Ингушетии, в Кабардино-Балкарии. Магомет Чотчаев может служить примером для каждого, кто любит кавказскую землю и хочет сделать ее счастливой…

В рамках нашего визита в Карачаевск у нас было время поближе познакомиться с этим неповторимым городом, надежно укрытым возвышающимися над ним горами, узнать живущих в нем искренних и гостеприимных людей. Два дня, проведенные в Карачаевске, подарили нам новых друзей и массу самых приятных впечатлений.







У карачаевского и ингушского народов много общего. Нам вместе пришлось пройти через жернова сталинских репрессий, познать горечь потерь и радость обретений. И сколько бы времени не прошло, наша духовная связь не прервется. Мы будем верны вековому братству и братству двух Магомедов – карачаевца и ингуша, - которые своей жизнью и своими поступками продемонстрировали каждому из нас, что такое горская честь и как свято нужно следовать ее законам.

Ахмет ГАЗДИЕВ,
член Союза журналистов России, заслуженный работник культуры Республики Ингушетия

Общенациональная газета Республики Ингушетия "Сердало", № 73-74 (11008-009), 6 июня 2013 г.

ЭТО НАШИ ГОРЫ!



Джейрахский район - визитная карточка Ингушетии, способная поразить воображение любого путешественника. Во все времена было так – однажды оказавшись в здешних местах, человек навсегда сохранял в своем сердце яркие образы этого уникального уголка мироздания, чтобы потом запечатлеть дыхание древнего ингушского Отечества в поэтических строках, в живописных полотнах, в дневниках и в памятных фотоальбомах.
Горная Ингушетия  вместила в себя альпийские луга, источающие неповторимый аромат разнотравья, целебные сосновые рощи, густые широколиственные леса, покрытый вечными снегами величественный Главный Кавказский хребет, потрясающие по своей красоте ущелья, котловины и звенящие свежестью и прохладой водопады. Не меньшим украшением этих мест являются горцы-ингуши, верные традициям гостеприимства и законам чести своих далеких предков, люди с чистыми и благородными сердцами.


ЖЕМЧУЖИНА КАВКАЗА

Говорят, что ещё в конце XIX века состоятельные представители российской художественной интеллигенции по достоинству оценили курортную привлекательность этих мест. Они приезжали сюда из Москвы и Санкт-Петербурга на все лето, снимая дачи в долине Армхи. Проведенные уже в наше время научные исследования показали, что умеренно теплый сухой климат горной Ингушетии гораздо лучше климата знаменитого швейцарского Давоса. В среднем за год здесь выпадает 140 солнечных дней (в Давосе - 97), количество осадков - 570 мм. (в Давосе - 632 мм.).  Поэтому, наверное, совсем не случайно в 20-х годах прошлого столетия в этих местах был построен курорт «Солнечная долина Армхи», быстро получивший всесоюзную известность.
После воссоздания Республики Ингушетия курорт был восстановлен. Сегодня лечебно-оздоровительный комплекс «Армхи» является одним  из самых крупных горных курортов России. Расположенный на высоте 1200 метров над уровнем моря, он окружен вековым сосновым лесом и словно парит над ним. Из окон комфортабельных номеров комплекса можно бесконечно долго наблюдать прекрасные виды горной Ингушетии, первозданная красота которых просто захватывает дух. Взору открываются и некоторые из многочисленных древних памятников истории и архитектуры ингушского народа – боевые и жилые башни, склепы и святилища. Они составляют бесценное достояние Джейрахско-Ассиновского государственного музея-заповедника, в котором сосредоточено огромное количество уникальных памятников культурного наследия человечества. 



Досье:
Джейрахский муниципальный район - административный и муниципальный район в южной части Ингушетии. Административный центр - село Джейрах.
Джейрахский район находится в горной Ингушетии и занимает центральную часть Главного Кавказского хребта и является одним из самых живописных мест Кавказа. От течения Терека на западе до истока реки Гул на востоке тянется цепь высоких гор с зелеными долинами у подножия, которое вдоль и поперек прорезают чистейшие горные ручьи. На севере район граничит с Сунженским районом Ингушетии, на северо-западе - с Северной Осетией, на юге - с Грузией, на востоке - с Чеченской Республикой. Площадь района - 62,814 тыс. га. Главные реки - Асса и Армхи. На территории района находится около двухсот памятников архитектуры и сотни открытых памятников истории и археологии.
Район образован в октябре 1993 года Указом президента Республики Ингушетия. В 2009 году Джейрахский район получил статус муниципального района. Тогда же в его составе было образовано пять муниципальных образований со статусом сельского поселения: Джейрах, Гули, Ольгетти, Ляжги, Бейни. Население района составляет 3073 человек (на 1 января 2011 года).

ЖИВОЕ ДЫХАНИЕ ИСТОРИИ

Такое близкое соседство с седой стариной, когда протяни руку - и каждый камень расскажет тебе об ушедших столетиях, делает Джейрахский район притягательным местом для историков, лингвистов, этнографов и археологов. Неисчерпаемым кладом познаний о прошлом служат и рассказы местных старожилов. Они помнят истории, услышанные ими когда-то от бабушек и дедушек, которые могут пролить свет на многие позабытые события. Благодаря им до наших дней дожили удивительные легенды и сказания, а также древние знания наших предков, сохранилась народная память.
Вот уже три года в Джейрахском районе работает экспедиция Ингушского НИИ гуманитарных исследований им. Чаха Ахриева. Начальником экспедиции все это время является Борис Харсиев, кандидат философских наук, заведующий отделом этнологии ИнгНИИ. Он не раз приглашал в экспедицию и меня, но только сейчас мне удалось присоединиться к ученым и провести с ними в горах прошедшие выходные. Поездка в горы оказалась для меня очень интересной, познавательной и насыщенной.
- Цель нашей экспедиции – сбор полевого материала, - рассказывает Борис Харсиев. – Мы возродили традиции научно-исследовательского института 30-х годов. В этом году в нашу группу входили этнограф Зейнеп Дзарахова, ученый секретарь института Лемка Акиева, а также лингвист из Ингушского госуниверситета Мадина Мальсагова. Каждый работал по направлениям своих научных интересов, благо, что Джейрахский район представляет в этом плане широкое поле для деятельности. В частности, мои коллеги провели немало встреч и опросов со стариками, жителями горных сел, объехав за неделю практически все села Джейрахского района, изучали фольклор и народные промыслы, интересовались народной медициной и знакомились с местными травниками, владеющими секретами целительства. Меня интересовали вопросы этнологии – расселение ингушей на период фиксации их здесь исследователями XIX-XX веков и современная томография, башенная, материальная культура народа. Нами были выявлены многие неточности, допущенные в прошлом, и наша задача – попытаться устранить их. Собранный нами материал будет обрабатываться и ляжет в основу новых исследований.
Пробыв в горах вместе с нашими учеными два дня, я подумал, как много еще замечательных открытий ждет их здесь. Новые направления для исследований возникают порой совсем неожиданно. В один из вечеров к нам в ЛОК «Армхи» приехал житель Джейраха, известный ингушский поэт, автор государственного гимна Ингушетии Рамзан Цуров. Я знаком с Рамзаном не так уж давно, но за это время успел оценить и его прекрасные человеческие качества, и глубокие познания в истории, основанные на любви и преданности родным местам. Мы сидели в беседке перед ЛОКом, общались и слушали интересные рассказы Рамзана, изобилующие яркими фактами. Один из таких фактов запомнился мне особо. Оказывается, в старину ингуши в качестве обезболивающего средства часто использовали… музыку. Это была игра на ингушской скрипке. Такой метод обезболивания практиковался в ту пору так же у чеченцев и у народов Дагестана. 

ХРАНИТЕЛЬ ДУХА УШЕДШЕЙ ЭПОХИ

В день моего приезда в Джейрахский район погода, казалось бы, не располагала к долгим путешествиям под открытым небом - горы облачились в тучи и пошел дождь. Тем не менее, ученые продолжали работать, а меня ждало приятное знакомство с местным жителем Асланом Ахриевым, который предложил нам отправиться с ним. 

Этот молодой парень – директор дома-музея революционера, члена Терского Совнаркома, соратника С.М.Кирова и Серго Орджоникидзе, героя гражданской войны Гапура Ахриева. Музей расположен в древнем ауле Фуртоуг и сюда приезжают все, кто оказывается в Джейрахском районе. Незадолго до нас здесь побывали, к примеру, гости из Китая, не скрывавшие своего восхищения экспозицией горного храма народной памяти и оставившие благодарственные строки в книге записей.
Род Ахриевых жил в Фуртоуге на протяжении многих веков и подарил миру немало прославленных имен. Еще в конце XVIII века известность родовому гнезду принес Дуго Ахриев, строительных дел мастер, слава о котором простиралась далеко за пределами горной Ингушетии. Он возводил башни, строил могильники и мог посоперничать в мастерстве с лучшими строителями той поры. Фуртоуг помнит имена революционера-народника, члена организации "Земля и воля" Ассадулы Ахриева, юриста-революционера Мухтара Ахриева. Здесь родился и первый ингушский этнограф, превосходный знаток  быта и культуры ингушей Чах Ахриев, а в начале ХХ века в Фуртоуге появился на свет будущий талантливый художник Хаджи-Бекир Ахриев. В своей работе, посвященной его творчеству, историк Хасолт Акиев отмечал, что нельзя не быть художником, живя в этих местах, овеянных легендами. Здесь, на месте Дарьяльской крепости, предки ингушей отбивали атаки римских, арабских и монгольских полководцев. Здесь испытывали силу своего оружия кочевники Предкавказья: киммерийцы, скифы и сарматы.
В предисловии к ингушским сказаниям, опубликованным в 1968 году, профессор, лауреат Ленинской премии Е. И. Крупнов писал: "Вниманию читателей предлагается четыре ингушских сказания, записанных мною 35 лет назад в аулах Салги, Шуане, Эгикале. Записаны они в переводе постоянного участника указанных экспедиций художника Хаджи-Бекира Ахриева.
Публикацией нескольких ингушских сказаний я бы хотел отдать дань глубокого уважения к памяти безвременно погибшего в 30-е годы оригинального ингушского художника и замечательного человека Хаджи-Бекира Ахриева, которому я обязан своим ранним и непосредственным знакомством с прекрасной природой Ингушетии и с образцами устного народного творчества ее народа»…
Мы поднимались в Фуртоуг по серпантину горной дороги на машине Аслана, любуясь окружающими нас красками дикой природы. Древний аул предстал перед нами во всей своей неповторимой красе сразу за ореховой рощей, раскинутой на склоне горы. И совсем скоро, переступив порог музея, мы окунулись в прошлое, которым дышали собранные здесь предметы старины – мебель красного дерева, письменные принадлежности на небольшом рабочем столе, печатные издания вековой давности, чудом сохранившиеся старинные ковры, настоящий очаг, на котором горцы готовили пищу, кухонная утварь, французские часы на стене. Все это дополняли старые фотографии и документы, размещенные на стендах музея.








- Я стал директором этого дома-музея в 2005 году, после смерти отца, - рассказывает Аслан Ахриев. – Мой отец Ахмед Ахриев с 1973 года работал в краеведческом музее Чечено-Ингушетии. А этот музей был создан им при поддержке однофамильцев и с помощью Тугана Мальсагова, чье имя сейчас носит Ингушский государственный музей краеведения. Открытию музея предшествовала большая работа - предстояло отреставрировать полуразрушенное здание, собрать утраченные материалы и документы. Отец всю душу вложил в это начинание, и когда его не стало, я посчитал своим долгом сохранить и продолжить дело его жизни.
Музей открылся 15 мая 1981 года. Мне тогда было всего три месяца. Рассказывают, что в этот день здесь пошел небывалый снегопад – снежный покров достиг сорока сантиметров. С тех пор такого снега в мае у нас не было. Хотя непогода часто преподносит сюрпризы. Недавно сильный ветер унес крышу нашего дома-музея. Пришлось мне спасать экспонаты и делать новую кровлю.
Отец много времени и сил потратил на сбор экспонатов, которые хранятся здесь сегодня. Для него было очень важно передать дух ушедшей эпохи, и в этом стремлении ему удалось создать уникальную экспозицию, в которой представлены подлинные предметы ингушского быта вековой давности.
В конце 50-х годов прошлого века, когда ингуши получили, наконец, возможность вернуться из депортации в родные места, в этом доме, а точнее в двух его уцелевших комнатах, поселился Рашид Ахриев – сын художника Хаджи-Бекира Ахриева. Здесь у него родились сын и дочь. Позже он перебрался в Джейрах, где и мы сейчас живем.
В планах у Аслана Ахриева восстановить когда-нибудь жилую башню, к которой примыкает нынешний дом-музей, и создать там музей Чаха Ахриева - когда-то эта башня служила жильем для известного этнографа. Однако в настоящее время эта задача невыполнима. Собственно, и существующий музей Аслану приходится сейчас содержать за счет собственных средств. Если экспозиция музея стоит на балансе Ингушского государственного музея краеведения  им. Т.Мальсагова, то его здание до сих пор находится как бы бесхозным. Как объяснили Аслану, для открытия полноценного финансирования необходимо постановление правительства республики, официально подтверждающее статус фуртоугского музея как филиала ИГМКа. Пока такой документ не принят.
Между тем, это историческое место привлекает к себе широкое внимание. Только в нынешнем году  фуртоугский музей посетили не только представители различных регионов России, но и гости из Турции, Испании, США и других стран. И никто из них не остался равнодушным, соприкоснувшись с богатейшей ингушской историей.
В Джейрахском районе недавно появился еще один музей, в котором мы тоже побывали. Но рассказ о нем я отложу на следующий раз ввиду ограниченности газетной площади.

ВОДОПАД, ВОСХИТИВШИЙ МЕНДЕЛЕЕВА

Когда наше интервью с Асланом Ахриевым близилось к завершению, зазвонил мой телефон. Звонил Борис Харсиев. Оказалось, что он уже ждал меня на Фуртоугском водопаде: «Скажи Аслану, пусть он укажет тебе дорогу сюда. Это надо увидеть».
Аслан, узнав, в чем дело, ответил коротко: «Сейчас поедем туда».
Дорога к водопаду заняла совсем немного времени, но, пожалуй, включила в себя все прелести экстремального вождения. Порой мне казалось, что дальше ехать уж точно невозможно, но Аслан продолжал уверенно вести свою «Ниву», без труда преодолевая высокие подъемы. Остановились мы только тогда, когда выехали из-за последней скалы и увидели с возвышенности сам водопад и расстилающуюся под ним каменную ложбину, окруженную с трех сторон отвесными скалами. Зрелище, надо сказать, фантастическое.



Водопад, образованный полноводным горным ручьем Галгай-чоч, рассыпая мириады бриллиантовых брызг, стремительно низвергается вниз с высоты 12-ти метров, наполняя огромные каменные створки скал рокотом воды. И чем ближе подходишь к водопаду, тем живописней предстает картина, тем больше захватывает дух красота этого природного памятника. Вблизи становится различимой наброшенная на скалы с правой стороны от водопада вуаль из тонких нитей воды, струящаяся вниз звонким живым серебром…
Все это не может не завораживать. Так и я, впервые увидев Фуртоугский водопад, не мог оторвать от него взгляд, начиная понимать, что так поразило здесь Дмитрия Менделеева. Очень давно, в мае 1886 года, великий русский ученый-химик побывал тут во главе геологической экспедиции…
Про свой фотоаппарат я вспомнил лишь только тогда, когда Аслан вдруг стал легко взбираться наверх по едва различимым скальным выступам. И он бы наверняка достиг самой кромки скалы, с которой вниз срывается бурный поток воды, если бы его не остановил Борис Харсиев. Любоваться силой и ловкостью настоящего горца – занятие, конечно, приятное, но в то же самое время и достаточно нервное.
- Посмотрим, как он оттуда слазить теперь будет, - с сомнением в голосе произнес Борис.
В этот момент Аслану кто-то позвонил. Достав телефон и разговаривая со своим собеседником, он вмиг оказался рядом с нами…

ВОСХОЖДЕНИЕ К ОБЛАКАМ

Этот субботний день в моей жизни теперь вряд ли можно отнести к разряду обычных выходных.  О том, что ученые во главе с Борисом Харсивым планируют совершить восхождение на священную Мят-Лоам (Столовую гору), речь время от времени, конечно, заходила. И на то, то мне не удастся остаться в стороне от этого мероприятия, Борис тоже намекал. Порой даже слишком уверено. Однако лично у меня уверенности в том, что я пойду на вершину, вовсе не возникало. Мне казалось вполне достаточным любоваться Столовой горой и фотографировать ее с балкона нашего уютного гостиничного номера.



 Зов этой вершины, часто скрытой за облаками, как-то не достигал моего сердца. Однако вскоре я понял, что избежать участи покорителя Столовой горы мне не удастся. В особенности после того, как Рамзан Цуров, узнав, что я приехал в горы без необходимой амуниции, снабдил меня бейсболкой, кроссовками и курткой с ингушской символикой и надписью «Ингушетия» на спине. Да и как-то польстили мне, признаться, слова ученых о том, что я буду первым журналистом газеты «Сердало», ступившим на вершину Столовой горы.



Ранним утром следующего дня Рамзан доставил нас на своей машине в высокогорный аул Бейни – начальную точку нашего маршрута. Минуту спустя сюда же подъехали ребята из национальной телекомпании «Магас» Хаваж Долаков и Илез Ханиев. Подоспел сюда на своем коне и житель Джейраха 22-летний студент Илез Томов.



 Все мы, за исключением Бориса Харсиева и ученого секретаря ИнгНИИ Лемки Агиевой, впервые принимали участие в подобном восхождении. Больше всего я недоумевал, как согласилась на это интеллигентнейшая Мадина Мальсагова – кандидат филологических наук, преподаватель Ингушского госуниверситета.
Тем временем наша «отважная семерка» выступила в путь, вооружившись последними советами Рамзана Цурова, который с самого детства ходит на Столовую гору как к себе домой. Только в нынешнем сезоне он побывал на вершине уже раз десять, сопровождая разные группы.



История этих мест стара как мир. На самой вершине Столовой горы, на высоте 3000 метров над уровнем моря, находится сохранившийся до наших дней древний ингушский культовый памятник - храм-святилище Мят-Сели. Божество Мят-Сели считалось покровителем земледелия и плодородия и приносило в дом достаток и благополучие. Люди наделяли это божество могущественными силами, и потому почитали его не только живущие в окрестностях Мят-Лоама ингуши, но и жители соседних осетинских сел, хевсуры из горной Грузии, а также чеченцы.



Письменные источники свидетельствуют, что в древности наиболее распространенными у ингушей были общественные моления о дожде, устраиваемые во время засухи в своих сельских и родовых святилищах. Чаще всего моления с целью вызывания дождя совершались в наиболее известном и почитаемом святилище Мят-Сели на священной горе Мят-Лоам. Моления проводились только в среду – «Сели ди». Этот обряд подробно описан Чахом Ахриевым.
Процессия, состоящая из жителей окрестных сел, во главе со жрецом поднималась на священную гору к святилищу Мят-Сели. Впереди процессии вели жертвенного быка, рога которого были обмотаны белой материей. На вершине горы его ставили обращенным головой к востоку. Затем верховный жрец, так же обратившись лицом на восток, произносил молитву, в которой просил бога дать дождя и большого урожая. После окончания моления быка резали и здесь же в огромных котлах варили мясо, кроме этого молящиеся приносили с собой сыр, вино, обрядовые хлебцы. По свидетельству современников, такие обрядовые моления, проводились вплоть до начала XX века. Доподлинно известно, что еще в 1925 году, во время сильной засухи, жители Джейрахского ущелья молились о дожде и устраивали в святилище на Столовой горе жертвоприношения.
Молодежь участия в этих обрядах не принимала, устраивая на Столовой горе увеселения и различные состязания. По некоторым свидетельствам, на священной горе собирался народный совет, принимавший важные решения, проходили турниры, на которых определялись лучшие ингушские джигиты.
Со Столовой горой и находящимися на ее вершине древними ингушскими святилищами связано немало легенд и сказаний. Этнографами и археологами открыты еще далеко не все тайны этого загадочного места.
Уже первые шаги по круто уходящей вверх горной тропе дали знать о себе сбитым дыханием и усталостью в ногах. Поэтому все были рады первому привалу у знаменитого родника Жижа-хаст (в первом слове названия родника ударение делается на второй слог). Бьющий из скальных пород, этот родник, ухоженный заботливыми человеческими руками, радует путников своей чистой и изумительно вкусной водой. Несмотря на то, что вода здесь очень холодная, неизвестны случаи, чтобы кто-то простыл из-за этого. Но это последний источник воды на всем остальном пути к вершине Столовой горы, который еще только начинается...
Продолжая свое восхождение, в какой-то момент мы все разом заметили, что вдруг куда-то отступила одышка и исчезла усталость. Наверное, сказался горный воздух, наполненный ароматом целебных трав. 




Мадина Мальсагова насчитала их тут огромное количество. С заметным удовольствием щипал сочную густую траву мирно бредущий вслед за нами конь Илеза Томова. Полная идиллия воцарилась. И хотя усталость потом еще не раз возвращалась к нам, никто больше не испытывал недостатка кислорода.
Вообще, путешествовие в кампании ученых может быть, скажу я вам, весьма увлекательным. Борис Харсиев за время восхождения рассказал нам много интересного об этих местах.



- Видите вон ту одинокую боевую башню? - в очередной раз указывает он куда-то вниз. – Это Ижерки-коу, стоящая в окрестностях селения Ляжги. Когда-то давно люди покинули ее в одну ночь. Просто снялись с места и куда-то ушли. Никто не знает, что заставило их навсегда покинуть свое жилище. Там кроется какая-то страшная загадка. Лишь немногие смельчаки отваживаются с той поры приближаться к этой башне. Сегодня неизвестно даже, кому она принадлежала…
Чем выше поднимались мы на Столовую гору, тем выразительней и величественней становился окружающий пейзаж. Вскоре мы поменялись местами с орлами, которые сначала парили нашей группой, а потом мы поднялись выше этих гордых птиц.
- Смотрите-ка, - вскрикнул кто-то, указывая на орла, камнем падающего на крутой склон горы - он добычу почуял!
- Нет, это он нас почуял, собратьев своих!
Восторг наполнял наши сердца…





Ничем не передать то ощущение свободы, которое испытываешь, поднимаясь на вершину. Мне кажется, я начал понимать, что так влечет людей к облакам, к высотам, пронзающим небо, что испытывает в горах наша отважная альпинистка Лейла Албогачиева, дважды покорившая Эверест, и почему пошел на Столовую гору Борис Харсиев, мучимый страшной болью в ноге, которую собираются оперировать израильские врачи.






Наш авангард - Лемка Агиева и съемочная группа телекомпании «Магас» - вырвался вперед. К тому времени, когда мы дойдем до святилища Мял-Сели, Лемка наведет в нем порядок, соберет и подожжет мусор с прилегающей к святилищу территории. Издали это будет смотреться так, словно на Мят-Лоаме снова запылал жертвенный огонь.
А мы на время остановились у ворот на Столовую гору. Это две скалы, разомкнувшие почти идеально ровный снизу до верху, неширокий проход, за которым синеет противоположная горная гряда, которой мы любовались, поднимаясь на Столовую гору.




Здесь Илез Томов показал нам чудеса джигитовки на своем верном коне. У меня есть фотография, где этот джейрахский парнишка запечатлен на фоне каменных ворот стоящим на спине коня. Как стражник этих ворот, он уверенно и гордо смотрит в объектив моего фотоаппарата.
Кто знает, случайно ли наше восхождение оказалось таким наполненным тайного смысла и символами? Здравствуй, священная Мят-Лоам!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Спуск со Столовой горы занял у нас гораздо меньшее время. В аул Бейни за нами снова приехал Рамзан Цуров и по дороге в ЛОК «Армхи», пригласив на вечер к себе, предупредил, что скоро снова заедет за нами.
Оказалось, что в ЛОКе многие уже знали о нашем восхождении. Поэтому до своих номеров мы добрались не сразу, отвечая на вопросы отдыхающих. А вечером нас ждал изысканный ужин в доме Рамзана. Хозяйка этого дома Мадина, известный, кстати, в нашей республике педагог, выросшая в хорошей семье из Малгобека, постаралась на славу, чтобы гости чувствовали себя легко и непринужденно. В этом ей помогала 19-летняя дочь, собкор нашей газеты по Джейрахскому району, девочка-вундеркинд, в 14 лет ставшая студенткой престижного лингвистического университета и недавно успешно окончившая его. Думаю, что приятные часы, проведенные в гостеприимном доме Рамзана Цурова, надолго запомнятся каждому из нас.
На следующий день мы покидали Джейрахский район. Но прежде чем уехать отсюда, я попросил отвезти меня к одному из старейших жителей этих гор Аббасу Илиеву. 



Он живет в селении Гули в окружении большого семейства. Дедушка Аббас оказался весьма словоохотливым человеком, и мы едва не опоздали к уходящему из Джейраха автобусу. Благо, что наш добровольный гид Закри Томов, услугами которого ученые пользовались все эти дни, чувствовал себя за рулем своей «Волги», стремительно несущейся по горной дороге, вполне уверенно.
По пути домой я в последний раз оглянулся на арку, венчающую въезд в Джейрахский район и вспомнил прочитанные где-то слова: история – это союз между умершими, ныне живущими и еще неродившимися. Нигде прежде я не чувствовал справедливость этих слов так остро и пронзительно, как здесь, где парень, продолжающий музейное дело своего отца, ни минуты не сомневается, что когда-нибудь это дело продолжит и его собственный подрастающий сын; где 19-летний студент с каким-то искренним смущением говорит: я столько прожил тут, а сегодня впервые иду на Столовую гору; где солидные ученые как дети радуются совсем уж незначительной, на первый взгляд, находке.
Это наши горы, наша судьба и наша бессмертная история, которая будет продолжаться в веках.

Ахмет ГАЗДИЕВ

Фото автора

ОФИЦЕРСКОЙ ЧЕСТИ НЕ ПОСРАМИТ



28 июня на плацу Нарышкинского бастиона Петропавловской крепости печатали шаг курсанты Санкт-Петербургского военного института внутренних войск министерства внутренних дел Российской Федерации. В этот  день здесь, в историческом месте северной столицы, проходил торжественный ритуал вручения лейтенантских погон нынешним выпускникам института, за плечами которых остались пять лет напряженной учебы и службы. 235 молодых офицеров пополнили ряды внутренних войск МВД России. В ознаменование этого события ровно в полдень был произведен выстрел из пушки Нарышкинского бастиона. На следующий день на плацу военного института состоялся выпуск молодых лейтенантов, которым были вручены дипломы об окончании вуза. Среди обладателей новеньких погон и красного диплома престижного института оказался единственный ингуш Хусейн Газдиев, житель села Базоркино (Чермен) Пригородного района.


Досье:
Федеральное государственное военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский военный институт внутренних войск министерства внутренних дел Российской Федерации» осуществляет подготовку кадров для замещения офицерских должностей тактического звена во внутренних войсках министерства внутренних дел Российской Федерации с присвоением воинского звания «лейтенант». Выпускник получает диплом о высшем профессиональном образовании по специальности «Юриспруденция».
В институте, который ведет свою историю с 12 октября 1944, на сегодняшний день создана и непрерывно развивается современная материально-техническая база, профессорско-преподавательский состав института насчитывает более 20 докторов наук, 20 профессоров и 100 кандидатов наук.
Трое выпускников Санкт-Петербургского военного института внутренних войск были удостоены звания Героя Советского Союза, десять стали Героями России, проявив мужество при исполнении служебного долга.

ВИДЕТЬ своих детей достойными людьми хотят все родители. Разумеется, такими были и родительские ожидания Хасана Хамзатовича и Эсет Хамбертовны Газдиевых. Воспитывая пятерых детей, они стремились привить им лучшие качества и сами служили примером для них. Глава этой большой и дружной семьи в свое время окончил Горский сельскохозяйственный институт, а в восьмидесятых годах возглавлял администрацию родного села, пользуясь уважением и авторитетом односельчан. Его верная спутница тоже всегда была на виду, совмещая работу с заботами у домашнего очага.
Сегодня можно с полным основанием сказать, что родительские труды этой замечательной пары, делившей на жизненном пути радости и печали, не пропали даром. Старшие сыновья и дочери Хасана Хамзатовича и Эсет Хамбертовны – Башир, Руслан, Мадина и Амина – уже нашли свое место в жизни. А теперь важный этап преодолел и их младший сын Хусейн, с честью выдержавший экзамен на прочность и ставший офицером…
Быть военным Хусейн, как и многие ингушские мальчишки, мечтал с самого детства. И уже тогда он стал приближать свою мечту – хорошо учился в школе, много читал и постоянно занимался спортом. Будучи самым младшим в семье, он, тем не менее, рос не избалованным ребенком, всегда умел постоять за себя и, обладая обостренным чувством справедливости, нередко вступался в мальчишеских спорах за слабого. Сверстники уважали его за эту справедливость и честность, школьные наставники хвалили за прилежание и воспитанность, а родители всегда учили оставаться человеком в любых обстоятельствах, уважать окружающих и помнить о своих корнях.
В 1992 году во время кровавых событий в Пригородном районе семья Газдиевых была вынуждена покинуть свое родовое село. Они обрели пристанище в Грозном. Но не надолго – совсем скоро вспыхнула первая чеченская война. Газдиевы снова стали беженцами.
Те безумные времена сломали много человеческих судеб, поселив в сердцах людей безысходность, боль и отчаяние. Но и много примеров настоящего жизненного подвига явили они. Хасан Хамзатович и Эсет Хамбертовна уберегли своих детей от тлетворного дыхания войны – те не ожесточились, не озлобились, не перестали верить в светлые идеалы и в торжество справедливости. А в 1998 году семья Газдиевых одной из первых вернулась в Базоркино (Чермен), чтобы заново отстроить на пепелище свой дом, чтобы снова жить на благословенной земле предков. Здесь маленький Хусейн пошел в первый класс.
- Уже где-то в пятом-шестом классе я твердо решил для себя, что обязательно стану военным, - вспоминает Хусейн Газдиев. – Поэтому после окончания школы сразу собрал все необходимые документы и сдал их в Назрановский военкомат. Через месяц после этого из Санкт-Петербурга пришел ответ – меня приглашали в институт для прохождения вступительных испытаний. Оказалось, что сложнее всего было пройти психологическое тестирование – многие поступавшие вместе со мной ребята на этом этапе были отсеяны. А остальные, в том числе и я, первые два месяца учебы провели на полевом выезде за городом, жили в лесу. Это тоже была своего рода проверка. Приехать домой я смог уже только через полгода.
Признаюсь честно, для меня это было самое трудное время. С учебой и службой я справлялся легко, но очень скучал по дому и по родным, впервые оказавшись так далеко от них. Однажды появилась даже мысль написать рапорт и отчислиться из института. Но мне очень не хотелось разочаровывать родителей, которые всегда верили в меня, и я настроил себя на победу. А вскоре привык к своей новой жизни, приезжая домой всего два раза в год.
Умение преодолевать себя, конечно, еще не раз пригодится Хусейну Газдиеву – он выбрал настоящую мужскую профессию, которая не предполагает внутренней расслабленности. Но воспитав в себе сильный характер и силу духа, это парень уверенно смотрит в будущее.
- Я намерен посвятить военной службе всю жизнь, а не просто отработать быстренько свой контракт и уйти куда-то в другую сферу, - говорит он. – И служить я постараюсь так, чтобы никому и никогда не пришлось краснеть за меня, чтобы мной всегда гордились мои родные, и гордилась моя Ингушетия...
Несмотря на то, что в Санкт-Петербургском военном институте внутренних войск России учится много молодых кавказцев, посланцев Ингушетии здесь за последние годы было всего трое. Когда Хусейн в 2009 году заканчивал первый курс, состоялся выпуск у Руслана Тутаева. Руслан начал свою службу на Урале, а сейчас продолжает служить в Дагестане. Парни до сих пор поддерживают связь. После выпуска Хусейна в институте остался единственный ингуш Магомед Евкуров. Он уже перешел на четвертый курс. Столь малочисленное присутствие в вузе ингушей, накладывает на наших парней особую ответственность. Каждый из них понимает, что представляет здесь народ с древними воинскими традициями и должен не посрамить память предков, гордых орлов Кавказа, во все времена умножавших славу русского оружия.
- У нас был многонациональный курс, - говорит Хусейн. - Вместе со мной учились русские ребята, представители многих народов Дагестана, кабардинцы, балкарцы, осетины, был один чеченец и несколько азербайджанцев. И между нами никогда не возникало никакого недопонимания, не было никаких трений.  Мы жили в одной казарме, ели из одного котла и, даже выходя на пару часов в увольнение в город, держались вместе, потому что чувство локтя дорогого стоит. Мы стали одной большой семьей, где каждый был готов в любое время прийти на выручку другу. Теперь я знаю, что означает настоящее военное братство. Наше братство не раз прошло испытание на полевых выездах, на тактико-специальных учениях, во время несения патрульной службы на улицах и в общественных местах города, а также в тех нередких случаях, когда личный состав военного института привлекался к выполнению задач по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, пресечению возможных противоправных действий и недопущению подготовки террористических и экстремистских акций в период проведения в Санкт-Петербурге различных международных, политических, спортивно-массовых мероприятий, парадов и демонстраций на Дворцовой площади, матчей по футболу. В июне этого года, к примеру, мы во взаимодействии с другими силовыми структурами обеспечивали, как и в прежние годы, безопасность проведения XVII Петербургского международного экономического форума, в котором участвовали делегации из многих стран мира. Командующий войсками Северо-Западного регионального командования внутренних войск МВД России дал высокую оценку организации несения службы, уровню подготовки наших военнослужащих и поблагодарил весь личный состав за службу.
Вообще, должен сказать, что к курсантам военного института предъявляются жесткие требования. Если в других институтах ближе к выпуску учиться становится все же легче, то у нас напротив: чем старше курс – тем труднее. Особое внимание уделяется физической подготовке. Каждый из нас имел возможность проверить себя на выносливость. С учетом того, что будущий офицер должен постоянно развиваться физически, недостаточно было сдавать одни и те же нормативы – требования со временем увеличивались. А так как я решил, что армия станет моим домом на долгие годы, то и изучению военных предметов, которые понадобятся мне в будущем, уделял много времени – огневой подготовке, тактике, служебно-боевому применению внутренних войск, военной топографии и т.д. Эти предметы очень пригодятся мне во время службы в войсках.
На четвертом курсе Хусейн Газдиев проходил военную практику в должности командира роты отдельного батальона оперативного назначения в городе Лабинске Краснодарского края. Здесь он прошел стажировку и, получив общую оценку «отлично», вернулся в Санкт-Петербург и успешно перешел на пятый курс.
Последний год учебы в институте пролетел для Хусейна стремительно. Времени свободного совсем не было – военные и юридические государственные экзамены, преддипломная подготовка и защита диплома... Не успел он оглянуться, как подошло время выпуска.
Юный лейтенант Газдиев, застывший на плацу в парадном строю однокашников, был в этот день взволнован и счастлив. А родители, приехавшие к нему на выпуск, могли гордиться своим красавцем-сыном: он сполна оправдал их надежды. Хусейн за пять лет многое сделал для того, чтобы увидеть сейчас эту радость в их глазах. И хотя теперь впереди у него нелегкая военная служба, можно не сомневаться – он не подведет. Пусть хранит Хусейна Всевышний на его нелегком пути.
- Я очень благодарен родителям за их поддержку, за то, что пять лет назад они согласились с моим выбором и поверили в мои силы, - признается этот парень. – И я приложу все усилия для того, чтобы быть полезным своей стране и людям.
Чувство благодарности Хусейн Газдиев испытывает и ко многим своим институтским наставникам, под началом которых он постигал военные науки. Среди них подполковник Р.В.Асакаев, полковник С.Н.Цветинский, подполковник В.В.Загородниев, подполковник В.А.Тихонов, полковник Ф.С.Луценко, полковник  В.А.Король и другие. С большой теплотой говорит он о своем командире роты майоре М.С.Павлове, который был для своих подчиненных настоящим отцом-командиром - заботливым и внимательным, а курсанты отвечали ему за это безграничным уважением.
Молодые офицеры, нынешние выпускники Санкт-Петербургского военного института внутренних войск министерства внутренних дел Российской Федерации, будут проходить службу в различных уголках нашей страны. Хусейн Газдиев поступил в распоряжение центрального регионального командования внутренних войск МВД РФ. Его краткосрочный отпуск близится к концу, и совсем скоро он отправится к месту своей службы, которая начнется для него в одной из частей Московского региона. Парень полон решимости сделать военную карьеру, обрести опыт, расширить свои познания в военных науках и когда-нибудь перевестись служить в Ингушетию, чтобы быть полезным и взрастившей его отеческой земле.
Офицерское «Честь имею!» он не посрамит.

Ахмет ГАЗДИЕВ

Асият ТУТАЕВА. ВЛЮБЛЕННАЯ В ЖИЗНЬ

В стенах 1-го Ленинградского медицинского института бережно хранят память о своих питомцах, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественн...